Хрустальная ночь

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Хрустальная ночь
ReichsKristallnacht
еврейский погром
Дата начала:
9 ноября 1938
Дата окончания:
10 ноября 1938
Место:
Германия Германия, Австрия Австрия
Участники:
Гитлерюгенд, СА
Причина:
Убийство Эрнста фом Рата

Хруста́льная ночь (нем. ReichsKristallnacht) — погром против евреев, организованный Геббельсом и Гейдрихом, во всей нацистской Германии и части Австрии 9—10 ноября 1938 года, осуществлённый в основном молодёжью (гитлерюгенд),[1] а также военизированными отрядами СА и гражданскими лицами. Нападения привели к тому, что улицы были покрыты осколками стекла из окон принадлежавших евреям магазинов, зданий и синагог.

Причина[править]

9 ноября 1938 г. должно было состояться торжественное празднование 15-й годовщины «Пивного путча».

Вечером 9 ноября в Германию поступило известие о том, что в Париже скончался советник германского посольства Эрнст фом Рат,[2] застреленный 17-летним польским евреем, семья которого 28 октября 1938 года была депортирована из Германии. Гершель Гриншпан [3] — сионистский террорист, член сионистской группы «Мисрахи» и спортклуба «Бар-Кохба», явился в германское посольство, чтобы убить посла. Фом Рат встретил своего убийцу в приёмной, вежливо спросив его, чем может помочь, — и получил в ответ пять пуль, предназначавшихся послу. Покушение произошло 7 ноября 1938 года, Гитлер отправил в Париж своего личного врача Карла Брандта, но спасти Эрнста фом Рата не удалось, и 9 ноября в 17:30 он скончался.[4]

Результат[править]

В ту ночь во многих городах Германии были устроены жестокие погромы и избиения евреев. Геббельс произнес подстрекательскую речь, обвинив евреев в смерти фом Рата, и разъярённые штурмовики ринулись громить дома и магазины, поджигая синагоги и избивая евреев, было убито 36 человек.[5] Немецкие власти не вмешивались в события. На Нюрнбергском процессе представитель обвинения от США У. Уолш привёл в своём выступлении один из секретных приказов — телеграмму, подписанную руководителем РСХА Гейдрихом:

"В связи с покушением на жизнь секретаря миссии фон Рата в Париже в ночь с 9 на 10 ноября 1938 г. по всей империи в течение сегодняшней ночи 9/10.11.38 (телеграмма датирована 10-ым ноября) должны ожидаться демонстрации против евреев. В отношении этих событий следует руководствоваться нижеследующим:

1.) На совещаниях политические руководители должны быть информированы о том, что полиция получила от рейхсфюрера СС следующие указания, в соответствии с которыми должны организовать свои мероприятия и политические руководители:

а) должны проводиться только такие мероприятия, которые не будут угрожать жизни или германской собственности (например, синагоги могут гореть только в том случае, если нет опасности распространения пожара на прилегающие здания);
б) магазины, учреждения и частные квартиры евреев могут быть разрушены, но не разграблены. Полиции поручается наблюдать за выполнением этого указания и арестовывать мародёров;
с) на торговых улицах особо следить за тем, чтобы у нееврейских магазинов была гарантия от разрушений;
д) иностранные подданные, даже если они евреи, не должны пострадать.

2.) Исходя из вышеуказанных предписаний, полиция не должна мешать проводимым демонстрациям, она должна вмешиваться лишь в случаях нарушения предписаний.

3.) Тотчас после получения этой телеграммы следует во всех синагогах и бюро еврейских общин конфисковать силами полицейских имеющиеся архивы, с тем, чтобы в ходе демонстраций они не были уничтожены. Речь идет об исторически ценном материале, а не о современных списках с налогами и т. п. Архивы следует доставить в участки СД.[6][7]

Адъютант Гитлера Николаус фон Белов[8] в своих мемуарах утверждает, что фюрер к событиям не имел отношения:

Вечером [9 марта] фюрер .. поехал на товарищескую встречу высшего партийного руководства в большом зале Старой ратуши [Мюнхена].. На полночь предусматривалось принятие присяги рекрутов СС перед «Галереей полководцев»..Вдруг раздался звонок из соседнего отеля «Четыре времени года»: я должен немедленно покинуть помещение, ибо рядом горит синагога и летящие искры могут вызвать пожар.. Гитлер немедленно вызвал полицей-президента Мюнхена обергруппенфюрера СС барона фон Эберштайна. Тот ничего о происходящем не знал. Фюрер приказал принять все меры против поджигателей и мародёров, чтобы прекратить это «безумие». Чем больше раздавалось звонков о разрушениях еврейских торговых заведений и синагог даже из других городов, тем сильнее возбуждался он и приходил в ярость.. Той же ночью Гитлер соединился с Геббельсом, телефонный разговор был долгим, и вёл он его наедине из своей комнаты. После этого фюрер не показывался. Мы продолжали обсуждать события. Из намёков Шауба мы поняли, что Геббельс как-то приложил руку к этому делу, спонтанно и необдуманно, дабы придать покушению политическую почву. Нежелание Гитлера появляться на людях говорило о его раздражении произошедшим, о котором он ничего не знал. Поджоги синагог и разрушение еврейских лавок он резко осудил.

Погром 9 ноября 1938 г. вошёл в историю под названием «Хрустальная ночь» («Рейхскристаллнахт»).

Последствия[править]

«Хрустальная ночь» рассматривается историками как часть расовой политики нацистской Германии и знаменует собой начало Окончательного решения еврейского вопроса.

Осколки стекла устилали сплошным ковром весь центр Берлина, заставив сокрушаться бережливых и аккуратных немцев: ведь убыток только от разбитых витрин составил 5 млн марок.[5]

Раздосадованный Геринг (уполномоченный «четырёхлетнего плана») выговаривал Геббельсу и Гейдриху: «От вас так и жди убытков! Где я теперь возьму столько валюты!? Ведь это дорогое зеркальное стекло, и его придётся покупать за границей! Лучше бы вы убили ещё сотню евреев, но не трогали бы эти витрины!».[5]

12 ноября 1938 г. в здании министерства авиации состоялось, созванное Гитлером, решавшее судьбу германских евреев, совещание. Геббельс предложил не разрешать евреям ездить в одном купе с немцами, сказав: «До сих пор считается допустимым, что евреи ездят в поездах вместе с немцами, занимая спальные места в одном купе. Нужно, чтобы министерство железных дорог выпустило правила, по которым евреям отводилось бы в вагоне особое купе, которое они могут занимать лишь в том случае, если все немцы обеспечены местами. Евреи не имеют права сидеть, если не хватает мест немцам, и они не должны находиться в одном купе с немцами, а должны сидеть в коридоре. Надо также запретить евреям ходить на пикник в те леса, где гуляют немцы, а то они ходят, например, в Грюнвальд целыми толпами и устраивают там провокации».[5]

В своем слове Геринг произнес, что он «сыт этими демонстрациями по горло» и продолжил: « они приносят ущерб не евреям, а в конце концов мне, так как я в конечном итоге отвечаю за экономику. Если сегодня разрушается еврейский магазин, если товар выбрасывается на улицу, то страховка покрывает весь ущерб еврея, и у него нет никакого ущерба. Это сумасшествие — обчистить и сжечь еврейский магазин, и потом страховое общество несет возмещение. И потом, товары которые мне срочно нужны — целые отделы с одеждой насколько мне известно сжигаются — и мне теперь этого не достает. Так я могу сжигать сырье, как только оно поступит».[6]

В секретном Меморандуме о четырёхлетнем плане от 26 августа 1936 уже существовала формулировка о «законе, накладывающем на всех евреев ответственность за весь ущерб, который будет нанесен отдельными представителями этого народа германской экономике и немецкому народу», включённая как ответная мера на убийство 4 февраля 1936 г. сыном местного раввина Давидом Франкфуртером ландесгруппенляйтера Швейцарии Вильгельма Густлоффа (также 5 пулями, как и фом Рата).

После речи Геринга был вызван эксперт по страхованию Хилгард. По его словам были разбиты витрины со страховой стоимостью 6 миллионов рейсхмарок. По крайней мере, половина этой суммы должна быть в валюте, так как дорогие стекла изготавливаются в Бельгии. Кроме того, он заметил, что витрины принадлежат не владельцам еврейских магазинов, а немецким владельцам домов. Хилгард продолжил свой доклад утверждением, что общий ущерб составил 25 миллионов рейхсмарок.

Гейдрих дал понять, что ущерб исчисляется сотнями миллионов марок, если учитывать потерю товаров, невыплаченные налоги и другие непрямые потери. Он сообщил, что было разграблено 7500 магазинов. Далуэгэ, шеф полиции порядка, указал, что товар принадлежал во многих случаях не владельцам магазинов, а немецким оптовикам.

Хилгард: Такие потери тоже должны быть возмещены.[6]

Согласились на то, чтобы (по предложению Геринга) обложить всю еврейскую общину в Германии контрибуцией в 1 млрд рейхсмарок — «Чтобы эти свиньи подумали, стоит ли совершать убийства!», а также решили просить фюрера об организации «международной акции» по переселению всех евреев на остров Мадагаскар.[5]

После событий «Хрустальной ночи» отношение к Германии за рубежом изменилось. Рузвельт отозвал из страны своего посла. Чтобы как-то «спасти лицо» Германии 24 января 1939 г. Геринг приказал министру внутренних дел Фрику организовать «центральное агентство по эмиграции евреев, чтобы решить еврейский вопрос путём эмиграции и эвакуации наиболее благоприятным способом, возможным в данных условиях». Главой агентства был назначен Гейдрих, один из руководителей погрома 9 ноября 1938 г.[5]

Ссылки[править]

  1. Электронная еврейская энциклопедия
  2. ru: Рат, Эрнст фом
  3. ru: Гриншпан, Гершель
  4. ru: Хрустальная ночь
  5. а б в г д е Е.Готтендорф. Герман Геринг. Железный рыцарь и проклятие свастики. Ростов-на-Дону. Феникс. 2000 ISBN 5-222-01122-4
  6. а б в «Хрустальная ночь» — урок истории. Методическое пособие. Составитель: Л. М. Пятецкий . Под ред. И. А. Альтмана . — М. : Центр и Фонд «Холокост», 2008. При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 30 июня 2007 года № 367
  7. Хрустальная ночь: 9—10 ноября 1938
  8. Николаус фон Белов. Я был адъютантом Гитлера. Смоленск. Русич. 2003 ISBN 5-8138-0466-8 сс. 169—174