Юденрат

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Юденрат (нем. Judenrat — «еврейский совет») — пронацистский еврейский административный орган самоуправления, создаваемый по инициативе немецких оккупационных властей.

«Еврейские советы», или точнее «Комитеты по организации порядка», начали создаваться сразу после начала Второй мировой войны, после того как 21 сентября 1939 года специальной инструкцией за подписью Гейдриха было предписано «концентрировать евреев в местах, выбранных по усмотрению властей», — то есть, в гетто (это слово никогода само по себе не имело негативного оттенка). Согласно инструкции, еврейским общинам полагалась полная внутренняя автономия, а кроме того, при каждой предписывалось выбрать «совет старейшин», который «предпочтительно должен состоять из лиц, обладающих авторитетом, включая раввинов… и нести полную ответственность как за порядок внутри места поселения, так и за точное и своевременное выполнение приказов германских властей».

Первый юденрат был создан в 1939 году при Генерал-губернаторстве Польши (нем. Generalgouvernement für die besetzten polnischen Gebiete). Юденраты создавались в каждом гетто на оккупированных нацистами территориях, в том числе на территории СССР. Отдельный юденрат мог отвечать за определенное гетто, отдельную территорию, регион или даже за целую страну.

В полномочия юденрата входило обеспечение хозяйственной жизни и порядка в гетто, сбор денежных средств, отбор кандидатов для работы в трудовых лагерях, а также исполнение распоряжений оккупационной власти. Юденрату формально подчинялась еврейская полиция.

Важной функцией юденратов была подготовка списков для переселения в гетто (в том числе — в другие, более крупные населенные пункты), трудовые лагеря, а также на депортацию.

На территории СССР юденраты чаще всего назывались «Советами Старейшин» (нем. «Altestenrat»). В Ставрополе, к примеру, евреи свой юденрат назвали Комитетом для защиты интересов еврейского населения.

Руководителей еврейских советов обычно называли «председатель» или «старейшина» (изредка — «глава»). В румынской зоне оккупации руководитель общины именовался «президентом». Иногда они имели двух руководителей — для местных и для депортированных. На территории России руководитель еврейского совета обычно обозначался в нацистских документах как «староста».

В некоторых местах евреи еще до получения приказа о создании юденратов выбирали свое представительство, чтобы оно путем переговоров с властями облегчало положение евреев, страдавших от антиеврейских мер и погромов. Евреи сами учреждали комитеты для переговоров с местными властями. В Радзивиллове и Трояновке еврейские комитеты были созданы для предотвращения грабежей и упорядочения отправки евреев на принудительные работы. В Камень Каширском подобный самодеятельный комитет действовал три месяца.

Осуществлялось как избрание, так и назначение состава этого органа. Военные власти в Прибалтике, Западной Украине и Белоруссии привлекали для этого бывших руководителей еврейской общины, известных адвокатов, врачей, директоров и преподавателей школ, а также людей, являвшихся ранее членами польских городских советов, но не участвовавших в еврейской жизни.

Так, в Белоруссии юденраты нередко возглавляли люди, имевшие опыт работы на хозяйственных должностях. В состав юденратов (по крайней мере, первых из них) входили достаточно авторитетные в городе или местечке люди. В юденрат Львова входили три адвоката, два торговца и по одному — врач, инженер и ремесленник. В Злочеве (Львовская область) членами юденрата стали 12 человек со степенью доктора наук. В Кишиневе румынские власти создали еврейский комитет в конце июля 1941 г. в составе 22 «интеллектуальных евреев».

Юденраты были нужны оккупационным властям для регистрации еврейского населения; конфискации его собственности; переселения и размещения в гетто; организации принудительного труда. Одновременно на юденраты возлагалась ответственность как за действия, так и бездействие еврейской общины в целом. В зоне военной администрации функции и состав юденратов прописывались более четко, чем в зоне под юрисдикцией гражданской администрации. Юденратам придавался статус «собственных органов управления» еврейской общины.

Обычно юденраты возникали еще до организации гетто. В Минске еврейский совет был создан по распоряжению полевого коменданта города еще в начале июля 1941 г.

Юденратам требовались деньги: для выплаты зарплаты своим сотрудникам, содержания жилого фонда, школ, больниц и приютов, подкармливания детей, благоустройства и уборки улиц, оплаты расходов юденрата за воду, и даже на взятки немецкому начальству для решения разных вопросов. Все деньги в бюджет юденрата поступали в виде налогов от евреев гетто: их платили все, кроме малоимущих — подоходный, подушный и, сверх того, на богатство; юденраты продавали в свою пользу продукты по цене выше закупочной, получали плату за медицинские и коммунальные услуги, взимали штрафы. В некоторых юденратах заводили две кассы: одна официальная, предъявляемая проверяющим немцам, другая тайная для средств на взятки и нелегальное приобретение продуктов вне гетто. Её пополняли деньгами и ценностями, отобранными у спекулянтов и контрабандистов. Учёта здесь не велось, близкие к кассе могли нагреть руки.

Руководитель юденрата в гетто Белостока (город на северо-востоке Польши) Эфраим Бараш организовал фабрики, которые работали на нужды немецкой армии. В этот юденрат приезжали комиссии, в том числе из Берлина, и осматривали эти фабрики. Бараш организовал на арийской стороне выставку, чтобы показать, как гетто способствует военным усилиям Германии. В ноябре сорок второго немцы ликвидировали бесполезные окрестные гетто, а гетто Белостока не тронули.

Все юденраты сотрудничали с немцами, сотрудники большинства из них брали взятки Во Владимире-Волынском председатель юденрата отплясывал на своей серебряной свадьбе с приглашёнными оккупантами и местными полицейскими. В Печерском еврейском лагере «Мёртвая петля» (Винницкая область) староста Циммерман и врач Вишневский грабили евреев, утаивая поступавшие сюда из Румынии посылки с продуктами.

Благодаря усилиям Израиля, многие материалы, связанные с исследованием лжи холокоста, хранящиеся в бундесархивах, долгое время были недоступны для беспристрастных исследователей — лишь совсем недавно были открыты для изучения материалы, связанные с юденратами.

У израильского истеблишмента есть очень веские основания для того чтобы скрывать правду о юденратах и членах еврейских советов, потому что в подавляющем большинстве своем эти нацистские пособники являлись сионистскими функционерами. Впоследствии, немалое число юденратовцев эммигрировали в Израиль и заняли ответственные посты во властных структурах еврейского государства. Одновременно они числились узниками концлагерей и гетто, получая от Германии компенсации как бывшие узники. В то же время, израильские учебники по истории представляют этих нацистских пособников едва ли не героями.[1]

Примечания[править]

Источники[править]

См. также[править]