Шарль Моррас

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Charles Maurras.jpg

Шарль Моррас (фр. Charles Marie Photius Maurras; 20 апреля 1868, Мартиг, Буш-дю-Рон — 16 ноября 1952, Тур) — французский журналист, публицист и поэт, теоретик интегрального национализма.[1] Основатель Аксьон Франсез.

Биография[править]

Второй сын сборщика налогов Жана Аристида Морраса (1811‒1874) и Марии, урожденной Гарнье, ревностной католички.[2]

3 января 1874 года умирает отец Морраса и семья переселяется в небольшой город Экс-ан-Прованс, где в 1876 году Шарль поступает в управляемый священниками Сollège Catholique.

В четырнадцать лет Шарль внезапно оглох, эта беда заставила его отказаться от юношеской мечты стать офицером флота и сосредоточиться на поэзии, философии, а потом и политике.

Закончив училище в 1885 году, молодой Моррас переезжает в Париж. В этом же году Моррас написал большую статью о Фоме Аквинском, которая встретила восторженные отклики и была опубликована в серьезном журнале «Анналы христианской философии». С 18 лет Моррас в Париже, живет на гонорары, пишет по 2‒3 статьи в неделю для различных изданий. Основные темы — философия, политика, наука, литература.[3]

Шарль Моррас стал видным представителем националистической линии во французской публицистике. Национализм Морраса проявился еще в конце XIX века, когда в ходе дела Дрейфуса он встал в ряды антидрейфуссаров.

В 1899 году Моррас создаёт монархическую группу организационно оформившуюся в 1905 году как «Action française». После принятия во Франции закона о разделении церкви и государства (1905), «Аксьон Франсез» выступало за восстановление римского католицизма как государственной религии.

В конце 19 века Моррас начинает издавать пропагандистский бюллетень Bulletin de l’Action Francais, который впоследствии выходил под названием Revue de l’Action Francais, а с 1908 года стал еженедельной газетой движения, существующей и поныне. Тираж в 30 тысяч экземпляров пополнило «Аксьон Франсез» тысячами новых сторонников и сделало Морраса влиятельной фигурой во французской политике. Именно из корреспондентов Revue de l’Action Francais вышел почитатель концепции итальянского фашизма Жорж Валуа — основатель французского движения «Фесо» (фр. Faisceaux).


Утверждая превосходство «латинской расы» над другими (книга «Опрос по поводу монархии» — «Enquçte sur la monarchie», 1900‒1909), Моррас видел это превосходство в стремлении к «дисциплине», к сильному государству (чему находил подтверждения в истории Рима, Франции XVII века) и призывал культивировать эти качества и во французах, и в политике государства.[4]

Выступая за наследственную децентрализованную монархию и государственный антисемитизм Моррас стал главным интеллектуальным и политическим деятелем крайне правых в период Третьей республики.[1]

Моррас пострадал за коллаборационизм. После освобождения Франции Лионский суд лишил его звания члена Французской академии и приговорил к пожизненному заключению. Морраса помиловали в 1952-м в связи с тем, что он был очень стар. Вскоре он умер.

Литературная деятельность[править]

Между 1886 и 1952 годами Моррас опубликовл более 10 000 своих статей, он был политическим журналистом и самым плодовитым публицистом того времени.[1] Но Моррас был не только политиком и публицистом. Он был ещё и поэтом, философом, писателем. Его волновал вопрос о предназначении интеллигенции. Он постоянно думал о патриотизме. Так, он задавался вопросом, допустимо ли врать, если ложь работает на престиж Родины.[2]

Как поэт Моррас вступил в литературу, противопоставив символизму «романскую школу» (сборники «Ради Психеи», отдельное изд. 1911; «Надписи», 1921).[4]

Политическая доктрина Морраса[править]

Политическую доктрину Шарля Морраса и его движения вполне можно «уместить» в 10 основных, фундаментальных пунктов:

1. Реставрация монархии (династия Бурбонов).

Монархия должна быть авторитарной, но не по образцу абсолютизма Людовика XIV, а, скорее, по образцу «свободной монархии» Франциска I. При монархии должна быть проведена деполитизация общества — запрещены партии и политическая пресса, распущен парламент. В то же время должна быть дана автономия провинциям, свобода творческой деятельности, свобода университетам, корпорациям, общественным палатам. Государство должно «сжаться» в своих функциях: оно держит под контролем политическую, отчасти экономическую и отчасти духовную сферы. Но в остальном этот контроль передаётся регионам, объединениям, институтам, по принципу «Авторитет сверху, свобода снизу». Ну и наконец, создаётся небольшая профессиональная армия вместо большой, основанной на всеобщей воинской повинности.

2. Децентрализация страны на основе традиционной автономии районов.

Французские провинции должны получить полную автономию в своей внутренней политике (самоуправление) и передавать «центру» лишь ограниченные полномочия. Провинции должны сами решать вопросы безопасности, науки, культуры, образования. Основная же задача «центра» — защита от внешних врагов. Эта традиция успешно функционировала до 1789 года, после Революции же ее заменили республиканским унитаризмом, которые душит своими разросшимися бюрократическими щупальцами свободу провинций жить по своим традициям.

3. Воссоединение Католической Церкви с государством.

Католицизм является исторической религией Франции, он же являлся государственно-образующей религией страны. Кроме того, Католическая Церковь является социальным институтом, который «дисциплинирует души». Духовная ипостась католичества должна играть одну из важнейших ролей в духовной сфере французского общества. Именно поэтому следует возродить ее прежнее влияние, соединив ее с государством, с монархией.

4. Создание корпоративного государства.

Общество должно быть построено на экономических, социальных и культурных объединениях — корпорациях, палатах, институтах, гильдиях, цехах, творческих союзах. Они должны решать основные вопросы внутренней политики в социальной и в экономической сфере. Всё это — естественные объединения, как и семья, и именно на них и строится общество. Государство только не допускает произвола и нарушений в системе.

5. Интегральный национализм.

Родной язык, кровь, религия, искусство, обычаи, традиции и нравы — вот что формирует нацию. Французская нация — не исключение. Франция — страна, сформированная французской нацией, её следует рассматривать как единое целое. Поэтому одна из важнейших задач государства — твёрдо защищать все основные устои французской нации.

6. Антилиберализм.

Либеральные идеи и постулаты Просвещения основываются на ложном постулате равенства всех людей. Эти идеи пришли в 1789 году и дезорганизовали Францию, начали движение страны в полную деградацию в политической, экономической, социальной и духовной сферах. До этого Франция была великим государством с процветающей культурой. Идеям Романтизма надо противопоставить идеи Классицизма, на которых, собственно, и основана Франция. А демократия приводит к власти Денег и духовному разделению общества. «Свобода» приводит к свободе богатых, «равенство» прокладывает худшим путь во власть, «братство» — это космополитизм, стирающий французскую идентичность.

7. Антисоциализм / антикоммунизм / антианархизм.

Коммунизм и социализм приводят к «экономической уравниловке», что неприемлемо, также они по сути революционны, а любая революция есть хаос, анархия, террор, разрушение традиционной структуры общества. Анархизм, разрушив государство, не сможет построить на его месте ничего дельного, он утопичен, а, следовательно, неосуществим. Анархисты честны в своём стремлении разрушать, но из их проектов может выйти только чудовищная деспотия, ибо деспотия также продукт Революции.

8. Антипротестанизм.

Протестантизм, во-первых, духовно противоположен католицизму, является революционной идеологией, ведёт с ним ожесточенную борьбу, прославляет индивидуализм, разрушает сообщества людей. Во-вторых, он исторически служил врагам Франции — Германии и Великобритании, и, в-третьих, принес с Реформацией либеральные идеи Просвещения. Поэтому с его влиянием и его проявлением в любом виде следует ожесточённо бороться.

9. Антимасонство.

Масонство — это антихристианская революционная секта, ведущая борьбу с католицизмом и традиционными консервативными ценностями. Она пришла во Францию вместе с Революцией, и должна быть ликвидирована в стране.

10. Антисемитизм.

Евреи дурны не сами по себе, но потому и только потому, что они — чужаки, пришедшие в страну и имеющие в ней непропорционально большое влияние, особенно в политике и экономике. Поэтому их влияние в этих сферах следует ограничить.[3]

Германофобия Морраса[править]

Когда началась немецко-французская война (1870), Шарлю было едва два года. В своих самых ранних воспоминаниях он свидетельствует о возбуждении и страхе тех дней. Когда он спросил, кто такие пруссаки, о которых все говорят, ему ответили: «Это злые люди, варвары с шишаками на голове». Нелюбовь к немцам Моррас пронёс через всю свою жизнь. Даже в годы нацистской оккупации Моррас не особенно скрывал это чувство, несмотря на то, что он поддерживал коллаборационистский режим маршала Петена. Германофобия стала частью идеологии «Французского действия». Однако с нацистами Морраса роднил антисемитизм.[2]

Даже Жозеф Гобино подвергался Моррасом критике на «преклонение перед германской расой».[3]

Цитаты[править]

  • «Общество может склоняться к равенству, но в биологии равенство встречается только на кладбище».

Ссылки[править]