Вердиевский строй

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «432»)
Перейти к: навигация, поиск

Пифагор математически вывел «золотое сечение» в музыке — частоту, соответствующую гармонии Вселенной. Она равна 432 герцам (в современных единицах). И с тех пор вплоть до 1953 года все музыкальные инструменты настраивались на камертон «Ля»=432Гц.

Организация ISO, устанавливающая стандарты, которым должны следовать производители музыкальных инструментов при их настройке и авторы при написании музыки, в 1953 году приняла строй 440 Герц, как основной — концертный. В наши дни музыка, которую мы слышим по радио и телевидению, а также основная масса аудиозаписей, производится на этой частоте.

Первая попытка массово изменить волны произошла в 1884, но усилиями Дж. Верди сохранили прежний строй, после чего и стали настройку «Ля»=432 герц называть «Вердиевским строем».[1]

Расовая составляющая[править]

Расолог Рихард Эйхенауэр (1893-?) в книге «Раса и музыка» (1932) сформулировал базовые постулаты расового музыковедения и определил, что психофизиологии нордического человека соответствует гармоническая музыка, а не рваные синкопы негритянского джаза с битьем тамтамов и не занудные завывания тюркской зурны, передающие многовековую печаль кочевников при виде голой пустыни. Симфония как отражение языческой полноты красок бытия максимально содействует надлежащему расовому воспитанию чувств подлинно белого человека.[2]

Манипуляционная составляющая[править]

В 1928 г. Бернейс (племянник Зигмунда Фройда) написал свою знаменитую «Пропаганду»[3] в защиту механизмов манипуляции «гоями», Чарльз Мурдок Дисеренс двумя годами ранее применял ту же философию к музыке:

«Наша цель изучить влияние музыки на организм. Мы подходим к музыке с практической, а не с эстетической точки зрения, рассматривая её как необходимость, возможное средство перевоспитания и реконструкции человеческого для всех, а не просто как предмет непродуктивного удовольствия, или объект для критики со стороны немногих учёных.» (Влияние музыки на поведение, Diserens 1926). Эстафету «деструктора музыки» затем подхватил Адорно,[4] — ученик какофониста-самоучки Шёрнберга.[5]

Музыка Шёнберга являлась любопытной для композиторов; так же, как необычный больной орган в формальдегиде вызывает интерес у профессоров медицины. В результате же музыка Шёнберга никогда не была популярна, о чём Адорно горько сожалел.[4]

В книге «Философия современной музыки», вышедшей в 1948 году, лидер Фракфуртской школы Теодор Адорно утверждал, что цель современной музыки состоит в том, чтобы буквально свести слушателя с ума. Он оправдывал это утверждением, что современное общество — рассадник зла, авторитаризма и потенциального фашизма, и освобождение возможно только через разрушение цивилизации, распространение всяческих форм культурного пессимизма и извращений. О роли современной музыки он писал следующее:

«…Нельзя сказать, что в ней находит прямое выражение шизофрения, но на музыке лежит отпечаток стиля, подобного стилю душевно больного. Индивид — сам причина собственного разрушения … Он мечтает о чудодейственном исполнении обещанного, но в рамках повседневной реальности … Ее задачей является актуализация шизофренических наклонностей через сферу эстетического. И если этого удастся добиться, то можно утвердить безумие на месте подлинного здоровья». Некрофилия, пишет он дальше, является высшим выражением «истинного здоровья» в больном обществе.[6]

Ссылки[править]