Китс, Джон

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Джон Китс (англ. John Keats; 31 октября 1795, Лондон23 февраля 1821, Рим) — поэт младшего поколения английских романтиков. Считается одним из крупнейших английских поэтов.

В викторианскую эпоху Китс стал одним из самых популярных и хрестоматийных поэтов Великобритании. Особенно восхищались им прерафаэлиты.

Биография и творчество[править]

Биография Китса соответствует основным романтическим "канонам". Первый биограф и первый издатель Китса Ричард Монктон Милнз (впоследствии лорд Хотон) свел краткую жизнь поэта к простой формуле: "Несколько верных друзей, несколько прекрасных стихотворений, страстная любовь и ранняя смерть". Кроме того, в нём многие видят наиболее последовательного сторонника романтической теории "искусства для искусства", не желавшего приспосабливаться к действительности.

Родился 31 октября 1795 в Финсбери, северной части Лондона; старший сын Т.Китса, работника на платной конюшне, потом ее управляющего – после женитьбы на дочери владельца. Он был первенцем у Томаса Китса (род. ок. 1775) и Фрэнсис Китс, урождённой Дженнингс (род. 1775). Затем последовали братья Джордж (1797—1841), Томас (1799—1818), Эдвард (1801—1802) и сестра Фрэнсис Мэри (Фанни, 1803—1889).

Отец Китса погиб в апреле 1804, мать всего через десять недель повторно вышла замуж, и дети росли десять лет в основном под опекой бабушки со стороны матери. Мать Китса умерла в 1810 от чахотки, которая впоследствии свела в могилу всех ее сыновей.

Опекунами осиротевших детей были назначены Джон Науленд Сэнделл и Ричард Эбби. В 1816 году после смерти Сэнделла единственным опекуном стал Ричард Эбби, чаеторговец по профессии.

В 1803–1811 Китс обучался в школе в соседнем Энфилде. В 1811 он на четыре года поступил в ученики к хирургу. Эти годы отмечены возрастающим интересом к поэзии; свое первое стихотворение он написал в 1814. В 1816 он сдал экзамены на врача и фармацевта, но именно с этим годом связано начало его становления как поэта. В мае Китс впервые опубликовал свое стихотворение - сонет "К одиночеству", и в этом же году написал еще несколько сонетов и два больших стихотворения: "Я вышел на пригорок – и застыл" и "Сон и Поэзия". Спустя год он решительно отказался от медицинской карьеры.

Глубокое проникновение духом эллинизма пришло в поэзию Китса интуитивно, так как он мог читать греческих поэтов только в переводе. Вскоре Китс оставил занятия медициной в лондонских госпиталях и сосредоточился на литературе. Он увлекался творчеством Спенсера и Гомера и стал одним из членов небольшого кружка, в который входили критик Ли Хант, бывший неофициальным его руководителем, а также Уильям Хэзлит, Хорэс Смит, Корнелиус Уэбб и Джон Гамильтон Рейнольдс. Консервативные критики вскоре уничижительно окрестили кружок «Cockney school», то есть школа простонародных авторов. Шелли, хоть и будучи человеком знатного происхождения, был тоже близок к этому кружку.

Стеснённые денежные обстоятельства сделали жизнь Китса в этот период крайне трудной; он от природы был человеком болезненным, и его организм был ослаблен под давлением нужды. Много душевных страданий причинила ему его любовь к Фанни Браун, с которой они были помолвлены, но так и не смогли пожениться из-за его затрудненного материального положения. В 1817 г. Китс издал первую книжку лирических стихов, а в следующем году — большую поэму «Endymion». Близкие друзья тотчас же оценили его высокое дарование и оригинальность, но журнальная критика с непонятным озлоблением напала на дебютирующего поэта, обвиняя его в бездарности, аффектации и отсылая его в «аптекарскую лавочку готовить пластыри». Особенной свирепостью в этой кампании против Китса отличились консервативные журналы «Quarterly Review» и «Blackwood»; статьи авторитетного в то время критика Джифорда были полны грубыми насмешками, что не могло не ранить психику впечатлительного, темпераментного поэта.


После сентября 1819 Китс ничего значительного не создал. Материальное его положение ухудшилось по вине брата Джорджа. Он обручился с Фанни Браун, но надежды на скорый брак не было. 3 февраля 1820 у Китса пошла горлом кровь. Так начался год его, как он выразился, «посмертного существования». Китс успел подготовить и выпустить (в июле) третью книгу стихотворений, куда вошла бóльшая часть его величайших творений, и в сентябре отплыл в Италию вместе с Дж.Северном, но бороться с болезнью было уже поздно. Последние месяцы он ужасно мучился, его преследовал страх смерти, но больше всего терзали мысли о Фанни. Китс скончался на руках у Северна 23 февраля 1821.

Существовавшее долгое время мнение, что жизнь поэта «угасла от журнальной статьи» («snuffed out by an article», по выражению Байрона), сильно преувеличено, но несомненно, что нравственные переживания, среди которых нападки критики сыграли главную роль, ускорили развитие чахотки, которой страдали в его семье. В 1818 году Китса отправили на зиму в южный Уэльс, где он ненадолго поправился и много писал; однако болезнь скоро возобновилась с прежней силой, и он стал медленно угасать. Он сознавал это и отражал в своих одах и лирических стихотворениях меланхоличное настроение уходящей молодости и таинственную торжественность перехода от жизни к смерти. В 1820 г. Китс уехал, в сопровождении своего друга, художника Северна, в Италию, где ему суждено было провести последние месяцы своей жизни. Его письма и последние стихотворения исполнены благоговением перед природой и красотой. Незадолго до смерти поэта вышла третья книга его стихов, содержавшая наиболее зрелые его произведения («Гиперион», «Изабелла», «Канун святой Агнессы», «Ламия»). Она была очень тепло принята читателями, однако Китсу уже не суждено было об этом узнать: он скончался 23 февраля 1821 года.

Поэт был похоронен на Римском протестантском кладбище; на могильном камне вырезана написанная им самим эпитафия: «Здесь покоится тот, чье имя было начертано на воде» («Here lies one whose name was writ in water»).

Характеристика основных произведений[править]

Поэзия Китса привнесла в английский романтизм новый для того времени элемент эллинизма, а также культ красоты и гармоничного наслаждения жизнью. Во всей своей силе эллинизм Китса сказался в двух его больших поэмах: «Эндимион» и «Гиперион», а также в стихотворении «Ода к греческой вазе».

В «Эндимионе», разрабатывающем миф о любви богини луны к пастуху, Китс обнаружил неисчерпаемое богатство фантазии, переплетая между собой множество греческих легенд и присоединяя к ним более сложные, спиритуалистические поэтические построения. Запутанность фабулы и сложность эпизодов сильно затрудняет чтение поэмы, но отдельные места — преимущественно лирические отрывки — принадлежат к числу лучших страниц во всей английской поэзии. Замечательны в этом отношении гимн Пану, глубоко проникнутый пантеизмом (II песнь), и песнь индийской девушки (IV песнь), переходящая от воспевания грусти к буйному гимну в честь Вакха. Неудержимое влечение Эндимиона к неведомой богине, явившейся ему во сне, тоска и отчужденность от земных связей, временное увлечение земной красавицей, оказывающейся воплощением его бессмертной подруги, и конечное единение с последней — все это символизирует для поэта историю человеческой души, свято хранящей в себе образ вечной красоты и ищущей воплощение своего идеала на земле.

«Гиперион» — незаконченная поэма о торжестве олимпийских богов над предшествовавшим им поколением титанов, более строга по форме и полна глубокого трагизма. Речи побежденных титанов, в особенности пламенные воззвания непокорной Теи, воплощающей величие гибнущих титанов, напоминают наиболее вдохновенные эпизоды «Потерянного Рая» Мильтона. Китс отразил эстетическую теорию, навеянную духовной близостью с античным миром, и сформулировал её в следующем стихе: «Красота есть правда, правда — красота; это все, что человек знает на земле и что он должен знать». Наряду с эллинизмом, выражающимся в культе красоты, в его поэзии обнаруживается и элемент мистицизма: поэт видит в красоте природы символы иной, более высокой, вечной красоты.

Вершина творческого взлета Китса пришлась на апрель и май 1819 года, когда были созданы пять од, из которых четыре – "Ода Психее", "Ода Соловью", "Ода греческой вазе" и "Ода Меланхолии" – относятся к вершинам поэзии на английском языке. В этих одах Китс обращается к собственным мыслям и переживаниям, чтобы выявить глубинные противоречия своей творческой жизни. Каждая ода имеет свой композиционный стержень, центральный образ-символ (например, Соловей или ваза), который провоцирует лирического героя на спор с самим собой. Между поэтом и птицей, обреченностью человека и нетленной, но и внечеловеческой красотой природы и искусства разверзается бездна. Летом и осенью 1819 (последние месяцы его творческой жизни) Китс написал две примечательные вещи. В трагической поэме Ламия (Lamia) он раскрыл некоторые конфликты, ставшие для него характерными: между вымыслом и реальностью, чувством и мыслью, красотой и правдой, – раскрыл так, что его мастерство иронии, скептицизм и дар психологического анализа впервые предстали во всей своей полноте. Еще поразительнее фрагмент переработанного варианта Гипериона – Падение Гипериона. Видение (The Fall of Hyperion: A Dream). Китс дерзнул вести повествование от первого лица и превратил поэму о божественном Аполлоне в поэму поиска, героем которой выступает сам автор, в поэму-размышление о назначении поэта в мире, где человек обречен на боль, страдания и смерть. Тревожное, мистическое настроение поэта отражено в его балладах, таких как «Канун святой Агнессы», «Изабелла» , в которых звучат мотивы народных поверий.

В 1820 г. Китс готовил для печати свои поэмы, а написал всего несколько полных отчаяния стихотворений. К двадцати четырем годам его поэтический путь был пройден. До последнего он продолжал писать только письма, к которым питал пристрастие с самых юных дней. Характерно, что корреспонденты Китса - братья, сестра, невеста, друзья - тщательно сохраняли эти письма; впервые их собрал и в 1848 г. опубликовал первый биограф и издатель Китса Ричард Монктон Милнз (Н.Дьяконова, http://www.epwr.ru/quotauthor/200/).

После смерти Китса значение его для английской поэзии преувеличивалось его поклонниками и оспаривалось его противниками; долгое время его творчество связывали с литературным кружком, из которого он вышел. Нападки на него делали те, кто метил в так называемую «Cockney-School» Ли Ханта. На самом деле он связан был с этой группой только личной дружбой. Критика следующих поколений, чуждая подобных предубеждений, осознала это и оценила гений Китса и достоинства его поэзии. Ныне ему отводится место в английской литературе наравне с Байроном и Шелли, хотя его стихи заметно отличаются от стихов последних по настроению и внутреннему содержанию. Если Байрон олицетворял «демонизм» в европейской поэзии, а Шелли был адептом пантеизма, то Китсу принадлежит создание глубоко-поэтического направления, где внимание поэта концентрируется на внутреннем мире человека. Последователями Китса стали, через 30 лет после его смерти, поэты и художники прерафаэлитской школы в лице Россетти, Морриса и других, чье творчество способствовало возрождению английской поэзии и изобразительного искусства.


Хронология основных произведений[править]

1814 — сонет «Как голубь из редеющего мрака…» («As from the darkening gloom a silver dove…»), написанное по случаю смерти бабушки.

1816 — сонет «К одиночеству» (O Solitude! if I must with thee dwell,..), стихотворения: «Я вышел на пригорок — и застыл» (I stood tip-toe upon a little hill…) и «Сон и Поэзия» (Sleep and Poetry).

1817 — первая книга — «Стихи» (Poems), посвящённая Ханту.

1818 — поэма «Эндимион» (Endymion), поэма «Изабелла, или Горшок с базиликом» (Isabella, or The Pot of Basil).

1819 — романтическая поэма «Канун Святой Агнессы» (The Eve of St. Agnes).

1819 г. — «Ода Психее» (Ode to Psyche), «Ода Соловью» (Ode to Nightingale), «Ода к греческой вазе» (Ode on a Grecian Urn), «Ода Меланхолии» (Ode to Melancholy), «Ода к праздности» (Ode to Indolence) и «Ода к Осени» (To Autumn), поэма «Ламия» (Lamia), «Гиперион» (Hyperion).

Память[править]

Потрясенный смертью Китса Перси Биши Шелли посвятил ему одно из самых замечательных своих произведений - элегию "Адонаис" ("Adonais", 1821). Следуя традиции древнегреческой элегии, преломленной сквозь влияние мильтоновского "Лисидаса" ("Lycidas", 1638), Шелли оплакивает молодого поэта, жертву преследования и слепой ненависти. Он изображает друзей, горестно провожающих его в безвременную могилу, рассказывает о том, как скорбит о нем дивно воспетая им природа, предрекает ему бессмертие на небесах и вечную жизнь в сердцах людских.

На могиле через несколько десятилетий поставили памятник, а дома, в которых он жил - в Риме и в Хэмпстеде, в то время пригороде Лондона, - превратили в музеи.

В 1971 году к 150-летию со дня смерти поэта королевская почта Великобритании выпустила почтовую марку достоинством в 3 пенса.

Творчеству Китса и Перси Биши Шелли посвящён сайт http://www.keats-shelley-house.org/.

В СССР - России стихи Китса масштабно переводятся и издаются с первой половины ХХ века, хотя первые статьи о нём появляются уже в 1880-е годы.

Интересное[править]

Пример творчества[править]

Чему смея

лся я сейчас во сне?
Ни знаменьем небес, ни адской речью
Никто в тиши не отозвался мне...
Тогда спросил я сердце человечье:

Ты, бьющееся, мой вопрос услышь, -
Чему смеялся я? В ответ - ни звука.
Тьма, тьма крутом. И бесконечна мука.
Молчат и Бог и ад. И ты молчишь.

Чему смеялся я? Познал ли ночью
Своей короткой жизни благодать?
Но я давно готов её отдать.
Пусть яркий флаг изорван будет в клочья.

Сильны любовь и слава смертных дней,
И красота сильна. Но смерть сильней.
Перевод

С.Маршака


Литература[править]