Боевые слоны

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Слоновий Доспех (Индия, XVIII Век)

Слоны были приручены и стали использоваться в военных целях впервые в Индии. Случилось это, вероятно, в начале первого тысячелетия до новой эры. В V или VI веке до новой эры финикийцы при помощи индийских специалистов приручили и слонов обитавших в ту пору в Северной Африке.

Здесь необходимо подчеркнуть, что африканские слоны античных армий не имеют ничего общего с африканскими слонами, живущими ныне южнее Сахары. В античное время климат в Северной Африке был мягче, и в Магрибе, между пустыней и Средиземным морем, оставалась ещё полоса саванн, где и водились слоны вымершего ныне вида. Это были совсем мелкие слоны — меньше индийских.

«Меньше», впрочем, понятие относительное. Глядя даже на индийского слона, очень трудно представить себе, как на его спине могла помещаться трёхместная башня. Башня помещалась только потому, что боевые и рабочие слоны отличались размерами в такой же мере, как и кони. В военных целях использовались только самые рослые самцы.

Вооружение слона[править]

Боевой слон представлял собой подразделение из собственно слона и трёх человек — махаута (погонщика-водителя), стрелка и сариссофора (в индийском варианте — 4 человека: махаут, тяжеловооружённый метатель дротиков и два лучника).

Махаут открыто располагался на шее слона, а стрелок и сариссофор в укрытии из лёгких щитов на спине слона. Сариссофор защищал слона с флангов, не давая вражеской пехоте подбираться к ногам и брюху, а стрелок вёл метательный бой стрелами и дротиками. Но главным оружием подразделения являлся сам слон, который наводил ужас своими размерами, топтал противника ногами, пронзал бивнями и душил хоботом, если хотел.

Главным поражающим фактором при атаке слонов, несомненно, являлся страх, который эти животные вызывали своим видом у непривычных ещё людей и лошадей. Немалую роль, впрочем, играла и огромная физическая сила слонов. К тому же слонам иногда давали двуручные кривые мечи. Но это была не слишком хорошая идея, — больше для эффекта, — хобот не рука, и слон не очень-то ловко мог размахивать мечом. Больший успех достигался, если короткие бивни индийских и североафриканских слонов удлиняли железными наконечниками: таким оружием слоны пользовались с большим успехом.

Слон в бою[править]

Фреска с изображением боевого слона

Наиболее существенным недостатком слона как боевого животного была его плохая управляемость. Слоны не склонны слепо следовать за своими начальниками и очень рассудительны, чего нельзя сказать о лошадях. И о большинстве людей, кстати, тоже. Слон не прыгнет в пропасть, как лошадь, за вожаком табуна. Слон вообще хорошо подумает, прежде чем что-то сделать.

Слон подчиняется махауту исключительно из дружеских чувств. Но не из страха: собственные слоновьи сообщества не тоталитарны. Кроме того, в отрядах слонов присутствовало двоевластие: кроме махаутов, слоны ориентировались и на собственных лидеров.

Так вот, с одной стороны, слоны сражались более сознательно, чем лошади, поражающие врага только по курсу движения: слоны отличали своих от чужих и нападали на врага, понимали, зачем им мечи. С другой стороны, слоны были способны оценить риск.

Слон, конечно, шутя мог пройти сквозь сколько угодно рядов пехоты, только ему это было без надобности. Нагнать его на пехоту было трудно — если люди не расступались, слон останавливался и, в лучшем случае, пытался расчистить себе дорогу.

То есть, если о кавалерии нельзя сказать, что её атаки имели на пехоту в строю чисто моральное воздействие, то со слонами дело обстояло именно так. Если бы нет… Другой вопрос, что на психику слон давил… как слон. Трудно вообразить, насколько сильно давил.

Слонов нельзя было приучить не бояться огня. Нельзя было приучить не бояться людей — существ, может и мелких, но надоедливых и способных больно колоть копьями. Слонов вообще нельзя было приучить не бояться, так как нападали они только из желания сделать приятное махауту, но всему есть свои предел — слоны не горели умирать по такому поводу. Даже если они защищали своих махаутов, то и тут понимали, что лучший способ уберечь их — унести в безопасное место.

В общем, слоны отличались низким боевым духом. Серьёзный мотив для участия в сражении дать им было невозможно, кроме того, средняя продолжительность жизни слона в ту пору была вдвое больше человеческой, и слонам это нравилось.

Несомненно, неудачи боевого применения слонов и вытеснение их конницей в значительной мере были обусловлены и тем, что этот вид животных так до сих пор и не одомашнен, а только приручён. Поголовье ручных слонов всегда пополнялось путём отлова диких. Селекция, таким образом, не производилась, и боевые слоны отличались от рабочих только размером, но не психологическим складом.

Есть сведения, что слонам для храбрости перед боем давали пиво или вино, либо сахар и перец. Но вряд ли целью ставилось получение пьяного и буйного слона: себе дороже, слоны и в трезвом состоянии были не очень-то управляемы. Что же касается сахара и перца, то их причастность к возбуждению в слонах боевого духа явно исключается: метаболизм слонов не настолько оригинален.

Скорее здесь речь шла об укреплении перед сражением боевого духа и сплочённости подразделения (в смысле, слона с экипажем) путём совместного распития спиртных напитков. Не исключено, что слоны предпочитали закусывать именно сахаром и перцем, а не, допустим, маслинами и сыром. Кроме того, сахар и перец поднимали в глазах слона престиж махаута, — да и свой собственный, — рядовому составу эти продукты в пайки не включались.

Александр Македонский и индийские боевые слоны[править]

Одно из наиболее известных сражений, в которых участвовали слоны, состоялось, когда македонцы вторглись в Индию. Дорогу македонцам преградила армия царя Пора, в числе которой, кроме людей и коней, имелось и 150 слонов. До того македонцы уже могли видеть нередких в Средиземноморье африканских слонов, но встречались со слонами в бою (по некоторым данным) только в битве при Гавгамелах-Арбеллах, не имели чёткого представления, как бороться с ними, не могли причинить им заранее рассчитанного оптимального вреда, но все равно победили их.

Индийская армия была построена в три линии: лучники, слоны и щитники. Кавалерия и колесницы были на флангах. Македонцы также расположили кавалерию на флангах, а впереди фаланги поставили гипаспистов, — «среднюю пехоту».

Когда гипасписты рассеяли индийских метальщиков, слоны, трубя и топая ногами, двинулись на них, и македонцы, «то бежали от слонов, то преследовали их, когда те пятились, как корабли, дающие задний ход». Эти манёвры повторялись долгое время с унылой регулярностью. Особого внимания в них заслуживает фаза бегства македонцев от слонов, ибо человек убежать от слона не может. Слоны и не стремились догнать македонских солдат. Они только пытались напугать и прогнать их с поля боя. Македонцы в отношении слонов вынашивали аналогичные планы.

Иногда македонцам, испускавшим грозные вопли и метавшим в слонов дротики, удавалось прижать последних к индийской фаланге, и тогда начиналась рукопашная схватка, но тут перевес оказывался на стороне слонов, и македонцы в очередной раз бежали к своей фаланге, получали порцию воодушевления от офицеров, после чего снова наступали на врага. Постепенно македонцы заметили, что с каждым разом слоны контратакуют «все менее пылко» и явно боятся людей не меньше, чем люди их. Видя это, македонцы с каждым разом наступали на слонов все увереннее.

Кроме того, македонцы сбили дротиками некоторую часть махаутов, но и без них слоны не выходили из боя, а продолжали сражаться под руководством собственных лидеров.

Македонцы потом хвастали, что отрубали слонам хоботы секирами, но это одна из вещей совершенно исключённых физически. Даже не принимая во внимание качества македонского железа, перерубить топором ударом снизу упругий хобот, болтающийся на солидной высоте, притом, что слоновья кожа сама по себе стоила кожаного панциря, невозможно в принципе.

Нанести опасную рану слону оружием, существовавшим до новой эры, вообще было очень трудно. Хотя, конечно, нет ничего невозможного. Так, римский император Коммод, выступая на гладиаторских играх, умудрился поразить небольшого слона одним ударом копья. Но это событие, естественно, рассматривалось как чудо (да и сам Коммод на основании внешнего сходства со скульптурными изображениями считал себя реинкарнацией божественного Геркулеса).

Чаще же всего, нападая на слона, воины стремились ранить его в ноги: ноги у слонов сильно перегружены, и повреждения мышц скоро лишали слона возможности двигаться. В отличие от других животных, слон не только не может передвигаться на трёх ногах, но и долго стоять, если одна нога серьёзно ранена. Но македонцы этого не знали.

Слоны продолжали бой, пока не поняли, что им не удастся прогнать македонцев, а поняв, не обращая более внимания на команды махаутов, обратились в бегство, смяв по пути индийскую пехоту. Собственно, так обычно и заканчивается описание сражения с использованием слонов.

Слоны в других армиях[править]

Завоевав часть Индии, македонцы включили слонов и в состав собственной армии. Затем, с распадом Македонской державы, слоны заняли довольно значительное место в армиях эллинистических государств:Эпирского царства, держав Селевкидов и Птолемеев.

Несколько изменился и способ боевого построения: если в Индии слоны строились с промежутками, так, чтобы их хватило на весь фронт войска, то греки ставили слонов плотно, компактной группой.

Слоны, расположенные на флангах, представляли собой меньшую угрозу для своей пехоты в случае обращения в бегство. Кроме того, для защиты своих войск от бегущих слонов карфагенские вожаки имели с собой большой стальной гвоздь и молот. Если слон поворачивал на своих, махаут вгонял ему гвоздь в череп. Позже такой слоновий самоликвидатор был применён и греками, хотя и гарантию он давал сомнительную: однажды увидев гибель дезертира, прочие слоны делали выводы и, в дальнейшем, при намерении бежать, принимали против вожаков превентивные меры.

В Индии самоликвидатор не применялся и вовсе. Связан такой гуманизм, естественно, был не со священным статусом слона, а с тем, что стоил он дороже десятка-другого пеших ополченцев, которые к тому же в любом случае обратились бы в бегство, увидев, что и слоны не устояли.

Роль боевых слонов в армии[править]

Для эллинистических армий была характерна концентрация: один слон на 500 человек. Даже в Индии и Карфагене — не более, чем один слон на 150 человек. Исходя из обычной численности армий древности, одно государство могло иметь всего от 150 до 400 боевых слонов.

Если в Индии слонов ставили впереди пехоты, то греки использовали слонов на флангах боевого порядка, где они должны были бороться с вражескими слонами и кавалерией. Между собой слоны сражались охватывая друг друга хоботами и ударяя бивнями, с кавалерией же им бороться было совсем просто: лошади не хотели подходить к ним, пугались, и большинство всадников оказывалось на земле без всякого насилия. А стрел слоны не боялись.

К началу новой эры опыт использования слонов в средиземноморском регионе окончательно показал, что против стойкой пехоты они не имеют успеха. Слонов уже не боялись — солдаты сами нападали на них с факелами, пускали в слонов горящие стрелы и бросали им под ноги доски с гвоздями.

Да и даже не в факелах было дело: македонцы не пугали слонов огнём, но те все равно бежали от них. Слоны, в конечном счёте, страшились не факелов, а людей: если люди не бежали, а нападали сами, слоны отступали.

По этим причинам к началу новой эры слоны перестали использоваться в армиях Средиземноморья.

С другой стороны, примерно в это время боевые слоны появились в Индокитае. Там они использовались несколько иначе: расчёт состоял из 6 человек, причём командир совмещал функции махаута и вёл бой с помощью длинного копья, сулицы и лука, а позади него сидел оруженосец, прикрывавший командира щитом и подававший ему нужное оружие. Остальные же четверо шли рядом и прикрывали ноги слона, каждый свою. Такая организация была, пожалуй, более целесообразна. Но в государствах Индокитая слоны имели небольшое распространение, только как представительский транспорт высшего командования.

В Индии не имелось такой пехоты, какая была в античной Европе. Все профессиональные войска составляли кавалерию, ополчение же можно было рассеять и слонами. Поэтому в армиях индийских государств слоны использовались до XV века, то есть до появления артиллерии. С XIII века слонов стали защищать броней, но лёгкой, так как удельная мощность слона не позволяла слишком его грузить. Броня, впрочем, мало увеличивала живучесть слона, так как самые уязвимые места — хобот, ноги и брюхо — она как раз и не защищала.

До XIII века слоны использовались и в армиях Ближневосточных государств, например, Хорезма, но в небольшом количестве.

Транспортные функции слонов[править]

В Индии, где слоны были относительно недороги, на них, кроме боевых, возлагались и транспортные функции. В качестве вьючных животных слоны могли нести до 600 кг груза и имели лишь тот изъян, что нуждались в свежих листьях и не могли обходиться одним сеном. Да и сено в необходимом слонам количестве, в отличие от овса, почти не поддавалось возке. Накормить слонов, скажем, при переходе через Альпы, было большой проблемой.

В остальных же отношениях слоны имели очень неплохие показатели. Несмотря на полную неспособность не только прыгать, но и бегать, просто шагом слоны могли двигаться с такой же скоростью, что и лошади рысью, причём пройти в день до 50 километров не представляло для них проблемы.

Особенно полезны были слоны при совершении маршей в джунглях, ибо не только не нуждались в дороге, но и сами прокладывали её, легко разбирая буреломы и расчищая заросли. Удивительно, но слоны без труда проходили как по горам, так и по болотам.

C XVI века слоны в Индии стали использоваться и для перевозки пушек.

См. также[править]