Элегия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Элегия
лат. elegia от греч. ἐλεγεία, «элегическая», от ἔλεγος, «плач»
Отношения с другими понятиями:
Теория:
Литературоведение

Элегия (лат. elegia от греч. ἐλεγεία, «элегическая», от ἔλεγος, «плач») — жанр лирики, основным содержанием которого является размышление поэта о быстротекущей жизни, об утратах, расставании с родными местами, с близкими людьми, о том, что радость и печаль переплетаются в сердце человека. Элегия обычно несёт печальное настроение, написана от первого лица, не имеет строгой композиции. В современной поэзии элегия — это бессюжетное стихотворение созерцательного, философского и (или) пейзажного характера.

К жанру элегии обращались поэты разных литературных направлений.

Элегия в античности[править]

Жанр элегии возник в античной поэзии; первоначально так называли плач над умершим. Элегия основывалась на жизненном идеале древних греков, в основе которого лежала гармония мира, соразмерность и уравновешенность бытия, неполные без грусти и созерцательности, эти категории и перешли в современную элегию. Элегия возникла в Греции в 7 веке до н. э. (Каллин, Тиртей, Феогнид), первоначально имела преимущественно морально-политическое содержание; потом, в эллинистической и римской поэзии (Тибулл, Проперций, Овидий), преобладающей становится любовная тематика. В элегиях Катулла, Проперция, Овидия устойчивым источником эмоции становится ситуация безответной любви. Это содержание закрепил за элегией Гай Корнелий Галл (69‒68 г. до н. э. — 26 г. до н. э.), написавший четыре книги элегии и узаконивший право элегии на воспевание любви без взаимности. Форма античной элегии — элегический дистих (http://www.litdic.ru/elegiya/ ), состоящий из гекзаметра и пентаметра.

Элегия в европейской поэзии[править]

В подражание античным образцам элегии занимают важное место в латинской поэзии средних веков и Возрождения и в 16‒17 веках. Элегия переходит в новоязычную поэзию (П.де Ронсар во Франции, Э.Спенсер в Англии, М.Опиц в Германии, Я.Кохановский в Польше), переживает возрождение в эпоху классицизма, но долго считается второстепенным жанром.

Расцвет жанра наступает в эпоху предромантизма и романтизма («унылые элегии» Т.Грея, Э.Юнга, Ш.Мильвуа, А.Шенье, А.де Ламартина, «любовные элегии» Э.Парни, реставрация античных элегий в «Римских элегиях», 1790, И. В.Гёте)Элегическое сознание, претендующее на предельно индивидуалистическую позицию, явилось одним из вариантных воплощений бунтующего романтического «я». В элегиях Э.Парни усилены биографизм, мифологичность. Тема смерти разворачивается в эротическом аспекте; образ природы нагружается концептуально-жанровым значением, выступает как собеседник лирического героя. В аналогичном направлении развивается элегия Гёте: в «Римских элегиях» аллюзии из творчества римских поэтов так накладываются на личный поэтический опыт, что элегия прочитывается как аналог эпопеи, но применительно к отдельной личности.

Перси Биши Шелли посвятил огромную элегию «Адонаис» смерти друга Дж. Китса. Вот так звучит квинтэссенция элегического миросозерцания в 52 строфе этого произведения (в подлиннике и в переводе Сергея Сухарева — http://www.stihi.ru/2006/05/28-1225):


52
The One remains, the many change and pass;
Heaven's light forever shines, Earth's shadows fly;
Life, like a dome of many-colour'd glass,
Stains the white radiance of Eternity,
Until Death tramples it to fragments. - Die,
If thou wouldst be with that which thou dost seek!
Follow where all is fled! - Rome's azure sky,
Flowers, ruins, statues, music, words, are weak
The glory they transfuse with fitting truth to speak.

52
Исчезнет всё — Единое бессменно:
Век блещет небо, тень на миг мелькнёт;
Свет Вечности, как в храмине священной,
От взгляда застит многоцветный свод,
Но Смерть его в осколки разобьёт…
Умри — и ты, искатель одержимый,
У цели всех стремлений и забот:
Цветы, слова, созвучья, камни Рима
Поведают ли то, что здесь невыразимо?


Элегия в русской поэзии[править]

Элегия через переводы проникла в новую русскую литературу в 18 веке. А. П. Сумароков и В. К. Тредиаковский создавали элегии подражательного плана.

Перевод Жуковским элегии сентименталистаГрея («Сельское кладбище», 1802) положил в русской поэзии начало новой эпохе, когда элегия стала востребованной и вошла в моду. Следуя примеру Грея, в мрачноватом духе написаны такие стихотворения Жуковского, названные им самим элегиями, как «Вечер», «Славянка», «На кончину кор. Виртембергской». К элегиям причисляют и его «Теон и Эсхин» (элегия-баллада). Элегией Жуковский также назвал своё стихотворение «Море», которое сейчас рассматривается как образец этого жанра.

Во второй половине 1820 — начале 1830-х годов Пушкин обращается к философской элегии, а в 1830-е годы проявляет тенденцию к синтезу жанров: так в элегии «Погасло дневное светило…» используется балладный рефрен, стихотворение «В. Ф. Раевскому» близко дружескому посланию, «Я пережил свои желания…» — романсу, в элегии «К морю» ощутима одическая интонация, а «Безумных лет угасшее веселье…» по числу строк реконструирует сонет.

В середине 1820-х гг. русская пережила кризис, симптомом которого явились статья В. К. Кюхельбекера «О направлении нашей поэзии, особенно лирической, в последнее десятилетие» и вызванная ею полемика. Пути внутреннего обновления жанра, его тематики и стиля были найдены А. С. Пушкиным, Е. А. Баратынским, Н. М. Языковым, позднее М. Ю. Лермонтовым и Н. А. Некрасовым. Элегии занимают большое место в поэтическом наследии А. А. Фета.(КЛЭ,http://feb-web.ru/feb/kle/kle-abc/ke8/ke8-8662.htm?cmd=2&istext=1)

Во 2-й половине 19 и в 20 веке Э. писали К. М. Фофанов, А. А. Блок, И. А. Бунин; из зарубежных поэтов — Х. Ботев, Р. М. Рильке, Н. Гильен, Б. Брехт и др. Особую любовь у читателя снискали поздние элегии Сергея Есенина.

В советский период меланхолические настроения не культивировались, но поэты патриотического лагеря, ностальгирующие по иным эпохам и печалящиеся о судьбе русского народа, не могли не обратиться к этому жанру — в первую очередь это представители тихой лирики, в том числе Николай Михайлович Рубцов.

 Н. М. Рубцов. Элегия

Отложу свою скудную пищу.
И отправлюсь на вечный покой.
Пусть меня ещё любят и ищут
Над моей одинокой рекой.

Пусть ещё всевозможное благо
Обещают на той стороне.
Не купить мне избу над оврагом
И цветы не выращивать мне…

1964


Современное представление об элегии[править]

Сегодня продолжается осмысление жанра элегии, часто описываемого в специальной литературе очень расплывчато. Даётся, к примеру. такое её понимание: «Элегия — это древнейший жанр лирики, картина мира которого утверждает идею отчуждения бытия вечности от „угла“ личностного существования и реализует её на всех уровнях жанрообразования.»(http://kazorta.org/istoriya-razvitiya-elegii/) Таким образом, в элегии созерцание хода времени сочетается с противопоставлением сиюминутного скромного художественного пространства и величественного пространства прошедших эпох. Благодаря элегическому штампу читатель осмысляет в ситуации конкретного произведения несчастье одного человека как закономерность жизни народа или всего человечества.

Элегическая картина мира возрождается в ситуациях, когда перемены от государственно-национального масштаба до частно-судьбоносного характера разрушают сложившееся идиллическое представление о существовании высшей бытийной целостности. Отсюда интерес к жанру в переходные времена. Элегия явилась, чтобы на уровне прекрасного компенсировать надолго попранную идею божественной гармонии. Популярность элегии в мировой поэзии надо воспринимать как раскаяние думающих личностей за содеянное. По большому счету, абсолютная созерцательность (или бездеятельность) элегического героя выражают степень прозрения Поэта: отныне вернуть чувство свитости с Вечным началом можно только на внелогично-инфернальном уровне. Активному действию в элегии места нет. (http://kazorta.org/istoriya-razvitiya-elegii/)

Музыкальные элегии[править]

На основе литературной элегии обозначились элегии в музыке. Г.Перселл один из первых использовал элегию как вокальный жанр (Пасторальная элегия на смерть Дж. Плейфорда, 1687; Три элегии на смерть королевы Мэри, 1695).

В 18‒19 вв. в жанре элегии работали многие композиторы, в том числе Л.Бетховен («Элегическая песнь», op. 118).

Жанр элегии оказал влияние на развитие русского романса. Русский элегический романс — это, как правило, вокальный монолог с простой фортепианной фактурой («Не искушай меня без нужды» М. И. Глинки, слова Е. А. Баратынского; «Я помню глубоко» А. С. Даргомыжского на слова Д. В. Давыдова; «Для берегов отчизны дальной» А. П. Бородина на слова А. С. Пушкина и др.).

Инструментальные элегии появились в 19 в. Это фортепианные элегии (Ф.Лист, Ф.Бузони, Э.Григ, П. И. Чайковский, С. В. Рахманинов), а также элегии для фортепиано, скрипки и виолончели (Рахманинов), виолончели и фортепиано (Г.Форе) и др. (http://encyclopaedia.biga.ru/enc/culture/ELEGIYA.html)