Компании пушного промысла

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Снаряжение морской экспедиции для пушного промысла на Алеутских островах и Аляске обходилось очень дорого, и капитала одного, даже очень богатого, купца было явно недостаточно. Поэтому для отправки судна в один промысловый «вояж» несколько купцов объединялись в компанию. Один и тот же купец мог одновременно участвовать в нескольких компаниях, что снижало риск разорения в случае неудачи на промысле или гибели одного из судов.

Система организации[править]

Система организации пушного промысла окончательно сложилась к началу 1750-х гг. и просуществовавшая почти 40 лет, вплоть до установления монополии полугосударственной Российско-Американской компании.

Участники купеческих компаний имели так называемые паи. Количество паев и число их владельцев, равно как и другие вопросы, относящиеся к промысловой деятельности компании (выбор и обязанности морехода и передовщика,[1] число работных людей, оплата их труда и т. п.), оговаривались в специальном соглашении — так называемом «валовом контракте». В нем обычно четко определялось число различных категорий паев.

Основные или «валовые паи» представляли собой долю главных участников компании, вложивших свой капитал в постройку и оснащение судна. Соответственно количеству основных паев распределялась и добытая пушнина. Правда, на каждый основной пай участник компании обязан был завербовать работного человека либо за плату (очень часто — в долг), либо из половины пая («полупаевая» система).

Второй категорией были «суховые паи» (количество которых не превышало обычно 10 %), выделявшиеся участникам промысловой экспедиции — мореходу, передовщику, кузнецу и др. — за «профессионализм», а также в пользу церкви, училища или на общие компанейские расходы.

Третью, небольшую часть составляли «паи на сход» («сходовые паи»), предоставлявшиеся лицам, не участвовавшим в строительстве и снаряжении судна. Владельцы этих паев, как правило простые промышленники, не имели права голоса в делах компании и были обычно должниками, обязанными по возвращении с промыслов оплатить компании долги.

Число пайщиков было значительным — до нескольких десятков человек. Однако среди них выделялись те купцы, которые владели наибольшим количеством паев и считались в силу этого главами компании. По их именам обычно назывались компании (даже если им принадлежало не более 30 % паев). Главные пайщики редко сами отправлялись на промысел, предпочитая нанимать для этого наиболее опытных промышленников или небогатых купцов в качестве мореходов и передовщиков.

Команды промысловых судов комплектовались путем найма в основном выходцев с Русского Севера (прежде всего — из Вологодской губернии) и из Сибири, а также камчадалов. Последние за равную работу получали меньше русских, завербованных на Камчатке (соответственно 50‒70 руб. и 90‒100 руб. в год). Таким образом, нанимать камчадалов было выгодно, и они составляли иногда до половины команды промыслового судна, тем более что они переносили голод и цингу лучше, чем русские. Помимо них и собственно русских в промысловых экспедициях изредка участвовали коряки, якуты и эвенки.

Более распространенной была все-таки «полупаевая» система найма, а не за деньги, так как она стимулировала промышленников добывать как можно больше мехов и, соответственно, получать больший доход на свой полупай. В случае удачного промысла даже простой работный человек мог иногда обеспечить себя на всю жизнь, хотя так происходило далеко не всегда. «Случалось, — писал В. Н. Берх, — что по окончании счастливого путешествия доставалось каждому промышленнику от полупая его мехов на две и на три тысячи рублей; но ежели вывоз был не так удачен, то несчастные странники сии оставались в вечном долгу у хозяев своих».

Прибыли же хозяев были неизмеримо больше и нередко исчислялись десятками тысяч рублей, хотя в случае неудачи и они могли полностью разориться. Тем не менее перспектива получения огромных доходов вдохновляла сибирских купцов и промышленников на организацию все новых экспедиций к островам Нового Света. Но если бескрайние просторы Сибири промышленники осваивали, охотясь на соболя, то на Алеутских о-вах главным объектом промысла был калан — «морской бобр», мех которого пользовался неизменным спросом на китайском рынке.[2]

Контракты[править]

Наиболее известные компании[править]

Ссылки[править]

  1. Так называли лиц, заведовавших сухопутной частью экспедиции
  2. А. В. Гринев, Р. В. Макарова. Промысловое освоение алеутских о-вов русскими промышленниками (1743‒1783).



Russian coa 1825.png

Русская колонизация Америки

Имена Герман Аляскинский | Александр Баранов | Витус Беринг | Иоанн Вениаминов | Фердинанд Врангель | Иван Голиков | Потап Зайков | Герасим Измайлов | Купцы Киселевы | Пётр Креницин | Иван Кусков | Павел Лебедев-Ласточкин | Дмитрий Максутов | Николай Мыльников | Купцы Пановы | Николай Резанов | «Соловей» | Никифор Трапезников | Адольф Этолин | Иван Фуругельм | Григорий Шелихов
Основные поселения Александровская крепость | Атхинское | Воскресенская гавань | Георгиевский редут | Дионисиевский редут | Икогмют | Кадьяк | Колмаковский редут | Константиновский редут | Крепость Архангела Михаила | Михайловский редут | Николаевск | Ново-Александровский редут | Ново-Архангельск | Нулато | Уналашка | Форт-Росс | Якутат
Прочие темы Кожаные деньги | Компании пушного промысла | Народности Русской Америки | Православная церковь в Америке | Российско-Американская компания | Типы поселений | Хронология промысловых экспедиций