АПЭ:Юмор:Гигантские усилия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Это случилось в те стародавние времена когда на Земле всё ещё кое-где водились диковинные доисторические животные и птицы, а уровень мирового океана был достаточно низок из-за сильного оледенения в древней Европе. Вот как раз там... не то что бы где то на окраине Европы или даже Азии, а в самой Сибири и произошло кое-что.

Жил был в далёких сибирских лесах человек один. Человек он был древний, с огромным животом и щеками, весь покрытый рыжими волосами, и выразительным красным цветом лица. Жил он почти безвылазно в своей пещере один, и небыло у него никого, и он в свою пещеру никого и никогда не впускал. Долгими ночами он ходил по кругу в своей пещере с заложенной на плечо дубиной, и беспрестанно повторял на своём древнем языке: «Что же делать? Чем заняться?» Иногда он почёсывал свою шершавую спину дубиной, а иногда ел или собирал ягоды на болотах. Жил себе он жил, и небыло у никаких развлечений, кроме редких вылазок на ночные болота где он в тусклых лучах бледно-жёлтого света одинокой Луны кормился ягодами, грибами и разными неведомыми вкусными корешками.И вот как то это ему всё надоело и он решил сделать что либо ну совсем особенное. Думал он думал что ж ему такое предпринять, и никак не мог он до этого додуматься.

Шли годы. Бежали десятилетия.

И вот как то раз этот человек решил вылезти из своей пещеры на белый свет, да и посмотреть что ж такого в мире делается. Но надо сказать что за время своего такого одиночного образа жизни он совершенно забыл язык своих соплеменников, и занимаясь со своей... дубиной постоянными духовными практиками придумал свой собственный язык. Долгими-долгими ночами в душной пещере он при свете небольшого костра писал на стенах какие то таинственные знаки, и каждый раз написав очередной такой знак он произносил его вслух. Так рождались слова, и постепенно переплетаясь по смыслу ведомому лишь ему одному они образовывали предложения и выражали бродившие в его косматой голове эмоции и мысли. Так этот древний дубиноносец что называется «рос над собой». Рос то он конечно рос... но одновременно с привычкой к вечному одиночеству в его душе росла невероятная злоба ко всему окружающему его миру. И вот наступил день когда он решил выйти из своей пещеры. Ранним сентябрьским утром он одел свою «шкуру-на выход», и дрожащими от холода и нечеловеческих усилий руками отвалил огромный камень выполнявший у его пещеры роль двери...

Яркое, утреннее солнце сентября осветило для него совершенно уже забытые краски его родной земли, а тысячи звуков и запахов заполнили его одинокую душу. Постояв у входа в свою пещеру ещё немного, он пошёл пройтись по окресностям. Но идя по ним, и видя лица совершенно забывших, или не узнававших его соплеменников, он вдруг ощутил глубокую горечь и стыд. Ему было стыдно за то что он прожил большую часть своей жизни без них, и даже ни разу не обмолвился с ними словом. Мир красок и буйства молодости являл ему картины прекрасного, и ему многое было незнакомо. Например маленькие дети казались ему странными людьми неизвестного происхождения, а молодые девушки купавшиеся в реке просто отвратительными. «Как же это так можно?!!» — восклицал он в душе глядя на купание. «Или у них нету шкур?!!» — усмехаясь в усы, размышлял он, и очень гордился что он богат и успешен. Но соплеменники практически совсем не обращали на него внимания, и занимались своими повседневными делами.

Так и ходил он целый день по округе. Никто с ним даже не заговорил. Вечером он возвращался к своей пещере... и вот уже дома он вдруг понял что ему больше не хочется выходить из неё. «Но что ж мне такого великого предпринять???» — думал он. Эта мысль всё время не отпускала его и терзала. И вот он придумал! Он решил углубить и расширить свою пещеру, и этому посвятить остаток жизни. Над входом в своё жилище он повесил табличку с надписью на своём сибирском языке «Посторонним вход воспрещён», и начал копать.

См.также[править]