Российско-Американская компания

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Российско-Американская компания — компания учреждённая 8 июля 1799 г. для колонизации побережья Америки, образованная из основанной в 1781 г. «Северо-Восточной компании» восточносибирских предпринимателей Григория Шелихова и Голиковых,[1] занимавшейся торговлей мехами, и «Иркутской коммерческой компании»,[2] основанной иркутским купцом Николаем Мыльниковым.

Флаг Компании

История создания[править]

Основные форпосты РАК

Идея создания торговой компании для колонизации побережья Америки принадлежала Г. И. Шелихову, ещё в 1788 г в Петербурге он подавал прошение о предоставлении ему монополии и привилегий на создание такой компании. Однако Екатерина II была против монополий (для конца ХVIII века такая позиция была весьма характерной), считая, что «распространение в Тихое море не принесет твердых польз», так как одно дело торговать, а совсем другое — «завладевать» новыми землями.

Не получив монопольных привилегий, Г. И. Шелихов продолжал действовал как частное лицо, используя для своих целей финансирование за счет вексельных кредитов как и ранее, например, в 1780 г. он брал в долг более 60 руб. у купцов Мыльниковых и Мичуриных по 4 векселям сроком до двух лет.

После неожиданной смерти Шелихова в 1795 г. инициатором создания Российско-Американской компании и впоследствии верховным правителем её стал шелиховский тесть Николай Петрович Резанов (1764—1807) — масон, экс-чиновник Петербургской казённой палаты, Военной коллегии, Адмиралтейств-коллегии, Кабинета Ея Императорского Величества, придворный камергер, обер-прокурор Сената, действительный статский советник.

В 1797 г. произошло объединение Шелиховской компании и Иркутской компании Мыльникова, общий складочный капитал объединённой компании составил 724 тыс. руб. и было составлено новое прошение. Доклад Коммерц-коллегии «О целесообразности образования Американской компании» был предоставлен императору Павлу I 9 сентября 1897 г.,

Последующий указ Павла I иркутскому генерал-губернатору Л. Т. Нагелю от 6 сентября 1797 г. одобрял объединение компаний: «Соединение купцов Голикова, Шелихова и Мыльникова для совместного отправления торговли и промыслов их на американских островах почитаю полезным и оное утверждаю».

В октябре 1797 г. Нагель послал императору рапорт о получении указа и создании Американской коммерческой компании. 18 января 1798 г. рапорт Нагеля был заслушан в Правительствующем сенате.[3]

8 июля 1799 г. царем был подписан указ Правительствующему сенату об учреждении этой компании.

Учредители[править]

§ 21. Сія Компанія состоитъ изъ соединенія двухъ компаній, а именно: Американской Сіверо-Восточной, Сіверной и Курильской, Шелихова и Голикова и Иркутской коммерческой Мыльникова съ товарищи.

2. Оная принадлежите ньіні нижеслідующимь хозяйственнымъ фамиліямь: 1-й, покойнаго Рыльскаго именитаго гражданина Григорья Шелихова вдовствующей супругі Натальі Алексіевой съ наслідниками, Всемилостивійше отъ Его Императорскаго Величества пожалованной въ дворянское Россійской Имперій достоинство; 2-й, Курскаго именитаго гражданина Ивана Ларіонова Голикова, съ сыномъ его Николаемъ; 3-й, Иркутскаго 1-й гильгдіи купца Николая Прокопьева Мыльникова, съ дітьми его Дмитріемь, Яковомъ и Михайломь; 4-й, Иркутскаго 2-й гильдіи купца Петра Дмитріева Мичурина, съ дітьми его: Николаемъ, Прокопьемъ и Дмитріемь, съ братомъ его Николаемъ и племянниками, дітьми покойнаго брата ихъ Ивана Дмитріева Мичурина; 5-й, Иркутскаго 2-й гильдіи купца Семена Алексіева Старцова съ сыномъ его Дмитріемь и племянникомъ Федоромъ Петровымъ Старцовымъ; 6-й, Московскаго 2-й гильдіи купца Евстрата Иванова Деларова съ сыномъ его Иваномъ; 7-й, Иркутскаго 2-й гильдіи купца Степана Федорова Дудоровскаго, съ сыномъ его Iосифомъ; 8-й, Рыльскаго 3-й гильдіи купца Ивана Петрова Шелихова; 9-й, Иркутскаго 2-й гильдіи купца Ивана Федорова Дудоровскаго; 10-й Иркутскаго 3-й гильдіи купца Емельяна Григорьева Ларіонова; 11-й, Иркутскаго 3-й гильдіи купца Андрея Петрова Литвинцова, съ дітьми его: Евдокимомъ, Иваномъ и Андреемъ; 12-й, Иркутскаго 3-й гильдіи купца Лаврентья Иванова Зубова; 13-й, Иркутскаго 2-й гильдіи купца Федора Федорова Дудоровскаго; 14-й, Иркутскаго 3-й гильдіи купца Алексія Федорова Останина; 15-й, Иркутскаго 3-й гильдіи купца, Петра Федорова Иванова, съ дітьми его: Яковомъ, Павломъ и Петромъ; 16-й, Рыльскаго 3-й гильдіи купца Василья Иванова Шелихова; 17-й, Иркутскаго 3-й гильдіи купца Ивана Михайлова Киселева; 18-й, Иркутскаго 3-й гильдіи купца Ефима Никитина Сухихъ, съ сыномъ его Петромъ; 19-й, Иркутскаго 3-й гильдіи купца Прокопья Иванова Давыдова, съ дітьми его: Иваномъ и Степаномъ; 20-й, Иркутскаго 3-й гильдіи купца Петра Прокопьева Мыльникова.[4]

Капитал и пайщики[править]

Первоначально капитал компании (724 тыс. руб.) был разделен на 724 акции по 1000 руб. Мыльникову вместе с сыновьями принадлежало 132 акции.

В конце 1799 г. было принято решение о выпуске 1000 дополнительных акций номиналом по 500 руб., а к 1801 г. общее количество акций достигло 7350. Акции мог приобрести любой желающий.

Впоследствии было решено стоимость акции определять исходя из суммы оборотного капитала, поделенного на 724, и она была весьма высокой. С учетом оборотных капиталов цена акции была определена в 3638 руб.

Весной 1802 г. император Александр I приобрел 20 акций за 10 тыс. руб., его примеру последовали члены царской семьи, после чего акции компании стали раскупаться государственными деятелями, дворянством и богатыми купцами. Первыми приобрели акции Н. П. Румянцев и Н. С. Мордвинов.

С 1816 года, компания начала эмиссию своих собственных денег — марки достоинством в 1, 2, 5, 10 и 20 рублей печатались на пергаменте из тюленьей кожи. В 1826 г. появились и разменные марки по 10, 25 и 50 копеек.

В 1818 г. в компании было 630 акционеров и около 45 % акций принадлежало владельцам крупных пакетов (100 и более акций). В 1819 году из 18 совладельцев компании только 8 были купцами, а 10 — придворными чиновникам. В 1844 г. из пяти директоров компании к торговле имел отношение только один, остальные были адмиралами и генералами.

Задачи компании[править]

В задачи компании входила торговля с западным побережьем Америки и странами того региона. Компания скупала пушнину, добываемую местными жителями (преимущественно мех калана), и часть пушнины использовалась в торговых операциях в Шанхае, где на вырученные деньги покупался чай (Российско-Американская компания поставляла около 30 % всего ввозимого в Россию чая). Кроме того, торговля велась с Перу, Чили, Калифорнией и Гавайскими островами.

Компания, в то время крупнейшая по объему капитала, существовала достаточно долго, оставив заметный след в истории, создав тихоокеанский рынок торговли пушниной и целую систему колоний в Калифорнии, получивших название «Русская Америка». Колониальная Российско-Американская компания должна была стать чем-то вроде английской Ост-Индской компании, чем объясняется тот размах, с которым происходило учреждение компании и участие в ней представителей царской семьи. Расцвет торговой деятельности пришёлся на 1844‒67 гг.)

При содействии российского правительства компания в 18041840 организовала 25 экспедиций, в том числе 15 кругосветных (И. Ф. Крузенштерна, Ю. Ф. Лисянского и др.).[5]

Славянск (форт Росс)[править]

Объяснение Главного правления Российско-Американской компании:[6]

Августа 13 дня 1817 года

Уже проходит целое столетие, как Российские Самодержцы беспрерывно пекутся о доставлении своим подданным новых источников распространить торговлю из центра России по Восточному и Тихому морям. Когда кончились географические и астрономические на северо-востоке исследования, порученные славному капитан-командору Берингу, по инструкции, начертанной самим Петром Великим, и когда сотрудник Беринга капитан Чириков в 1741 году коснулся американского материка к мысу Св. Илии в 55° северной широты, с того времени от сего пункта к северу до Берингова пролива и за оной лежащие страны — все почитал российский двор своею принадлежностью, а купечество, поощренное правительством возможными пособиями, делая складства, начало отправлять из Охотска и Камчатки мореходные суда для промыслов и открытий новых мест.

Впоследствии, когда и третья (а вторая была в 1766 году, порученная лейтенанту Синдту) астрономическая же и географическая экспедиция, под начальством капитан-лейтенанта Биллингса (из англичан), назначена была из Охотска для дальних открытий, исследований и определений, то ему в начертанной и Екатериною Великою утвержденной в 1785 году секретной инструкции предписано было, между прочим, именно в статье XV: "на землях и островах, которые им будут открыты впервые, населенных ли, или ненаселенных, и за которые нет никакого спора, или которые еще не покорены никакой европейской державе, с согласия жителей, если оные есть, именем Ее императорского величества, Самодержицы Всероссийской, завладеть местами, гаванями, или привольями, которые он почтет полезнейшими ". Сей экспедитор ничего нового не открыл, и удовольствовался, достигнув помянутого мыса св. Илии, объявить себе чин капитана 1 ранга, и, побывав в дальнейшей по тогдашнему времени нашей колонии на острове Кадьяке, поворотился назад для исследования Чукотского мыса и народа, там обитающего.

Кроме того, во всех наставлениях, даванных от нашего правительства, по воле Монархов, всем частным вышеупомянутым складочным купеческим компаниям предписываемо было: стараться открывать новые места, а народы, на оных обитающие, скромным образом, то есть ласкою, подарками и торговыми связями, приводить в российское подданство; — что они и исполняли, открыв все почти ныне существующие, от Камчатки на северо-восток лежащие Алеутские острова, кроме дальних Кадьяка и Ситхи, также и мест на матером береге Америки в Кинайской и Чугачской губах и в Якутатском заливе. Открытие сих последних принадлежит нынешней Российско-Американской компании.

Равным образом и сей самой Компании в дарованных в 1799 году привилегиях предоставлено: "по открытию из давних времян российскими мореплавателями берега северовосточной части Америки, начиная 55° северной широты и гряд к Америке, а на юг к Японии, и по праву обладания оных Россиею, пользоваться всеми промыслами и заведениями, находящимися ныне по северовосточному берегу Америки от вышеписанного 55° до Берингова пролива и за оной, также на островах Алеутских и Курильских и других, по Северовосточному океану лежащих; также делать ей новые открытия не токмо выше 55° северной широты, но и за оной далее к югу, — и занимать открываемый ею земли в российское владение на преждепредписанных правилах, если оные никакими другими народами не были заняты и не вступили в их зависимость".

Для знания же в будущее время таких новооткрытых и никем из европейцев не занятых мест, а также и на случай решения споров с какою-либо нациею, предписано от начальства зарывать в открываемые земли секретные знаки, состоящие из медных досок с надписью: земля российского владения и с изображением времени прежних давних лет; также в приличных местах, где есть жители, выставлять в жилищах их медные государственные гербы, для означения тем, кои из других наций пристали бы туда, что те земли и жители уже российского владения. Таковых секретных знаков и гербов несколько десятков передано и Российско-Американской компании еще в бытность основателя ее Шелихова от правившего должность иркутского и колыванского генерал-губернатора Якобия. Правитель ее в колониях, при всяком удобном случае, не оставлял, чрез рассылаемые им за промыслами и осмотрами разных мест отряды, зарывать таковые знаки с обсервациею зенита.

Российско-Американская компания, хотя пользуется и великим пространством своих занятий по всем Алеутским островам и на матером береге, но доселе не могла нигде обрести места, способного для хлебопашества. Инде почва, а инде прибрежной мокрой климат противятся всем усилиям; а без своего хлеба обойтись никак невозможно; ибо привозимый в колонии из Сибири чрез Охотск становится весьма дорог, и притом подвергается гибели по причине часто случающихся кораблекрушений, от коих нередко претерпевали бедственной в колониях голод. По сей неизбежной надобности Компания вынуждена была искать выше 55° места, где бы можно было завести свое хлебопашество; и она силилась найти оное в 46-й степени (°) при реке Колумбии; но и там и по всему берегу нового Альбиона до губы Тринидат такового не отыскалось, да и благонадежных корабельных пристанищ не усмотрено; притом же и обитатели тамошние зверского и неукротимого нрава. Сие, равно как и то, что и Северо-Американские соединенные штаты в то же время отправили свои экспедиции морем и землею на помянутую реку Колумбию, с решительным определением заселиться при оной и далее на берегах нового Альбиона, было причиною, что правитель наших колоний коллежский советник и кавалер Баранов решился и сам послать экспедицию для осмотра мест ниже Колумбии между губою Тринидат и заливом Сант-Франциско, и тем упредить северо-американцев, поруча исполнение сего в 1808 году коммерции советнику Кускову. Сей сотрудник Баранова, бывши с двумя судами на берегах нового Альбиона, положил вверенные ему секретные знаки: один в губе Тринидат по 41°, а два в 38° и еще один в 37° в самом заливе Сант-Франциско, где находится последняя крепость Калифорнии; диким же жителям в обеих бухтах Бодего роздал, сверх подарков, металлические медали и узнал, что они принадлежат только самим себе; на калифорнских гишпанцев, когда они заходят далеко, нападают неприятельски и убивают, а чтобы сия страна и жители ее когда-либо принадлежали какой европейской нации, ни малейших признаков не нашел; для водворения же компанейского на первой случай отыскал способное место между помянутыми бухтами большой и малой Бодего под 38°33' северной широты и 237°25' восточной долготы от Гринвича, в расстоянии около 45 верст от калифорнской крепости Сант-Франциско, но не смея сам собою занять оное, решился ожидать повеления.

Между тем, как сие происходило, по донесениям вышепомянутого правителя Баранова, сомневавшегося, не сделают ли в водворении нашем между Тринидатом и Сант-Франциско из зависти препятствия Северо-Американские Штаты, отправившие уже, как выше объяснено, на Колумбию экспедиции, и потому просившего исходатайствовать на сей случай пособие и защиту от Государя Императора, Правление Компании имело счастье 4 ноября 1809 года довести все то до сведения Его Императорского Величества. С сего всеподданнейшего донесения и представления государственному канцлеру Н.П. Румянцеву Правление Компании прилагает при сем списки, так как и с последовавшего на оные отношения государственного канцлера, от 1 декабря того ж года, с изображением того, что Государь Император благоизволил обещать Монаршее свое заступление во всяком случае относительно к заселению, которое Компания предначнет.

Опираясь на сем Всемилостивейшем обнадеживании, управляющий колониями отправил в 1811 году помянутого же г. Кускова с несколькими десятками русских промышленных, и предписал ему на отысканном им при малом Бодего месте, ежели тамошние жители не воспрепятствуют, сделать заселение, которому 30 августа 1812 года и сделано начало как в постройках, так и в хлебопашестве, в виду тамошних коренных жителей, принявших наших ласково и не препятствовавших тому водворению. О сем событии Правление Компании имело счастье всеподданнейше донести Его Императорскому Величеству, представя сие донесение Вашему Сиятельству при бумаге 22 марта прошлого 1816-го года под № 1745.

На усмотрение Ваше прилагая у сего план и вид помянутому селению, названному Славянск или Росс, Правление Компании за долг поставляет присовокупить еще свое замечание:

1-е, Что точных и ясных пределов по земельности ниже или севернее крайней гишпанской в Калифорнии крепости С-т Франциско, находящейся в заливе сего же имени, ни на каких картах нет.

2-е, Нет также и ни малейших признаков на всем пространстве берега Нового Альбиона, от помянутой крепости до реки Колумбии, чтобы лежащие на оном страны принадлежали какой-либо европейской нации, особенно же там, где заведено наше селение, — даже самые индейцы, обитающие там кочевными или переходными жилищами, не покорены гишпанцами и ныне им не покоряются, но состоят против них в ненавистном положении; прочие же индейцы, внутри областей калифорнских на юг простирающихся обитающие, не токмо покорены гишпанцами, но многие из них приняли и религию их; для чего наиболее и находятся во всех главных гишпанских селениях миссионеры.

3-е, Прилагаемая у сего выписка из секретного письма или донесения к государственному канцлеру покойного камергера Резанова, от 19 июня 1806 года показывает, что он, бывши в порте Сант-Франциско и сам, очевидно, многое видев и узнав, уверяет, что обе Бодеги гишпанцами точно не заняты, и вообще далее или севернее того порта они не водворились, и в том ссылается не токмо на собственное свое обозрение, но и на великобританского королевского капитана Ванкувера, также обозревавшего весь Альбион и Калифорнию. Журнал путешествия сего последнего всему свету известен.

4-е, Что, основываясь на сих уверениях о незаселенности и непротиворечущем приеме наших людей старожителями обеих Бодег — индейцами, компания воспользовалась тем же народным правом, которым и все европейские нации пользовались при водворениях своих в обеих Индиях.

5-е, Что приезжавшие в то наше селение королевские из порта Франциско офицеры и несколько раз другие тамошние чиновники, как теперь видно из ноты г. де Зеа Бермудес, для осмотра того селения, ни слова не говорили о том, чтобы наши оставили оное место. Коммерции советник Кусков уверяет в донесении от 1815-го года, что они любопытствовали все видеть и желали, чтобы между ими и нашими была торговая связь; о чем даже будто бы писали и к губернатору в Монтерей. Они обошлись дружески и одарили Кускова скотом, лошадьми и прочим. Ежели бы та земля, которую наши заняли, была подлинно гишпанская, то посетители о том объявили бы, а может быть и настоятельно требовали бы оставить оную и не желали бы торговли с нами; но вместо того сии же посетители сообщили нашим известие, что шкиперы Северо-Американских Штатов, бывшие в порте Сант-Франциско, уверяют, будто бы руские намерены выгнать гишпанцев из Калифорнии. Почему г. Кусков уверил их в противном тому, ведя себя и подчиненных своих в самой строжайшей пристойности и дружбе с ними, — а притом хотел и сам побывать в порте Франциско и уверить о том же лично коменданта крепости. Впрочем, исполнил ли он сие, ожидается еще известия.

6-е, Что к сему заселению Компания вынуждена крайностью, дабы иметь свой хлеб и прочую экономию, по невозможности завести сие в прочих ее колониях; а там г. Кусков завел уже несколько овощных огородов и нивы. На последних хлеб хотя родился изобильно, но от множества птиц жатва была умеренная. Скота имеет довольно, — и всем сим, равно и полученною чрез торговлю в самой Калифорнии провизиею, снабжает уже и Ситхинскую нашу колонию.

7-е, О торговле с Калифорниею Правление Компании именем Совета, для нее учрежденного, имело счастье сделать всеподданнейшее свое Его Императорскому Величеству представление, поднесенное Вашему Сиятельству от 31 генваря 1816 года. Остается просить особу Вашу обратить милостивое внимание на все, изъясненное в том представлении, и осчастливить Компанию Вашим ходатайством как по оному, так и в настоящем деле о заведенном в Бодего селении, которого соседство не токмо никогда не может быть опасно для Калифорнии, но в случае нужды послужит даже и защитою от ее неприятелей. Впрочем, можно предполагать на верное, что ежели бы не русские там поселились, то тоже бы сделали северо-американцы, которые, заведя поселение свое на Колумбии, лишились оного от англичан во время последней с ними вражды, а ныне опять там заселяются и, по суровости климата и обитателей, конечно, станут подаваться южнее. Сия нация для гишпанцев опаснее русской, ибо они и своих государственных постановлений не уважают ради корысти и видов своих; — что усмотреть можно из донесения чрезвычайного посланника и полномочного министра в Филадельфии графа Палена к государственному канцлеру от 9/21 июля 1810 № 3.

8-е, Что селение то, названное гишпанцами крепостью, загорожено деревянным тыном, как усмотреть изволите из плана, для предохранения от нечаянных нападений индейцев, без чего нельзя было бы спокойно предаться сну, ибо сколько индейцы ни дружны теперь с нашими, но полагаться на них не должно. Равным образом и пушки, там имеющиеся, помещены в селении для того, чтобы сохранить к себе почтение, ежели бы пристало к тому месту какое иностранное судно, а особливо приватир, каковых в тамошних морях шатается довольно. Североамериканские шкиперы с своими судами, имеющими артиллерию, часто пристают к берегу того селения и починивают оные; может быть между ими и были приватиры. Объяснив таким образом со всею откровенностью о намерениях и предположениях нашего правительства, его дозволениях и о праве заселения в малом Бодего, Правление Компании осмеливается еще присовокупить свое заключение.

Что гишпанцы, конечно, не преминут утверждать, что и все страны, на север от порта С-т Франциско простирающиеся, и за Колумбию, принадлежат им, хотя ими и не заняты, и народы оных ими не покорены, но едва ли чем, кроме умствований, могут доказывать сие право пред целым светом. Такой голос уже слышен и от граждан северо-американских, плавающих в наши колонии. Они единогласно утверждают, что почти весь Альбион принадлежит им, по тому праву, что их республика обитает параллельно на другом береге сего же материка. Сии более смешные права хотя и не будут никогда обнаружены пред светом, но между тем республиканцы, сообразуясь с своею конституциею, не оставят занимать мест, где их выгоды будут видны, быв уверены, что недеятельные гишпанцы не в состоянии им противиться, особенно же, когда займут места по далее от их глаз.

Выше объяснено, что Американская компания искала мест к заселению в 46 степени (°) при реке Колумбии. Она не один сей предмет имела в виду, но еще и другой, не менее важной, и именно: поискать между 48° и 49е северной широты и открыть потомков русских; ибо известно и правительству, что в 1741 годе посланной с корабля вышеупомянутой первой экспедиции капитана Чирикова штурман Дементьев с 12 человеками для обозрения под 55° места на американском материке не возвратился назад, так как и на другом вслед за ним ялике два посланные матроса остались там же.

Потомство сих русских, размножившихся уже до 500 человек и разделившихся по селениям, коих насчиталось до десятка, видел в 1787 годе гишпанский королевский морской офицер Гаро, командовавший пакетботом "Шарль". Впрочем, открытия сих людей со стороны Компании еще не учинено, потому что иногда препятствовали противные ветры и разные морские случаи, а иногда не было надежных мореходов, коим бы сию важную экспедицию вверить было можно. При всем том, однако же, Компания не упустила настаивать, чтобы оных людей непременно отыскать и открыть, коль скоро будет в колониях в службе Компании такой морской офицер, коего знания и добронравие известны; и кажется, что ныне сие открытие поручено будет начальнику 4-й кругосветной компанейской экспедиции — капитан-лейтенанту Гагемейстеру, как необыкновенному моряку и человеку.

Когда сии руские, в Америке обитающие более 70 лет, будут отысканы и найдены в таком состоянии, что их, по привычке к тамошнему климату и хорошей населенности, должно будет для пользы отечества оставить там же, уповательно, что гишпанское правительство не оставит также присваивать и ту землю, на которой они живут. Правлению Компании хотя частно известно, что об открытии сих людей Гаром наше правительство извещено было чрез пребывавшего в 1789 годе в Мадриде российского посланника господина Зиновьева, но неизвестно токмо, какие мысли имело тогда о сем гишпанское правительство и не имело ли оно переписки по сему случаю с нашим правительством.

На случай, ежели подлинно сии люди, потомки уже тех, кои остались, принявшие совсем другое в образе жизни и мнении направление, будут открыты компанейскими экспедициями, то как с ними поступить, нужно бы иметь предварительное наставление правительства. Для чего Правление Компании и осмеливается просить о том Ваше Сиятельство.

Расчёты с акционерами после продажи Аляски[править]

Получив сообщение о продаже русских владений в Америке, руководство компании не могло выступить против международного договора, заключенного правительством. Все помыслы акционеров теперь сосредоточились на получении как можно большего вознаграждения.

Одним из них оказался князь П. П. Гагарин, назначенный в 1864 г. председателем комитета министров и замещавший великого князя Константина на посту председателя Государственного совета. В подробной записке П. П. Гагарин подчеркивал, что «правительство продало частное имущество без всякой оценки и без всякого согласия со стороны законного владельца». Князь полагал, что вся сумма, полученная российским правительством от продажи Аляски, должна быть передана в руки компании.

По подсчету П. П. Гагарина, в этом случае акционерам должно было быть уплачено более 5 миллионов рублей, включая дивиденды за 6 лет, перевозку населения и т. д. Однако в результате долгих согласований с Министерством финансов в качестве компенсации компании была выделена совсем другая сумма. В результате вознаграждение компании в сумме 959 716 руб. «за вычетом из них долгов казне и духовному ведомству» уменьшилось до 311 197 руб. Между тем убытки компании составили более 2 миллионов рублей серебром.

Несмотря на аргументы царского правительства, Российско-Американская компания к моменту продажи Аляски вовсе не была на грани финансового кризиса. Её положение нельзя считать критическим, поскольку дивиденды Российско-Американская компания продолжала выплачивать своим акционерам вплоть до 1888 г.[7]

Управление[править]

Правление компании располагалось в Иркутске, с 1800 — в Санкт-Петербурге.

Управляли компанией главные правители. Центром управления первоначально был Охотск, затем Кадьяк. С 1808 года столицей русской Америки становится Ново-Архангельск.

В административно-территориальном отношении из отделов, которые включали в себя острова, пункты, редуты, одиночки. Начальник отдела назывался правителем конторы:

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Русская Америка

Главные правители Российско-Американской компании[править]

# Имя Начало срока Конец срока
1 Александр Андреевич Баранов (1747—1819) 9 июля 1799 11 января 1818
2 Леонтий Андрианович Гагемейстер (1780—1833) 11 января 1818 24 октября 1818
3 Семён Иванович Яновский (1788—1876) 24 октября 1818 15 сентября 1820
4 Матвей Иванович Муравьёв (1784—1826) 15 сентября 1820 14 октября 1825
5 Пётр Егорович Чистяков (1790—1862) 14 октября 1825 1 июня 1830
6 Барон Фердинанд Петрович Врангель (1797—1870) 1 июня 1830 29 октября 1835
7 Иван Антонович Купреянов (1800—1857) 29 октября 1835 25 мая 1840
8 Адольф Карлович Этолин (1798—1876) 25 мая 1840 9 июля 1845
9 Михаил Дмитриевич Тебеньков (1802—1872) 9 июля 1845 14 октября 1850
10 Николай Яковлевич Розенберг (1807—1857) 14 октября 1850 31 марта 1853
11 Александр Ильич Рудаков (1816—1875) 31 марта 1853 22 апреля 1854
12 Стефан Васильевич Воеводский (1803—1884) 22 апреля 1854 22 июня 1859
13 Иван Васильевич Фуругельм (1821—1909) 22 июня 1859 2 декабря 1863
14 Князь Дмитрий Петрович Максутов (1832—1889) 2 декабря 1863 18 октября 1867

Ссылки[править]

  1. Энциклопедия-хрестоматия Иркутской области и Байкала. Голиков Иван Илларионович
  2. Энциклопедия-хрестоматия Иркутской области и Байкала. Мыльниковы
  3. Петров А. Ю. Образование Российско-американской компании (1795‒1799)
  4. Акт Американской соединенной компании // Полное собрание законов Российской Империи. Собрание Первое. Том XXXV. № 19.030 Издательство Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. СПб. 1830. с. 706
  5. Мошенский С. З. Рынок ценных бумаг Российской империи. М. Экономика, 2014. 60 с. ISBN 978‒5‒282‒03357‒1
  6. Объяснение Главного правления Российско-Американской компании на ноту испанского министра г. де Зеа Бермудес от 15/27 апреля 1817 года по предмету заселений ее близ Калифорнии, и по тому же предмету на письмо пребывающего в Мадриде Российского Чрезвычайного посланника и полномочного министра г. Татищева// Россия в Калифорнии: Русские документы о колонии Росс и российско-калифорнийских связях, 1803‒1850: В 2х тт. / сост. и подгот. А. А. Истомина, Дж. Р. Гибсона, В. А. Тишкова. М., 2005. Т.1. С. 250‒257.
  7. Лаврентий Загоскин. Путешествия к американским берегам


Russian coa 1825.png

Русская колонизация Америки

Имена Герман Аляскинский | Александр Баранов | Витус Беринг | Иоанн Вениаминов | Фердинанд Врангель | Иван Голиков | Потап Зайков | Герасим Измайлов | Купцы Киселевы | Пётр Креницин | Иван Кусков | Павел Лебедев-Ласточкин | Дмитрий Максутов | Николай Мыльников | Купцы Пановы | Николай Резанов | «Соловей» | Никифор Трапезников | Адольф Этолин | Иван Фуругельм | Григорий Шелихов
Основные поселения Александровская крепость | Атхинское | Воскресенская гавань | Георгиевский редут | Дионисиевский редут | Икогмют | Кадьяк | Колмаковский редут | Константиновский редут | Крепость Архангела Михаила | Михайловский редут | Николаевск | Ново-Александровский редут | Ново-Архангельск | Нулато | Уналашка | Форт-Росс | Якутат
Прочие темы Кожаные деньги | Компании пушного промысла | Народности Русской Америки | Православная церковь в Америке | Российско-Американская компания | Типы поселений | Хронология промысловых экспедиций