Беспредметное искусство

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Беспредме́тное иску́сство — термин, объединяющий направления в искусстве использующие принцип беспредметности в сюжете живописных, литературных, музыкальных, кинематографических произведений.

История;[править]

Одним из ведущих создателей беспредметного искусства считается Казимир Малевич. Неизменным сущностным ядром и содержанием любого настоящего искусства он считал неутилитарную самоценную красоту, которая возникала на основе гармонии всех элементов, часто контрастирующих друг с другом. Истинным «содержанием» искусства является оно «само как таковое», его «строй формовых элементов». В частности, для живописи это сама живопись — соотношение цветовых масс и форм, живописная фактура, реальная жизнь и развитие цветовых пятен, их «энергийная» сила и динамика; «чистый элемент живописный» и т. п. Живописцу каждый предмет предстает «беспредметной комбинацией цветов», или «цветописью». «Чистый беспредметный контакт» с таким, то есть истинным искусством доставляет зрителю «приятные эмоциональные переживания». В этом собственно и состоит художественно — эстетическое кредо Mалевича, на основе которого он и пришел к супрематизму. Основу его составляет понятие «беспредметности». Малевич употребляет его в нескольких взаимопересекающихся смыслах, восходящих к его философско — эстетическим представлениям. Согласно им, весь «мир как факт суждения» является «предметным» миром, а «мир как факт вне суждения» — беспредметным. Суждение же у Малевича в данном случае тождественно осознанию, мышлению, разуму. Таким образом, неосознаваемый мир, мир вне познающего разума и является миром беспредметным:

«Чистая работа организма — работа вне сознания и вне учёта, безобразна, беспредметна».

К возможностям же разума и сознания Малевич относился скептически, как художник хорошо ощущая их принципиальную ограниченность, а отсюда беспредметность выступает у него практически онтологическим основанием бытия. Мир, по Малевичу, в сущности своей беспредметен, то есть пребывает вне сферы действия разума, и только внеутилитарное искусство, основывающееся на эстетических, внеразумных, принципах, то есть тоже беспредметное в своей основе, в состоянии «познать» его. При этом беспредметность или сущность искусства осмысливается основателем супрематизма как высшая ступень разумной деятельности человека:

«Художество, которое и должно быть вне разума, ибо оно то завершение, где разум прекращает свою деятельность. И это только последняя вершина разумной деятельности, после которой вступаем в беспредметность или заумь, вне относительно сферы познания, знания эстетики».

Искусство «по существу беспредметно, безобразно, вне идей целевых» — не устает повторять русский авангардист. «Беспредметники», хотят освободить искусство от всего внехудожественного, «строить мир по чувству приятных восприятий», они созерцают мир явлений, и образ их творится внутри созерцающего — отсюда, если возникает новая реальность, то только реальность как «мир в себе». Беспредметное искусство это «чистое искусство»; оно обязательно содержит в себе «чистое выражение ощущений» и некий «абсолютный неизменный элемент» искусства, благодаря которому искусство обладает вечной ценностью и именно ради него хранится в музеях. В самом общем плане под беспредметностью в искусстве Малевич понимал его художественность, его эстетическую ценность вне связи с какими-либо иными внехудожественными, преходящими функциями. Ею обладает любое настоящее искусство, но только со времени импрессионистов художники осознали, что искусство можно и нужно освободить от внехудожественного, внеживописного — для живописи, балласта. И Малевич делает следующий и последний шаг — супрематизм.

В изобразительном искусстве;[править]

Виктор Сизов. Жёлтый квадрат, 2009 год. Холст, масло, 60.50 x 60.50 см.[1]

Беспредметное искусство завершение формализма по пути к отысканию «абсолютного искусства». В развитии буржуазного искусства конца прошлого столетия во всё более ясных формах выявлялось стремление художников к отходу от простого показа явлений и предметов как они есть — натурализм, реализм, какими их желают видеть или знать — идеализация, романтизм, и какими их в определенном промежутке времени в определенных внешних условиях воспринимают — импрессионизм. Вместо этого выдвигались тенденции к «раскрытию внутренней сущности» предметов и явлений путем формально — суммирующей передачи их. Эти тенденции в процессе своего развития дали ряд направлений — кубисты, футуристы, и привели к полному отрицанию всякой предметности с одной стороны, ради «научно-объективированной» организации форм — супрематизм, псевдоконструктивизм, а с другой — ради свободной, «творческой» игры их — чистый экспрессионизм, дадаизм. Беспредметники пришли к «чистой форме», к «форме форм», к «чистому» оформлению абстрактных идей и чувственных ощущений. Идеалом их является та «абсолютная» выразительность, которая присуща «чистой» — лишенной всякого тематического содержания — музыке. Если в музыке можно достигнуть максимума выразительности путем соответствующей комбинации и ритмизации звуков, которые сами никакого содержания не имеют, как полагают беспредметники, то почему не достичь того же самого путем комбинации и организации никаким «содержанием» не связанных геометрических форм, цветов, материалов «вещей» или даже букв. Подобные гипертрофические формы и отход от «литературщины», сюжетности и предмета в буржуазном искусстве могут быть объяснены только целым рядом причин, связанных, с одной стороны, с тенденциями научной объективации производственных процессов развитого индустриализма, имеющими свое своеобразное преломление в кубизме, и, с другой — с наступившим во втором десятилетии XX в., до войны 1914—1918 гг. обострением социально — экономического кризиса, который поставил вопрос о существовании всего «старого порядка» в целом, с особенной остротой для мелких и средних слоев буржуазии. Беспредметное искусство и есть двуликая форма «самоспасения» буржуазной психоидеологии: спасение в «абсолютных» нормах законов физики, геометрии, оптики, переведенных на язык искусства — супрематизм, и «спасение» в форме крайне субъективного, мистического «одушевления» этих же законов и их «чистой» выразительности — экспрессионизм.

В литературе;[править]

В области литературы лозунги беспредметного искусства нашли своё применение сначала у футуристов, как западных, так и русских, потом в более последовательной форме у дадаистов Швейцарии, Франции, Германии, у мерцистов в Германии и у некоторых «поэтов-конструктивистов». В России футуристы «уничтожали предметы ради ритма», они в идеале хотели создать поэзию, «где остается чистый ритм и темп как движение и время», где «ритм и темп опираются на буквы, как знаки, заключающие в себе тот или иной звук». Но у них звуковые поэмы все еще остались очень близкими по характеру к импрессионизму, — они строились по принципу подражания тому или другому внешнему явлению, например шум аэроплана, автомобиля или отражения впечатлений от таковых. Настоящий поэт беспредметник в идеале пользуется для построения своих стихотворений словами, никакого логического значения не имеющими, как исключительно звуковым составом. Он «делал» новые слова, заимствовал слова африканских негров, давал ритмическую вариацию того же слова через несколько строк, или же, наконец, перечислял простые цифры, давая им ритмические акценты. Вершиной беспредметной поэзии является «последовательная поэзия» немецкого поэта Курта Швиттерса. Он констатирует, что «абстрактная поэзия освободила слово от ассоциации — это её великое достоинство», но по его мнению этого ещё недостаточно. Идеальная поэзия имеет своим материалом не слово, а букву, типографский знак:

Последовательная поэзия строится из букв. Буквы бессмысленны. Сами по себе они беззвучны, в них лишь дана возможность звучания. Последовательная поэзия соединяет буквы в группы букв и противопоставляет их друг другу. [2]

Литературные беспредметники дали только «поэзию» — проза их выходит из рамок беспредметности и напоминает собою прозу экспрессионистов. Наиболее яркими представителями беспредметной поэзии являются на Западе дадаисты.

Художественные, литературные приёмы;[править]

Множественные техники, применяемые в разных направлениях искусств, обозначенные арсологами как литературные, музыкальные и художественные приёмы, особенно значимы для исследования произведений направлений беспредметного искусства, основанных на принципе выражения отсутствия предмета и предметности. К техническим методам, применяемым для создания произведения в направлениях беспредметного искусства, выделяют два приёма. Сознательно вводимая случайность, естественность как технический метод, применяемый для создания произведения, выражается в литературный и художественный приём, обозначенный арсологами как естап, применяемый в направлениях в искусстве, представители которого, взяли за основу метод составления композиции, при котором, согласно с «Каталогом художественных приёмов»:

«Введение элементов в структуру произведения определяется согласно случайным факторам».

Например, естап в музыке это исполнение произведения, сочиняемого в процессе игры. Метод же основанный на закономерности вводимых в структуру произведения элементов, составлении композиции произведения согласно закономерным, системным факторам, обозначен арсологами как играп. Обозначенный арсологами метод играпа имеет широкое литературное, художественное и музыкальное применение и значение. Пример применения играпа, композиция может строиться на основе числовых комбинаций, по правилам какой-либо игры. По оценке арсологов произведение предстаёт как частный момент или стадия процесса составления композиции, в котором способ достижения важнее, чем сам результат. В литературе играп это текст, стабильно не фиксированный, принципиально не замкнутый и допускающий бесконечное продолжение, так играп в литературе применимо к информационной действительности может быть начат одним листуртом. Например, в «Каталоге литературных приёмов», для начала играпа, арсолог приводит листурт, что может быть заимствован и дописан другим листуртом как до, так и после, составляя единый смысловой текст от многих авторов: «Бессмертно слово».

Список приёмов;[править]

  • Бросап. Художественный приём, нанесение краски на холст, в случайном порядке, путём броска или её разбрызгивания. [3]

Направления;[править]

Направления в искусстве использующие принцип беспредметности:

Направления в искусстве использующие принцип беспредметности:

См. также;[править]

Примечания;[править]

  1. "Виктор Сизов. Жёлтый квадрат, 2009 и 2011 год.". Retrieved 2011-10-01.  Unknown parameter |description= ignored (help); Unknown parameter |lang= ignored (help)
  2. Консеквентная поэзия, ст. К. Швиттерса в журнале «G», № 3, 1924 год.
  3. Дмитрий Платонов. Творческая литерография, часть IV. Приём по динамическому списку «Каталог художественных приёмов», материал разработан в рамках исследователей современного искусства «Первой» группой арсологов, 2010 год.