Андрей Васильевич Дубров

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Васильевич Дубров
общественная деятельность, антисионизм, публицистика,
Дата рождения:  1950
Место рождения: Москва, СССР
Гражданство: Флаг СССР СССРАвстрия Австрия
Отец: Василий Фёдорович Дубров
Мать: Александра Георгиевна Дуброва
Ошибка: В одном из подзапросов не указано правильного знака условия.

Андрей Васильевич Дубров (род. 1 января 1950, Москва, СССР) — общественный деятель, антикоммунист[1], Белый националист, антисемит, ранее один из немногих неевреев участников Демократического движения в СССР, советский диссидент и публицист,[2] в 19661973 годах, переводчик, участник эмиграционного движения в СССР в 1972 -1973,[3] движения в защиту прав человека и борьбы с коммунизмом в СССР и с правлением В. В. Путина в РФ. Жертва политически мотивированных психиатирических репрессий в СССР.[4][5] С 4 февраля 1973 года живёт в Вене, гражданин Австрии. Свободный переводчик (фрилансер) для ООН и западных фирм, торгующих с СССР/РФ. Участник культурной программы ЦРУ США на СССР.

Биография[править]

Отец — украинец, Дубров Василий Фёдорович (Дуброва), полковник Советской армии (20 марта (2 апреля) 1912, село Полог Александровского уезда Екатеринослав. окр. - 2 января 1972, Москва), а мать — русская, Дуброва Александра Георгиевна (девичья фамилия Варнакова), старший инженер в Министерстве внешней торговли СССР (24 января 1921, Москва - 6 ноября 2002, Вена, Австрия). По словам самого Дуброва со ссылкой на свидетельство о крещении отца от 1912 года, которое в царской России выдавалось вместо свидетельства о рождении, отец происходил из запорожских казаков и его подлинная украинская фамилия Дуброва (в мужском роде), а мать, коренная москвичка, была из старообрядцев Белокриницкого согласия.[6]. Дядя, отец отца, профессор Николай Федорович Дубров (1909 - 1989), известный советский металлург на Урале. С 1956 по 1976 г. - директор Уральского научно-исследовательского института черных металлов[7].

Антисоветская деятельность в школе[править]

27 декабря 1966 года был исключён из последнего, десятого класса элитной английской спецшколы № 17 (в настоящее время "Измайловская гимназия") и комсомола и переведен в результате обращения родителей в Роно в обычную школу № 460 после издания, совместно с одноклассником евреем, нынешним епископом РПЦ Аркадием Шатовым, двух самиздатовских журналов, «Орган Центрального комитета Союза независимой молодежи. Напечатано в СССР. 1966» и «Вестник свободы» со статьями о политике и литературе[3]. Согласно имеющейся в частном собрании самиздатской копии, в первом журнале были среди прочего опубликованы рассказ Дуброва "А сколько еще было..." под псевдонимом Игорь Корнак о произволе милиции и эссе Шатова "Страх" под псевдонимом Феликс Отац, стихи Пастернака, а также перевод Дуброва из "Юманите" статьи Луи Арагона с протестом против суда над Синявским и Даниэлем.

Об издании Дубровым и Шатовым школьного самиздатского журнала рассказала учившаяся в той же школе, но в 8 классе, Наталия Смородинская в сборнике школьных воспоминаний в период 1960 - 1980 гг. "Школа жизни" российского писателя Дмитрия Быкова[8]. "Скандал тогда прогремел на всю Москву", пишет Смородинская.

На заседании райкома комсомола Первомайского района г. Москвы его секретарь Валерий Иванович Шадрин и представители КГБ объявили журналы антисоветскими. Согласно Смородинской со ссылкой на восспоминания тогдавшего ученика Вадима Махонина, "в комнате была зловещая обстановка. Присутствовали двое молодых кагэбэшников. Их грозное молчание добавляло обличительного рвения районным комсомольцам. Никто из выступавших не только не читал, но даже и в глаза не видел самиздатовских выпусков, но это не мешало утверждать: враги народа!".

Шадрин послал выписку с заседания райкома по месту работы отца и матери Дуброва: "...за издание...и распространение...(дальше КГБ не распространялось)...антисоветской литературы...исключить...и не дать окончить школу...", где им объявили строгие выговоры. Об этом мать Дуброва сообщила в находящейся в частном собрании своей самиздатской статье "Письмо матери" на 5 страницах от 3 июня 1972 с припиской, что письмо послано 12 июня 1972 Косыгину, Подгорному, Андропову и Брежнему и что ответа не получено и что 27 июня 1972 ее сына не допустили к защите диплома в МАМИ, а также в ее попавшем в Архив Самиздата Радио Свобода письме Андропову.

По возбужденному КГБ делу всего проходило 5 школьников, 4 ребят и одна девушка, Алла Остроумова, предполагаемые члены Союза независимой молодежи. На допросах в КГБ Дуброва спрашивали, какие взрослые им руководят и знаком ли он с 2 школьницами десятиклассницами, Ириной Каплун из французской спецшколы № 16 и Ольгой Иоффе из физико-математической школы, тоже будущими диссидентками, которые в том же 1966 году тоже проводили антисоветскую деятельность - расклеивали антисталинские листовки[9]. По свидетельству Наталии Смородинской, после исключения Дуброва из школы на заседании райкома комсомола всех несовершеннолетних школьников спецшколы № 17 с 6 по 10 классы директрисса Гутина (на фото из повести Ксении Тихомировой "В заповедниках ущербных времен. Москва 50 - 60 гг.", Наше наследие, Москва, пятая слева в третьем ряду сверху)[10]заставила подписать письмо с требованием его исключения. Других подобных случаев в истории России не известно. Через несколько лет Гутина была уволена за избиение школьника. Дуброва, Шатова и Остроумову перевели в другие, неэлитные школы. Двух остальных соучастников "антисоветской группировки" оставили в спецшколе.

Согласно Смородинской, об издании Дубровым и Шатовым школьных антисоветских журналов рассказала также в своей автобиографической повести преподававшая в то время историю в спецшколе № 17 Мария Сергеевна Лебедева, мать работавшего позднее под дипломатическим прикрытием в посольстве СССР в Лондоне офицера КГБ и олигарха Александра Лебедева, владельца лондонских газет London Evening Standard и The Independent, и московской "Новой газеты".

Исключивший из школы Дуброва первый секретарь Первомайского райкома комсомола г. Москвы Валерий Иванович Шадрин (род. 12 февраля 1939). был назначен первым секретарем Московского горкома ВЛКСМ, возглавлял отдел культуры Московского горкома КПСС, был начальником Главного управления культуры города Москвы; в 1986 г. был избран секретарем Союза театральных деятелей СССР; с 1992 г. - исполнительный секретарь Международной конфедерации театральных союзов; является генеральным директором Международного театрального фестиваля им. А.П.Чехова в Москве; лауреат премии К.С. Станиславского (1999), премии Москвы в области литературы и искусства (2002); награжден орденами Трудового Красного Знамени (1971), "Знак Почета" (1976), Дружбы народов (1981), указом президента РФ В.Путина от 21 февраля 2005 г. "За большой вклад в развитие отечественной культуры и многолетнюю творческую деятельность" награжден орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени; удостоен также наград правительства Франции: ордена "За заслуги в области литературы и искусства" (1988) и ордена "Офицер Академической пальмовой ветви" (2003). [11].

Дубров смог поступить на учёбу в 1967 году в МАМИ, поступив сначала на вечернее отделение по непрестижной специальности "литейное производство", чтобы обмануть КГБ, "фильтровавшего" нелояльных в таких случаях по месту работы, а не учебы, а затем перевелся на дневное отделение[3]. Согласно самиздатскому письму его матери Александры Дубровой руководителю КГБ Андропову, до этого КГБ завалило его поступление в Московский институт иностранных языков, а в МАМИ ха ним следило КГБ, "приставляли к нему провокаторов мелкого пошиба".

12 июля 1969 года принял крещение. Его крестным отцом стал А. Левитин-Краснов. По мнению Левитина-Краснова, высказаннному в его книге "Из другой страны". — Париж: Поиски, 1985, такие, как Дубров, "это особый тип людей. Люди душевные, а не духовные (по терминологии святых отцов). Они немного религиозные, но именно лишь немного. Религия для них приправа, соус, — к чему? В данном случае — к политике".

Диссидентство[править]

В 1971 под псевдонимом Смирновский опубликовал в самиздате статьи «Под закрытыми вратами Фемиды», репортаж с места суда над его крёстным отцом А. Э. Левитиным,[12], «Марксизм-ленинизм под замком», о проблемах с распространением иностранной коммунистической прессы в Советском Союзе.[13], «Жаркое лето в Белграде» о расширении цензуры и других проблемах югославского общества.[14][3]

Опубликовал в самиздате открытое письмо Верховному Совету СССР «Два пути» о перспективах развития советского общества[15][3] и статью «Так мы учимся (система высшего образования в СССР)»[3].

В опубликованной под псевдонимом Герман Смирновский статье в защиту Радио «Свобода» «С кем вы, сенатор Фулбрайт»[3]выступает как убежденный антикоммунист, пишет: "Коммунизм с его нечеловеческим лицом бессилен перед свободным миром" (обратный перевод с английского). О самиздатской статье, отклику на требование американского сенатора Дж. Уильяма Фулбрайта от Арканзаса, председателя сенатского комитета по иностранным делам, закрыть американскую радиостаницию "Свобода"[16]), рассказывалось по «Свободе», и она была напечатала с сокращениями в Chicago Tribune[17] под заголовком "Сохраните Радио "Свободу" с подзаголовком "Письмо из Москвы", а также в The Russian Review. An American Quuarterly Devoted to Russia Past and Present, Hoover Institution. Stanford - California, vol. 31, No 4. Комментируя эту статью, Радио "Свобода" заявила в эфире: "Смелый человек этот Герман Смирновский".

В ноябре 1972 запущенная в Самиздат в июне 1972 года статья «Так мы учимся...Система высшего образования в СССР» была опубликована с небольшими сокращениями в «Русской мысли» (Париж) (Русская мысль, № 2916, С. 4, четверг, 12 октября 1972 года, полностью по-итальянски в Russia Christiana, No 128, pp 47 - 56[18]) и зачитывалась по «Свободе».

Участвовал в деятельности Демократического движения Советского Союза. Фото Дуброва на проводах в эмиграцию в мае 1972 года отца диссидентки Ольги Иоффе, поэта Юрия Иоффе[19] в группе советских диссидентов рядом с дочерью Петра Якира Ириной помещено на стр. 11 в лондонском издании "Хроники текущих событий" на английском языке A Chronicle of Current Events. Journal of the Human Rights Movement in the USSR. Numbers 28 - 31. Amnesty Internationa Publications. London, 1975. Был «связным» Демократического Движения с западными корреспондентами в Москве, переводчиком на пресс-конференциях диссидентов, в основном контактировал с корреспондентамм Associated Press Роджером Леддингтоном и скандинавских СМИ Нильсом Утгордом (оба опубликовали о нём статьи), а также английскими и итальянскими корреспондентами.

Участвовал в подпольной религиозной деятельности, участник подпольных православных семинаров по изучению Нового Завета. На Рождество 1973 участники кружка в Москве, "левитинцы" ("то есть Дубров и другие из кружка Левитина", i.e. Dubrov and others from Levitin's circle), вспоминают Дуброва в связи с его написанной в эмиграции и распространявшейся в Самиздате в Москве статьей о священнике Александре Мене, и о совместных молитвах с "меневцами", в самиздатской статье, переведенной на английский язык.[20].

В 1972—1973 годах проходил по делу Якира—Красина[21] и делу с выпуском 24-го номера «Хроники текущих событий» (ХТС) — первого в СССР неподцензурного правозащитного информационного бюллетеня.

6 мая 1972 года был проведён ряд обысков по делу 24-го выпуска «Хроники текущих событий», в том числе, обыск был проведён и у Дуброва.[22]. Журнал "Посев" (ФРГ) сообщил об обысках по своим каналам с подробностями, которых нет в "Хронике" в номере от июня 1972, С. 2, указав, что был обыскан "друг А. Э. Левитина Андрей Дубров".

Согласно Протоколу обыска, проведенного следователем Следственного отдела Управления КГБ при СМ по гор. Москве и Московской области лейтенантом Хвостовым по поручению от следователя по ОВД КГБ СССР Фоченкова с участием понятых Хомовой Любови Георгиевны и Пимкина Виктора Гавриловича в присутствии сотрудников УКГБ при СМ СССР по г. Москве и Московской области Муцинова и Понкова, 6 мая 1972 года в период времени с 7.40 час по 12.45 час, были изъяты машинописный текст "Владимир Батшев. Биографии СМОГ и смогистов. 1971. Москва", машиннописный текст "Информационный бюллетень № 2, апрель 1972", послание патриарху Пимену от Солженицына, отрывок из статьи В. Канева "Из историии СМОГа", подборка самиздатских стихов Юлии Вишневской, две пишущие машинки, на русском и английском языках.

19 мая Дубров был схвачен на квартире Батшева, отвезен в следственный отдел КГБ в Лефортово и допрошен следователем Хвостовым в период времени с 15 часов до 23 часов по результатам обыска, при этом большая часть временени была затрачена на угрозы посадки по статье 190-1, а в 27 июня исключён из института.[3] Период писания статей под псевдонимами закончился. 30 июня 1972 года Андрей Дубров обратился в Верховный Совет СССР, в Комиссию по правам человека ООН и в редакцию The Times с открытым письмом в защиту только что арестованного «выдающегося деятеля демократического движения» Петра Якира]] и против «повторения ужасов сталинизма и фашизма».[23][3]

4 июля 1972 года Александра Дуброва и её сын Андрей подали документы на получения разрешения эмигрировать в Израиль. 19 октября они получили выездную визу, но уже через 4 дня Дубров под ложным предлогом был лишён визы инспектором ОВИРа [24]), а затем призван на обязательную для всех граждан СССР службу в армии. Дубров отказался, ссылаясь на то, что сдав паспорт, заплатив за отказ от гражданства 900 рублей и получив выездную визу со статусом лица без гражданства, он СССР больше уже ничего не обязан.[25] Вскоре выяснилось, что визы были отобраны по показаниям на Дуброва "расколовшегося" Якира. 27 октября был принудительно помещён в психиатрическую больницу для обследования.[4][5] 9 ноября признан непригодным к службе в Советской армии и выпущен из психбольницы через 2 недели под давлением международного общественного мнения.[25]

Помещение Андрея Дуброва в психбольницу за его правозащитную деятельность вызвало такое возмущение и резонанс международной общественности, что о нем через 5 лет напомнила американская газета The Jewish Floridian[26].

18 ноября Дубров написал Открытое письмо профессору Лондонской школы экономики Реддуэю, в котором подробно рассказал о своём задержании и заключение в психиатрической больнице; 22 ноября принял участие в голодовке в Центральном телеграфе, был задержан и помещен под арест на 15 суток; 5 декабря возобновил голодовку, протестуя против условий содержания в советских тюрьмах, после чего был переведён в «Лефортово».[3]

Согласно его самиздатской статье "Очная ставка с Петром Якиром", Дубров стал первым, кого допросило КГБ по показаниям "расколовшегося" еврейского лидера еврейского Демократического движения 6 декабря 1972 года, а 7 декабря имел с ним очную ставку очную ставку с Петром Якиром. Вторая "очная ставка" была с правозащитницей Адель Найденович, женой диссидента Владимира Осипова, только 19 декабря, согласно ее самиздатской статье "Последние вести о Петре Якире". В обеих случаях главными темами допросов были письма и заявления в защиту Радио Свобода: статья Германа Смирновского у Дуброва, которую, по показаниям Якира, принес ему Дубров и даже "дал понять", что он автор (Дубров пишет об этом в своей самиздатской статье), и та же статья у Найденович, которую, по показаниям того же Якира, она принесла ему в 3 экземплярах. При этом первый экземпляр той же статьи Найденович, согласно Якиру, сама написала и подписала ее фамилией Герман Смирновский, второй экземпляр - фамилией Ратаев, а третий экземпляр - фамилией Оленин. Найденович пишет в своей самиздатской статье от 23 декабря 1972: "(Якир): "Какой мне смысл врать на тебя, Адель. Ты писала письмо под псевдонимом. Я-то и мои друзья открыто действовали, не прячась под превдонимом...Майор КГБ Кислых: "Петр Ионович, эти письма Найденович принесла Вам для аннотации в "Хронику" или для передачи заграницу?" Якир:"Для передачи заграницу... Дубров теперь, наверное, разглашает по Москве, какие я дал на него показания, умалчивая о том, какие он дал на своих друзей".

О том, что показания Якира /КГБ были клеветническими, "посадочными", сделанными КГБ наобум, редактируемая его дочерью "Хроника" также не сообщила. Поэтому в данном случае Дуброва "Хроника" не является авторитетным источником. Имевший также очную ставку с Якиром диссидент Вадим Литинский в 2011 году пишет в своей имеющейся в сети повести "Отъезд в эмиграцию, в 1979 году": "..он (Якир) называл такие вещи, которые я, якобы, получал от него, с которыми я совершенно не был знаком и никогда не видел".

В Вене Дуброву пришлось доказывать по почте свое авторство статьи в Chicago Tribune у бывшего московского корреспондента этой газеты Фрэнка Старра. Дубров доказал, ответив на вопрос Старра, кто ему, Старру, передал эту статью. Дубров ответил Старру, что он передал эту статью Якиру, а дальше не знает, и получил "стандартный для газеты гонорар" в 75 долларов.

Как пишет редактировавшаяся дочерью Якира ХТС, Андрей Дубров якобы "дал показания на Евгения Кушева и двух братьев Козило" (на самом деле их фамилия Казило) на которых было якобы "заведено дело".[27] "Дело" потом было закрыто ввиду малозначимости и ничтожности этих показаний, о чем не сообщила "Хроника", так как в начале декабря 1972 никто еще не верил в предательство Якира, следовательно на него "клевещет Дубров", которого КГБ и ХТС за это надо очернить, тем более что из сопоставления статей Найденович и Дуброва следует, что Якир и КГБ элементарно врут, чтобы КГБ имело возможность засадить как можно больше людей. Это обстоятельство до сих пор не отражено в статьях и фильмах о деле Якира.

Дубров первый "бросил камень" (выражение Ирины Якир) в Петра Якира. Участвуя в провокации КГБ против Дуброва, дочь Якира Ирина, в то время главред "Хроники текущих событий", всячески стремилась отсрочить момент полного бойкота ее и ее семьи демократической общественностью в СССР. Через 20 лет она рассказала о своих ранимых чувствах в интервью голландской газете NRC от 4 июля 1992 года [28]: "Не "предательство" своего отца, который не был неожиданным для нее, а реакция ее окружения нанесла Ире самый сильный удар. "Каждый отвернулся от нас, и они удобно забыли, что действительными виновниками были КГБ и власти. Они даже нетактично не воздерживались от ругани моего отца в моем присутствии. Что это было, я не знаю, может быть, страх или некое самоуспокоение, но все мои друзья бросали камни в моего отца, а я считала их за достойных и умных людей!".

Сразу после открытия против него "дела КГБ по показаниям Дуброва" Сергей Казило поступил на очень престижную должность, требующую самой строгой проверки КГБ - переводчиком в имеющий дело с иностранцами Отдел внешних церковных отношений советской Московской патриархии, который считается на Западе филиалом КГБ, чтобы было исключено, если бы на него имелся хоть какой-то компромат от Дуброва (на фото на проводах Левитина в московском аэропорту в Вену сотрудник ОВЦС Сергей Казило стоит, в очках, сверху слева от Левитина как "неустановленное лицо". Фотография взята с сайта [29].

Эта фотография впервые была опубликована в конце бумажного швейцарского издания книги Левитина и Шаврова "Очерки по истории русской церковной смуты". Кюснахт, 1978. В отличие от самого Левитина, Сергей Казило без проблем печатался под своей фамилией СССР в коммунистическом "Журнале Московской патриархии", в частности со статьей "С. Казило. Обзор журнала "Христианская Мирная конференция" // Журнал Московской Патриархии, 1975, 3. [30]. Его брат Андрей Казило, как был студентом МХУ, так им и остался остался, и никто его никогда не репрессировал.[31]

О том, что Дубров и Найденович "оклеветали" Якира, согласно близким к его дочери Ирины диссидентским кругам, которые печатали ХТС, сообщил журнал "Посев" в номере от апреля 1973 (с. 12). Журнал писал: "Петр Якир никого не предавал - сообщает датская "Политикен" от 24 января, ссылаясь на данные московских оппозиционеров. По словам газеты, на очные ставки я Якиром вызывали только троих: его дочь Ирину, Адель Найденович и Андрея Дуброва". Тем временем московский корреспондент The New York Times Хедрик Смит еще 13 декабря 1972 сообщил, что по данным диссидентов по показаниям Якира было допрошено не менее 25 человек, включая нескольких ученых из Института истории, где он работал, институтского комплекса в Обнинске и других интеллектуалов (Arrested Leader Said to Talk. Police drive Saps Strength of Soviet Dissident Movement. International Herald Tribune, December 14, 1972). Западные радиостанции на русском языке не сообщили об этой статье в The New York Times ни слова.

О растиражированной ХТС провокации КГБ против Дуброва и "закрытии дела" вместо подконтрольной дочера Якира ХТС сообщил Левитин-Краснов в своей книге "По морям, по волнам...Эмиграция", но только в 1985 году. Левитин также пишет, что Дубров обвинил в конце 1970-х годов сотрудника "Свободы" Кушева в работе на КГБ в письме на Радио Свобода в Мюнхене, ссылаясь на обстоятельства своего ареста на квартире Кушева в Москве, за которой до этого не было слежки (Кушев вышел "позвонить", потому что его телефон якобы "прослушивают", а через час за Дубровым, спокойно скрывавшимся до этого 3 дня на квартирах различных диссидентов, приехала милиция). Позднее в своей книге о Радио Свобода "Вовек "Свободы" не слыхать" Валерий Коновалов описывает Кушева как друга и единомышленника разоблаченного на "Свободе" агента КГБ Олега Туманова |[32]

О пронизанности агентами КГБ диссидентского движения сообщил со ссылкой на того же Левитина-Краснова также московский альманах "Лебедь": "Анатолий Краснов-Левитин пишет в своих воспоминаниях:

«Однажды он (некий молодой человек Андрей Дубров, сын полковника) написал письмо Батшеву (москвичу), что он может напечатать его стихи в "Посеве" и в других журналах. Хорошо, что у Батшева хватило ума снести это письмо уполномоченному КГБ». http://gazeta-kolokol.narod.ru/levitin_22.htm. Может, и хорошо что «у Батшева хватило ума». Но как минимум, нужно знать, куда «снести это письмо». Так сказать, адрес и имя. Разве простой человек знал имя и адрес своего опера? Да никогда. А Батшев – знал" [33]

24 января опубликовал в Самиздате статью "Очная ставка с Петром Якиром".[3], в котором пишет, что 17 января отказался на допросе в КГБ от своих предыдущих показаний, как на других, так и на самого себя, сообщив, что они были "оговорами", и отказался вообще больше участвовать в допросах. ХТС сознательно полностью проигнорировала эту статью Дуброва (N: 1424 Автор(ы): Дубров А. Самоназвание: Очная ставка с Петром Якиром. Название: сообщение "Очная ставка с Петром Якиром" (Лефортовская тюрьма, 7.12.1972). Место издания: Москва РСФСР, Россия, Москва Дата: 24.01.73. Тип документа: сообщение. Страниц: 5. Примечания: есть в ф.101, д.618 копия АС и ксерокс с машинописи. "Собрание документов самиздата" т. 25)[34]

В январе вместе с матерью подписал обращение к Председателю ПВС СССР Н. В. Подгорному с просьбой пересмотреть приговор по делу евреев, осуждённых по т.н. «самолётному делу».[15][35].

После подтвержденного в его статье от 24 января отказа Дуброва от предыдущих показаний и дальнейшего участия в "следствии" и после того как она дошла через Самиздат до КГБ в субботу вечером 3 февраля Дубровым неожиданно для них вернули визы, и сразу утром в воскресенье 4 февраля 1973 Андрей Дубров неожиданно для КГБ вылетел в Вену. Его мать последовала за ним 11 февраля после того, как собрала вещи и отправила багаж.[35].КГБ отомстило Дуброву за неожиданный отъезд, устроив в аэропорту продолжительный унизительный обыск его матери. Александра Дуброва отомстила КГБ, написав 16 февраля 1972 года об этом преступлении КГБ статью "Последние два часа на родине" и опубликовав ее в "Новом русском слове" в Нью-Йорке.

В эмиграции при СССР[править]

В Вене сразу продолжил подрывную антисоветскую деятельность. Менее чем через две недели после переезда из Москвы в парижской "Русской мысли" (№ 2934 от 15 февраля 1973) была опубликована его первая антисоветская статья на Западе под названием "Русская мысль" в России". Выступал в австрийской прессе как непосредственный свидетель и известный советский оппозиционер против психиатрических репрессий советских диссидентов (Wien behebergt einen prominenten sowjetischen Oppositionellen. Andrej Dubrow: "Mit aller Kraft die Faust in den Magen...". Kurier (Wien). Montag, 28 März 1973, S. 3).

В том же 1973 году опубликовал в «Новом русском слове» в Нью-Йорке серию статей о советских диссидентах. Живя на Западе, активно участвовал в освобождении из психиатрической тюрьмы генерала Петра Григоренко, опубликовав в «Шпигеле» большую статью в его защиту[36] и выступал против политических репрессий в СССР в авcтрийской прессе, по телевидению Австрии, ФРГ и Голландии. В сентябре 1973 года дал большое интервью нидерландскому журналу Elsevers magazine как единственный находившийся в то время на Западе специалист по Якиру и его судебному делу, в котором рассказал об этом судимом в то время в Москве диссиденте.[37].

Стал первым советским диссидентом, поднявшим вопрос о политических репрессиях в СССР в СМИ нейтральной Австрии. Нейтралитет был сохранен тем, что Дубров находится в Австрии и поэтому это "внутренние австрийские" новости. Газета австрийских коммунистов Volksstimme, продававшаяся в киосках в центре Москве и у станций метро, выступила со статьей «О "трагической истории Андрея Дуброва"» в номере от 1 апреля 1973 года с опровержением "антисоветской истории" Дуброва, указав, что в СССР нет репрессий по политическим мотивам.

20 сентября 1974 года приветствовал в венском аэропорту эмигрировавшего из СССР Левитина-Краснова, дал обед в его честь у себя дома, п потом увидел, что эти советские евреи диссиденты на Западе ему совершенно не нужны и всех их "послал".

На Западе, как представитель религиозного крыла Демократического Движения, был связан с христианскими организациями по изучению религии в Советском Союзе и выступал в защиту верующих в СССР. Он первый сообщил западным советологам об оппозиционной деятельности священника Александра Меня. До 1973 они о Мене ничего не слышали. Рассказал о Мене в статье, опубликованной в 1974 в бюллетене Religion in Communist Lands [38], издаваемым англиканским пастором Майклом Бордо, главой британского Центра по изучению религии в коммунистических странах, позднее переименованного в Кентонский институт. Стоит в списке основных авторов Кенстонского института. [39]. Статью о Мене зачитал по "Свободе" для России пастор Майкл Бурдо.

A. Мень испугался хвалебной, но "вредной" для условий СССР статьи о нем известного политического диссидента и пошел на обман. Согласно мемуарам его прихожанки Масленниковой, "мы с батюшкой решили, что я напишу опровержение под псевдонимом, мы перешлем его одному из бывших наших прихожан за кордон, и тот отправит его в редакцию журнала. Так и сделали, и опровержение было опубликовано в Religion in Communist Lands под именем Сергея Малова" из Израиля [40]

Отрывок из статьи Дуброва о политико-религиозных собраниях православной молодежи на квартире Левитина-Краснова проводится в книге "Русская православная церковь" британского советолога Джейн Эллис (секретарь пастора Бурдо), изданной в Лондоне по-русски в 1990 году. (сс.71 -72). Она указывает[41].: "Описание дома Левитина сделано его другом Андреем Дубровым, выехавшим за границу" (с. 276). По-русски эта статья в защиту Левитина была напечатана в "Новом русском слове" (Нью-Йорк) в номере от 12 августа 1973 под названием "На московской окраине. Очерки об А.Э. Левитине-Краснове". Левитин пишет в своих мемуарах "Из другой страны", что эту статью ему показывали на допросе в КГБ.

Деятельность Дуброва в эмиграции вызвала негодование КГБ. Журнал "Посев" (ФРГ) за сентябрь 1973 года (с. 19) цитирует телеграмму ТАСС, в которой в связи с процессом Якира-Красина говорится, что "Андрей Дубров "осел" в Вене, где также занялся антисоветской деятельнос

С 1976 до момента закрытия в январе 1991 в связи с перестройкой венский участник американской программы ЦРУ "Международное литературное содружество"[42] (Associazione Letteraria Internazionale, International Literary Association), АЛИ, со штаб-квартирой в Риме по нелегальной засылке эмигрантских книг, газет и журналов в СССР[43]. Тем самым способствовал развитию русской культуры в СССР. Программа действовала также на другие страны Восточного блока: Польшу, Чехословакию, Венгрию. Туда тоже засылались книги на соответствующих языках. Деятельность АЛИ описана Эдуардом Лимоновым в его сборнике рассказов воспоминаний "Монета Энди Уорхола" [44]

Борьба против сионистской оккупации России[править]

На Западе, имея доступ к неподцензурной западной и русской антиеврейской литературе, разочаровался в сионисткой "демократии". С начала 1990-х годов автор статей и заметок в националистической прессе : «Наше Отечество» (СПб), «За Русское дело» (СРб), "Штурмовик" (Москва), «Дуэль» (Москва, был её корреспондентом в Вене), «Русский вестник» (Москва), «Колокол» (Волгоград), "Новая Система" (СПб), «Красноярская правда», «Прикарпатська правда» (Ивано-Франковск) «Радикальная политика» (Москва) Бориса Стомахина, а также журнала «Русское самосознание» (США) и др. С 2007 года ФСБ запретило российским газетам и журналам публиковать статьи Дуброва и упоминать его имя в печати.

27 декабря 1991 года принял крещение полным погружением на Подворье Зарубежной церкви на Большой Ордынке в Москве, куда он приехал туристом, так как РПЦЗ не признала за крещение его обливание в 1969 году, устроенное Левитиным-Красновым. С этого момента Левитин-Краснов автоматически перестал быть его крестным отцом.

В январе 1998 года в открытом письме в прокуратуру Санкт-Петербурга выступил с протестом против политических преследований главреда питерской газеты "Наше Отечество" Евгения Щекатихина ("Русское самознание", Ричфилд-Спрингс, Нью-Йорк, январь 1998, с. 3 - 4). В сети сохранился этот протест Дуброва, опубликованный "Нашим Отечеством" и благодарность за него от полковника Щекатихина.

По неофициальным данным, Дубров является автором печатавшимся под псевдонимом многолетним обзорам зарубежной прессы на целую последнюю страницу "Нашего Отечества". Из западных газет Дубров брал факты и публиковал их в собственной антисемитской обработке.

В своих статьях в российской прессе Дубров сразу, еще в 2000 году, выступил против В. Путина, считая его Самозванцем. Некоторые ссылки остались. В статье, озаглавленной "Путин и Ридигер - старые друзья по КГБ". Дубров пишет: "В информации, приведенной со слов самого Самозванца, следует, что это очень подлый и двурушный человек. [...] Возможно, и то, что он ненормальный... ("За Русское дело", № 6 (77), 2000)[45].

В октябре 2003 года взял по Интернету интервью как венский корреспондент московской "Дуэли" у проживавшего в Лондоне и отравленного через 3 года полонием-210 перебежчика, полковника ФСБ Алексанра Литвиненко. Это было единственное интервью с Литвиненко, опубликованное в российской прессе после его бегства в Англию в 2001. Интервью было опубликовано с сильными сокращениями в номере от 4 ноября 2003 [46].

Будучи специалистом по диссидентству, осудил масонство в диссидентском движении в СССР, что нашло свое отражение в университетских рефератах в качестве учебного пособия в Северо-Западной академии государственной службы РФ.[47].

21 апреля 2004 года, как венский корреспондент московской газеты "Дуэль", подписал вместе с группой западных и российских правозащитников обращение к Эмиру Катара с просьбой покарать на территории Катара российских террористов, убивших в Катаре беженцев, бывшего президента Чечни Зелимхана Яндарбиева и его 7-летнего сына, и не высылать их в Россию, где они будут выпущены на свободу [48].

14 ноября 2004 году в статье "Беслан - ритуальное жертвоприношение сатанистов", опубликованной на шведском сайте Кавказ-Центр, обвинил российскую армию в убийстве 800 детей в Беслане и похищении 260 уцелевших детей в целях опытов над ними в секретном армейском подразделении.[49]. Статья была перепечатана в переводе на болгарский на сайте forum.rusbg.com, но ее оттуда быстро убрали[50], а также на сайте "Форумы Арктогеи (Geopolitik): Геополитика Кавказа", где она сохранилась до сих пор. [51].

В 2005 году стал одним из подписантов обращения группы политических и общественных деятелей, а также учёных и журналистов к президенту РФ В. В. Путину «Нет политическим репрессиям!».[52].

По сообщению московской газеты "Своими именами" в номере 5 от 2008 года[53] со ссылкой на ФСБ, Дубров продолжает свою подрывную деятельность против СССР/РФ.

4 июля 2006 года опубликовал антисемитскую статью "Смерть России!" в московской газеты "Дуэль". 4 июля 2006 года опубликовал статью "Смерть России!" в московской газеты "Дуэль", в которой в частности пишет[54] :

...одна из стычек в большой информационной войне между патриотами и националистами: огромной сплоченной массы еврейских патриотов своего еврейского государства Российская Федерация, которое они, в скобках, также называют Россией, с вовлечением и господдержкой от правящих евреев русской безмозглой, зомбированной массовки и горсткой русских по крови националистов, стремящихся к уничтожению этого чуждого им государства... Наблюдая из венского далека, я вижу, что вожди так называемых национал-патриотов почему-то все поголовно евреи, тесно связанные с ФСБ. Точно такой же еврейский патриотизм наблюдается у коммунистической и общедемократической публики. Ленин бы в гробу перевернулся, услышав о поддержке коммунистами неоколониальной войны современной буржуазной империалистической России против свободолюбивых народов Кавказа. В свое время коммунисты поддерживали национально-освободительные движения на окраинах поганой империи. Сейчас все наоборот. Все продались, осатанели, дебилизировались, ошовинистились и буржуазно опатриотились. Против своего еврейского государства евреи в массе не выступают. Наоборот. Они его всецело поддерживают и всячески укрепляют: свою ублюдочную жидо-поджидочную армию из русских рабов и еврейских генералов, своих кровавых ментовских и фээсбешных псов, свой оголтелый пархатый патриотизм по типу «израильского», свою поганую церковь сатаны и антихриста РПЦ с ее жидопопами и жидоепископатом и т.д. За тотальное уничтожение еврейской России выступает сейчас фактически горстка русских по крови националистов. Россия - это Русь сатанинская, как отметил даже атеист Лимонов. Она должна быть полностью уничтожена. Во имя Бога и Арийской Русской Нации. Отмечу, что речь идет именно о тотальном уничтожении жидовского государства Россия и замене его на новое, как это сделал Ленин, а не о «смене режима». Все настолько прогнило, что «перестраивать» уже нечего.

Именно в рамках этих глобальных проблем и ведется информационная война между мной и гаврилками. Россия должна быть разрушена! СМЕРТЬ РОССИИ!




В начале 2007 года органы ФСБ во главе со следователем Следственной службы УФСБ РФ по г. Москве и Московской области старший лейтенант юстиции Баранов А.А. произвели обыск на квартире редактора "Дуэли" Юрия Мухина и в помещении редакции и забрали компьютеры в ходе "доследствия". Через некоторое время Мухин был вызван на допрос в органы ФСБ. Баранов заверил его, что он не виноват, а виноват Дубров. В отличие от россиян, согласно пункту 8.3 Положения "О федеральной службе безопасности РФ", мыслепреступления иностранцев всегда расследует ФСБ , а не СК прокуратуры[55] .

06.06.2007 г. в Следственную службу УФСБ РФ по г. Москве и Московской области для проведения проверки в порядке ст.ст.144,145 УПК РФ из прокуратуры г. Москвы за №13/8-76м/07 от 03.07.2007 г. поступили материалы в отношении опубликованной в газете «Дуэль» (№27 (475) от 04.07 2006 г.) статьи «Смерть России!», автором которой является Дубров Андрей Васильевич, 1950 г.р., уроженец г. Москвы, проживающий в г. Вене (Австрия) - в связи с возможным наличием в действиях Дуброва А.В. признаков преступления, предусмотренного ч.2 ст.280 УК РФ.

13.07.2007 г. в Следственную службу УФСБ РФ по г. Москве и Московской области из Службы ЗОКСиБПЭ УФСБ РФ по г. Москве и Московской области поступили результаты осуществления оперативно-розыскной деятельности по тому же факту. Выяснилось, согласно справке ФМС, что Дубров покинул Россию на постоянное жительство за границей еще 4 февраля 1972 года через пограничный пункт аэропорт Шереметьево в Москве. В результате допроса Мухина было установлено, что Дубров Андрей Васильевич по своей инициативе представил по электронной почте в редакцию газеты «Дуэль» написанную им статью, преследуя при этом цель ее опубликования в данном средстве массовой информации и доведения ее содержания до читателей последнего.

В ходе доследствия согласно заключениям специалистов Гильдии лингвистов-экспертов по информационным спорам №18-04/07 от 09.04.2007 г. и Института криминалистики ЦСТ ФСБ РФ №3/303 от 28.06.2007г. статья содержит неоднократно повторенный и однозначно сформулированный, обращенный к читателю призыв автора статьи, полностью, тотально уничтожить РФ (Россию) как еврейское государство, не ограничиваясь заменой, существующего государственного строя или сменой политического режима. Посягательство на статус России как суверенного государства и его политический режим является посягательством на основы конституционного строя России, а уничтожение России является крайней формой посягательства на ее безопасность. Характер такого рода посягательств не предполагает возможности его ненасильственного осуществления.

Ч.2 ст.280 УК РФ предусматривает ответственность за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенные с использованием средств массовой информации. В данном случае Дубров выступил с публичным призывом к осуществлению экстремистской деятельности (совершению действий по насильственному изменению основ конституционного строя Российской Федерации, а также подрыву ее безопасности), используя средство массовой информации (газету «Дуэль»), рассказывают органы государственной безопасности Российской Федерации.

Заочный подсудимый за подрывную деятельность на суде в Москве в 2007—2009 годах на политическом процессе Дуброва-Мухина по ст. 280 УК РФ за его статью «Смерть России!», опубликованной в газете Юрия Мухина «Дуэль».[6] Дубров стал единственным бывшим советским диссидентом из числа политэмигрантов, и вообще иностранцев, который преследуется властями РФ по политической статье 280 УК РФ, так как о подобных случаях больше не известно.[56].

Прокомментировал в интервью американскому порталу "ГУЛАГ: с фотокамерой по лагерям" новые, после 1972 года, политические репрессии против него в Москве, единственным последствием которых в данном случае может быть только отказ в российской визе, указав, что он не ездит в Россию с 1995 года и не собирается ездить в эту страну, так как "ездить в такую вонючку, как Россия, - себя не уважать".[57].

Подборка материалов, озаглавленная «Смерть России!», опубликованная в газете «Дуэль» в No 27 (475) от 04.07.2006, в том числе антисемитское письмо А.В. Дуброва «О матери» из данной подборки (решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 24.11.2008) запрещено для чтения, хранения и распространения на территории Российской Федерации и внесена в цензурный cписок антироссийской литературы под номером 476 [58]. Газета "Дуэль" удалила статью "Дуброва со своего сайта, указав крупными красными буквами "24 ноября 2008 года Замоскворецким районным судом г. Москвы данный материал признан экстремистским" [59]. Однако в оглавлении статья А. В. Дуброва осталась [60]. Тем временем главред "Дуэли" Мухин потребовал от "органов" привлечь к ответственности не его, а Дуброва [61].

Примечания[править]

  1. Gherman Smirnovsky (1972-03-25). "Keep Radio Liberty Alive". Chicago Tribune. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |subtitle= ignored (help); Unknown parameter |lang= ignored (help)
  2. См. АС (Архив Самиздата Радио Свобода) 1294, 1295
  3. а б в г д е ё ж з и й Boer et al, 1982, p. 114
  4. а б Juliana Geran Pilon (1980-01-01). "Doctors as Instruments of Repression". Reason.com. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |subtitle= ignored (help); Unknown parameter |lang= ignored (help)
  5. а б Bloch & Reddaway, 1977
  6. а б "Преступна ли ГЛЭДИС?". Газета «Дуэль», №№1–2 (551), 1.01.2008. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |subtitle= ignored (help); Unknown parameter |description= ignored (help)
  7. "Профессор Н. Ф. Дубров". 
  8. "Дмитрий Быков. Школа жизни". 
  9. "Антисоветская деятельность в московских школах в 1966 году". 
  10. "Борец с антисоветчиком Дубровым директрисса Гутина". 
  11. "Первый секретарь райкома Шадрин В.И.". 
  12. "Суд над Левитиным (Красновым)". Хроника Текущих Событий. «Мемориал». 1971-07-02. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |description= ignored (help)
  13. "Новости самиздата". Хроника Текущих Событий. «Мемориал». 1971-09-11. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |description= ignored (help)
  14. "Новости самиздата". Хроника Текущих Событий. «Мемориал». 1971-11-10. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |description= ignored (help)
  15. а б "Published Samizdat collection at Open Society Archives (OSA)". Open Society Archives. Retrieved 2017-02-24. 
  16. Geene Sosin (The Pensilvania State University Press, 1999). "Sparks of Liberty".  Unknown parameter |subtitle= ignored (help); Check date values in: |date= (help)
  17. Gherman Smirnovsky (1972-03-25). "Keep Radio Liberty Alive". Chicago Tribune. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |subtitle= ignored (help); Unknown parameter |lang= ignored (help)
  18. Andrei Dubrov (August 1972). "Bibliograpy".  Unknown parameter |subtitle= ignored (help)
  19. "Юрий Иоффе". 
  20. "Dubrov and others from Levitin's circle" (PDF). 
  21. "Суд над Петром Якиром и Виктором Красиным". Хроника Текущих Событий. «Мемориал». 1973-12-31. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |description= ignored (help)
  22. "Обыски, допросы, аресты". Хроника Текущих Событий. «Мемориал». 1972-05-20. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |description= ignored (help)
  23. "Письма и заявления". Хроника Текущих Событий. 1972-10-15. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |description= ignored (help)
  24. "AP Moscow". October 24, 1972. 
  25. а б Boer et al, 1982, p. 114-115
  26. "The Jewish Floridian, December 9, 1977. Russian Front. How Soviets Use Psychiatry to Suppress Dissidents". 
  27. "Хроника дела №24". Хроника Текущих Событий. «Мемориал». 1973-07-31. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |subtitle= ignored (help); Unknown parameter |description= ignored (help)
  28. "Het koffertje van Pjotr Jakir". 
  29. "1974 г. Проводы А. Левитина". 
  30. "Журнал Московской Патриархии". 
  31. "Российское искусство". 
  32. ""Вовек "Свободы" не слыхать"". 
  33. ""Андрей Дубров написал письмо Батшеву"". 
  34. "Published Samizdat collection at Open Society Archives (OSA), No 1424". 
  35. а б Boer et al, 1982, p. 115
  36. Andrej Dubrow (1973-10-29). "Auf Befehl erschieße ich ihn". Der Spiegel. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |lang= ignored (help)
  37. De marteling van Pjotr Jakir [интервью А. Дуброва]. Elsevers[en], (Amsterdam), 8.09.1973, № 36, p. 43-45(нид.)
  38. "Religion in Communist Lands, 1974". 
  39. "Keston Institute". 
  40. "Зоя Масленникова. Жизнь отца Александра Меня. с. 355. Издательство «Присцельс», Москва, 1995". 
  41. "Участие православных в общем диссидентском движении". 
  42. "Associazione Letteraria Internazionale". 
  43. "Участник культурной программы ЦРУ". 
  44. "Лимонов о культурной программе ЦРУ". 
  45. "Аронов Михаил.". 
  46. "Интервью Андрея Дуброва с полковником ФСБ Александром Литвиненко, октябрь 2003". 
  47. "Реферат Северо-Западной академии государственной службы РФ. Диссидентское движение в СССР". 
  48. "Обращение к Эмиру Катара, 21 апреля 2004". 
  49. "Статья на запрещенном в РФ Кавказ-Центре". 
  50. "статья Дуброва по-болгарски". 
  51. "Геополитика Кавказа". 
  52. "Нет политическим репрессиям!". «Полит.ру». 2005-02-24. Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |description= ignored (help)
  53. "Офицер ФСБ А. А. Баранов выявил подрывную антисемитскую деятельность Дуброва против РФ". 
  54. "Дубров: "Речь идет именно о тотальном уничтожении жидовского государства Россияи замене его на новое". 
  55. "Положение "О федеральной службе безопасности РФ"". 
  56. Юрий Мухин (2008-12-10). "Заказ есть заказ. Почему главного редактора обвиняют за то, чего он не совершал?". Открытая электронная газета «Форум.мск». Retrieved 2017-02-24.  Unknown parameter |subtitle= ignored (help)
  57. "ГУЛАГ: с фотокамерой по лагерям". 
  58. "Список экстремистской литературы, № 476 от 24.11.2008". 
  59. "Материал признан экстремистским". 
  60. "А. В. Дубров: Смерть России!". 
  61. "Главред потребовал покарать Дуброва за инакомыслие". 

Литература[править]

  • Рецензия "Не протестующая, но и не молчащая", подписанная М. О., на самиздатскую статью А. В. Дуброва о советской молодежи "Так мы учимся. Система высшего образования в СССР" в "Русской Мысли" (Париж) от 12 октября 1972, "Русская мысль", № 2922, четверг, 23 ноября 1972

Некоторые статьи Андрея Дуброва в "Новом русском слове" (Нью-Йорк)[править]

  • История одного эмигранта. НРС, февраль 1973
  • Политическая периодика в Самиздате. НРС, февраль 1973
  • Последние дни Петра Якира на свободе. НРС, февраль 1973
  • Несколько слов о Викторе Хаустове. НРС, февраль 1973
  • Зинаила Михаловна [о жене советского генерала П. Григоренко]. НРС, май 1973
  • Дело № 24 и выпуск нового номера "Хроники текущих событий", май 1973
  • Вадим Шавров, июнь 1973
  • Тайна "Политического дневника". НРС, 9 июля 1973
  • Об одном документе Самиздата [как Гюзель Амальрик проглотила бумажку с последним словом мужа на суде], июль 1973
  • Маоисты в СССР. НРС, 20 июля 1973
  • "О тунеядцах". НРС, 10 августа 1973
  • На московской окраине. Очерки об А. Э. Левитине-Краснове. НРС, 12 августа 1973
  • Петр Якир и Виктор Красин. НРС, 9 сентября 1973
  • КГБ усиливает респрессии. Вести из Москвы. Обзор июнь - август 72. НРС, 7 августа
  • Владимир Батшев. Судьба руководителя СМОГ-а. НРС, ноября 1973
  • Тайна автора. "Удивительные похождения Васи Чмотанова". Ноябрь 1973
  • О. Александр Мень. НРС, декабрь 1973
  • В московских библиотеках. НРС, январь 1974
  • Евгений Кушев. 1. Судьба поэта. НРС, 20 января 1974
  • Евгений Кушев. 2. Огрызком карандаша...НРС, 27 января 1974
  • Поэты "Спектра", 19 мая 1974
  • Отец Дмитрий Дудко. НРС, суббота 26 мая 1974

Cтатьи Андрея Дуброва в "Русской мысли" (Париж)[править]

  • Самиздат. Так мы учимся...Система высшего образования в СССР. РМ, № 2916, четверг, 12 октября 1972
  • "Русская мысль" в России. 7 февраля 1973. РМ, № 2934, четверг, 15 февраля 1973