Василий Иванович Казанцев

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Василий Иванович Казанцев (родился 5 февраля 1935 года в деревне Таскино Томской области) — русский советский и российский поэт. Эссеист. Представитель "тихой лирики", входил в "кожиновский" круг поэтов. Член Союза писателей с 1963 года.

Работая в русле традиции, создал ,стремясь отразить время, много стихотворений в новаторском духе, в том числе диалогических.

Жизненный путь[править]

Родился в деревне Таскино Томской области, куда его предки переселились с Вятской земли перед Первой мировой войной. Из крестьян. В.В.Кожинов в статье "Поэзия Василия Казанцева" (1979)особо отмечает, что "до семнадцати лет поэт был крестьянином, земледельцем в самом прямом и полном значении слова".

Учился на историко-филологическом факультете Томского университета, преподавал, работал в газете,затем закончил Высшие Литературные Курсы при Литературном институте им. А.М. Горького. Печатается с 1953 года. Первая книга - «В глазах моих небес» (Томск, 1962).

Принимал участие в литературной жизни, сохранилось такое свидетельство Наиля Валеева: "В устном комментарии ... В. Кожинов высказался в целом о поэзии 60-х годов: «Очень творческая обстановка была в кружке, в который входили Николай Рубцов, Анатолий Передреев, Алексей Прасолов, Василий Казанцев и другие. Их еще нигде не печатали, а они уже не сомневались в своих возможностях как поэтов. Более того, они были уверены, что именно им принадлежит пальма первенства в современной русской поэзии"(http://zvezdapovolzhya.ru/kultura-i-iskusstvo/o-kozhinove-26-04-2012.html).

С нач. 1970-х живет в г. Реутово Московской области. Публиковался в журналах "Наш современник", «Юность», «Новый мир», «Молодая гвардия», «Сибирские огни», в поэтических альманахах. Автор сборников «Прикосновение» (1966), «Поляны света» (1968), «Русло» (1969), «Равновесие» (1970), «Талина» (1974), «Порыв» (1977), «Дар» (1978), «Выше радости, выше печали» (1980; составитель и автор предисл. В.Кожинов), «Свободный полет» (1983), «Рожь» (1983), «Прекрасное дитя» (1988), «Стихотворения» (1990) и других, изданных в Новосибирске и Москве.

"Пророк" Василия Казанцева[править]

ПРОРОК
Когда божественный глагол,
Как гром внезапный, разразится,
И смертно потрясённый дол
Взликует и преобразится,

И свет произойдёт из тьмы
И возблестит, на землю рушась,
И, словно холодок зимы,
Проникнет внутрь священный ужас,

Возвысившийся над людьми,
В пьянящее соседство бога
Почти вступивший, не возьми
Ты на себя излишне много.

Ты не сочти из простоты
Мгновенного, гордыней болен,
Что волен слышать голос ты
И голоса не слышать волен.
1969


Отзывы[править]

Вадим Кожинов посвятил творчеству Василия Казанцева ряд статей и предисловий, осмысляя творчество поэта в русле русской традиции (http://poezosfera.ru/poeticheskij-mir-vasiliya-kazantseva.html): "В зрелом творчестве Василия Казанцева органически соединились, слились его собственное открытие мира, свершившееся в родной деревне, и глубоко усвоенные уроки классической поэзии. Выше уже были названы имена тех поэтов — от Пушкина до Бунина, — которых Василий Казанцев считает (и вполне основательно) своими главными Учителями. Созданная ими высочайшая поэтическая культура явилась для Василия Казанцева безусловным образцом, мерой, идеалом."

М.Ф.Пьяных о поздней поэзии Казанцева: "Долгое время назревавший порыв Казанцев к «двуединой высоте» получил свою весьма ощутимую реализацию в книге «Стихотворения» (1990), значительную часть которой составила гражданская лирика, написанная в годы горбачевской перестройки. Обретение политической свободы и исчезновение былого страха перед властью способствовали внутреннему раскрепощению Казанцева, расширению тематического диапазона его лирики (стихи о природе и любви, размышления о жизни собственной души существенно дополнились размышлениями о недавнем тоталитарном прошлом и о русской истории), усложнению и углублению восприятия им внешнего и особенно своего внутреннего мира. Художественное мировосприятие Казанцев становится диалогичным (его стихи строятся теперь чаще всего как диалоги с самим собой или с воображаемым собеседником) и нередко парадоксальным, он теперь отчетливее видит несовпадение и противоречие между идеалами и действительностью, светом и тьмой, свободой и необходимостью, добром и злом, остро чувствует иронию истории («Есть дерзновенные теории. / И есть высокий идеал. / И есть ирония истории, / Как классик некогда сказал. / Достиг, чего достичь надеялся, / Чего не смог достичь никто. / А огляделся и примерился — / Совсем, совсем, совсем не то»). Одновременно с углублением и усложнением нравственных и историко-философских размышлений Казанцева его лирика приобретает назидательные и отчасти рассудочные оттенки. " (http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/kazancevvi.php)

Премии и награды[править]

В 2000 году получил премию «Поэзия», в 2001 году — премию имени Н. А. Заболоцкого в 2005 стал одним из первых лауреатов Международной литературной премии имени Сергея Есенина.

Фрагмент интервью[править]

Поэт-философ, как всегда, лаконичен: " – Что является содержанием ваших стихов?

– Если кратко, то постижение мира и человека в нём.

– Вашим стихам свойственна уравновешенность?

– Да. Но уравновешенность как итог понимания драматизма мысли.

– Но ведь жизнь так неуравновешенна, так дисгармонична.

– На то и дана художнику творческая воля, чтобы из бесчисленных, случайных черт сотворить одухотворённую красоту. " (http://podmoskovye.bezformata.ru/listnews/podmoskovnij-sibiryak-vasilij-kazantcev/550718/)