Василий Корнилович Звездочётов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Василий Корнилович Звездочётов (? — апрель 1805) — соливычегорский крестьянин, передовщик, основатель и руководитель поселения Курилороссия (1795‒1805) на острове Уруп.

В 1777 году — участник экспедиции Шабалина на бригантине «Св. Наталия».

В 1794 году по инициативе Г. И. Шелихова была восстановлена русская колония на острове Уруп.[1] Она располагалась в той же бухте Ванинау, где с 1776 по 1785 г. уже существовало русское поселение, называемой в настоящее время бухтой Алеутка.

В 1794 году на судне «Св. Алексей», снабженном необходимым запасом продовольствия, оружия и снаряжения, на Уруп отправился Курильский отряд, состоящий из 31 человека промышленных, 4-х посельщиков — хлебопашцев, знающих кузнечное, слесарное и литейное дело, 2-х алеутов и 3-х женщин.

Как сообщил впоследствии в письме от 15 февраля 1806 г. директор Российско-Американской компании Н. П. Резанов, «водворились они на полуденной стороне в той гавани, где прежде зимовало судно купца Лебедева-Ласточкина и восточною бурею было выброшено на берег, ибо гавань от востока не защищена ни мало, да и судно „Св. Алексей“ терпело такое от сих ветров бедствие и при необычном приливе занесено было в речку, из которой весною насилу смогли его высвободить».

Начальником поселения был назначен В. К. Звездочётов. Относительно его личности существуют противоречивые мнения. Современники, которых он, по-видимому, немало притеснял, считали, что выбор начальником поселения Звездочётова во многом предопределил судьбу поселения. Он неоднократно бывал на Курильских островах, знал их в совершенстве, но отличался, по мнению многих, жестоким и своенравным характером и неоднократно нарушал требования Г. И. Шелихова «об обласкании народов». Однако Филат Дружинин, препараторский ученик, живший на Урупе в 1844‒1845 гг., сообщал: «Что касается до Звездочётова, которому бывшая подчиненная ему команда повсюду разгласила проклятия, как изуверу рода человеческого за то, что он поступал с ними жестоким образом, без всякой со стороны их провинности, но люди, знавшие его и служившие с ним, сказывают совсем напротив, что человек он был хорошего нрава, чрезмерно правдолюбив и неутомимым во всяком деле, и посему строго требовал от своей команды всю возможную деятельность как в бобровом промысле, так и о запасении кормов. Это не нравилось команде, день от дня всегдашняя к нему ненависть за строгость его увеличивалась».

Перезимовав, Звездочётов в 1795 году начал проводить опыты посева ржи, пшеницы и овса, однако они оказались неудачными, хотя горох и лён дали хороший урожай.

События на острове тем временем приняли трагический характер. Звездочётов засек до смерти старосту отряда Ивана Свешникова, выказавшего ему неповиновение. Возмущенные этим промышленники отстранили его от начальствования и выбрали передовщиком Г. Кошечкина. Звездочётова, связав, отправили на 17-й остров (Северный Чирпой — Чёрные братья) с тем, чтобы курильцы доставили его на Камчатку с донесением о его поступках. Но Звездочётов сумел хитростью завоевать доверие островитян, с их помощью вернулся на остров Уруп, арестовал Кошечкина, Корюкова, Скачкова и Стасова как основных зачинщиков бунта и выслал их на Камчатку. Опасаясь заговора, Звездочётов приказал отряду из 15 человек возвращаться через Камчатку в Россию просить подкрепления и высылки алеутов с байдарами для бобрового промысла. Отряд ушел на северную сторону острова собирать выкидной лес и строить байдару. Прожив там зиму 1797/98 года, отряд возвратился в гавань к Звездочётову, но он запретил им даже пристать к берегу и, угрожая оружием, велел заночевать в соседней бухте. Затем Звездочётов, принимая по 2‒3 человека, выдал им необходимые вещи и приказал немедленно отправляться в путь. Сам он с 12 мужчинами и 3 женщинами оставался на Урупе, имея много товаров, две трехфутовые медные пушки, полный комплект оружия на оставшихся с ним людей.

Известно, что Звездочётову удалось наладить торговые контакты через айнов с японцами, от которых он получал продукты питания и вино.

Звездочётовцы ежегодно добывали красную рыбу для пропитания на охотской стороне острова в районе озера Токо. Промысел каланов также был успешным.

В 1801 году Уруп посетили японские чиновники Тояма Гендзюро и Мияма Ухэнда. Не считаясь с требованием Звездочётова и других русских, они поставили столб с надписью: «Остров, подчиненный великой Японии, пока существует небо и земля».

С 1803 году японские чиновники стали чинить препятствия торговым связям хоккайдских и итурупских айнов с факторией Звездочётова. Поступления продуктов питания, тканей и других необходимых вещей прекратились, и русские поселенцы попали в критическое положение. Поэтому в 1804 году было принято решение возвращаться на родину. Для этого была построена байдара, и осенью того же года поселенцы в количестве 13 человек отправились в путь. Но добрались они только до Рэфунцирипои (17-й остров, или Чирпой), поскольку «сезон был уже поздний, и для них не было попутного ветра, чтобы двинуться дальше по островам… они возвратились на остров Уруп и здесь зимовали». На северном Чирпое, по-видимому, в бухте Песчаной, они и зарыли пушки и припасы к ним.

По позднейшим сведениям, начальник поселения передовщик В. К. Звездочётов умер в апреле 1805 года, а находившиеся с ним люди, не имея никаких средств к существованию, через некоторое время после его смерти покинули Уруп. Они на байдарах достигли о-ва Шумшу, где застали судно приказчика Российско-американской компании Баннера, и по окончании промысла были перевезены им в Ново-Архангельск


Русский бриг «Юнона» под командованием И. А. Хвостова и тендер «Авось» под командованием Г. И. Давыдова подходили к Урупу 1 июня 1807 года штурман с тендера «Авось» по возвращении с берега доложил, что «видел жилище русских, почти уже обвалившееся, но нет ни следа человеческого и никакого признака недавнего пребывания в сем месте людей; дороги даже поросли травою. Он нашел оставленную бочку и несколько фляг, видел над одной могилой крест, а над другою доску с надписью, из коей видно, что доска поставлена в 1805 году в апреле, что Звездочетов, трое промышленных, посельщик и одна женщина померли и что они промышляли на сём острове благополучно».[2]

Ссылки[править]

  1. За год до своей смерти, 9 августа 1794 г., Г. И. Шелихов писал о своих планах освоения Курильских островов: «…обязан я отправить из данных мне хлебопашцов несколько семей на Курильской восемнадцатый остров, ибо и там было и есть мое намерение завести помаленьку Русь»
  2. В. О. Шубин. Русские поселения на Курильских островах в XVIII‒XIX веках