Степан Фёдорович Киселев

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Степан Фёдорович Киселев (1764 — ?) — иркутский купец, один из основателей пушного промысла на Дальнем Востоке и Русской Америке.

Купцы Киселевы[править]

Фёдор Киселев (старший)[править]

Федор Васильевич (род. 1709), был крупнейшим восточносибирским подрядчиком и откупщиком, «слыл исправным и трудолюбивым торговцем», был женат на дочери иркутского казака и имел 8 детей: Федора (род. 1733), Татьяну (род. 1734), Николая (род. 1735), Лукерью (род. 1737), Марфу (род. 1741), Михаила (род. 1742), Марью (род. 1746) и Андрияна (род. 1749)..[1]

14 марта 1773 г. вместе с известным иркутским купцом М.Сибиряковым заключил договор заключил договор на ежегодную поставку 20‒25 тыс. пудов нерчинского свинца.

В 1777 г. Фёдор вновь вместе с М.Сибиряковым взял у казны откуп на 4 года грузоперевозки по Охотскому тракту.[2]

После реформы 1775 г., определившей гильдейское купечество, в Иркутске в 1778 г. по первой гильдии было объявлено всего два капитала, и один из них принадлежал Фёдору Киселеву.[3]

Сыновья[править]

10 августа 1777 г. Федор (младший, род. 1733) и его брат Михаил (род. 1742), а также иркутские купцы Яков Протасов и Василий Балакшин, яренский купец Григорий Баженов построили для отправки в морской промысел судно «Изосим и Савватий». После постройки судна комиссионером компании Григорием Баженовым 1777 г., мореходом был определен Иван Должантов, находившийся в то время под следствием за разбитие в 1774 г. казенного судна «Св. Екатерины».

1 сентября 1777 г. судно «Изосим и Савватий» вышло из устья реки Урак в море. Перезимовав на Камчатке, Должантов только в 1778 г. прибыл на Алеутские острова. Часть промышленников во главе с передовщиком М. Полозковым занималась промыслом пушнины на острове Атха, остальные во главе с И. Должантовым ушли на Командорские острова.

В 1781 г. после неудавшейся попытки захватить судно, которую предпринял купец И. Вторушин, «Изосим и Савватий» вернулся в Большерецк с грузом, оцененным в 49 215 рублей.

В 1782 г. судно «Изосим и Савватий» отправилось во второе плавание. После промысла на Андреяновских, Лисьих, Георгия и Павла островах судно возвратилось в 1791 г. с грузом в 171 914 рублей.[3]

В 1797 году Фёдор и Михаил стали членами Иркутской коммерческой компании, созданной купцом Мыльниковым.[2]

Федор Федорович имел детей Степана (род. 1764), Максима (ум. 1796) и Анну.

Сыновья Киселева более 20 лет занимались, в основном, морским промыслом на берегах Тихого океана. Свою пушнину они сбывали либо в Охотске, либо в Иркутске в гостином дворе, где они имели свои части.

Внуки[править]

Стефан, Максим и Анна — дети Фёдора Фёдоровича, с 1780 по 1810 считались одними из самых богатых купцов Иркутска. Владели 6 домами, из которых четыре сдавали в наём: два — рабочим, работавшим на лесопильном заводе, один — «под постой» и один — под помещение частного суда. В каменном гостинном дворе они владели 13 лавками. На берегу р. Ушаковки Стефан вместе с племянником Григорием Андрияновичем построил лесопильный завод и мельницу.

В 1799 году Стефан сообщал о себе следующее: «звания торгового», бывает многократно в разных сибирских и российских городах на ярмарках и в морских «вояжах» на Алеутские о-ва, держит винный откуп в Иркутске, в 1793‒1795 был бургомистром в городском магистрате.[2]

Андриян Киселев[править]

Андриян (Андрей) (1749- ок. 1799) — младший брат Фёдора Васильевича. Имел в Иркутске два дома, в том числе один каменный. В 1780‒1790 гг. состоял в 3-й гильдии.[2]

Компания Киселевых[править]

В период второго плавания 23 мая 1787 г. юридически дооформляется компания Киселевых. До этого уже существовал валовый контракт, но в нем не указывалось количественное разделение паев между организаторами компании. Подтверждением участия в компании существовали так называемые «домовые контракты».

По договору 1787 г. го 53 паев, за исключением проданных 7, распределение осуществлялось таким образом:

Якову Протасову − 13 паев,
вдове Андреяна Федоровича Киселева, Анне Васильевне − 11 паев,
Киселеву Степану с братом Михаилом — 6,5 паев,
Киселеву Ивану Николаевичу и вдове Михаила, Авдотье Осиповне — 6,5 паев,
Дмитрию Сизых — 5 паев,
Григорию Баженову — 4 пая.

В течение всей деятельности компании паи не состояли в купле-продаже. Фактически компания принадлежала только иркутскому купечеству.

С 1792 по 1797 гг. судно «Изосим и Савватий» под командованием морехода Дмитрия Бочарова промышляло на о. Уналашка и верилось с грузом в 38 860 рублей.

В 1797 г. судно компании Киселевых «Изосим и Савватий» отравилось в последнее плавание к Ближним Алеутским островам. По причине того, что для управления судна был нанят неопытный и малообученный мореход «Изосим и Савватий», побывав на Медном и Беринговых островах, отошел южнее Алеутских островов, попав в южные воды. В результате этого промышленниками были обнаружены земли, богатые морскими кошками. Через 12 дней судно достигло о. Афогнак, где находились селения уже Российско-Американской компании.

Конкурентная борьба[править]

Но вскоре у Киселевых появился мощный конкурент. Еще в 1773 году в Иркутск прибыл купец из Рыльска Григорий Иванович Шелихов. В 1881 году совместно с Иваном Ларионовичем Голиковым он основал компанию, названную Американской, после чего явился к иркутскому генерал-губернатору Якоби, которого попросил ходатайствовать перед Санкт-Петербургом о предоставлении его компании исключительного права «на производство промысла» в новых землях. Соответствующим образом умасленный, Якоби в своем донесении Екатерине II указал на такую необходимость. Высочайшее согласие было получено. Таким образом, Голиков и Шелихов фактически монополизировали зверобойный промысел в северной части Тихого океана.

Чрезмерная активность Шелихова беспокоила многих крупных иркутских купцов. Они, в свою очередь, организовали промысловую Иркутскую коммерческую компанию. Во главе ее стал купец 1-й гильдии Н. П. Мыльников. Мы не знаем, присоединились ли купцы Киселевы к компании Мыльникова, но если судить по характеру разгоревшегося конфликта, то Киселевы должны были занять сторону Мыльникова. Дело в том, что в те годы Киселевы промышляли на островах Андреяновских, Лисьих, Георгия и Павла, на которые претендовала компания Голикова-Шелихова.

В этой борьбе победил Шелихов. Мыльников вынужден был войти в состав Американской компании, Киселевы же продолжили промысел самостоятельно. Их жалобы иркутскому губернатору на ущемления со стороны шелиховской компании, которая в 1799 году была реорганизована в Российско-Американскую компанию и стала действовать под высочайшим покровительством императора Павла I, ни к чему не привели. Ей были предоставлены монопольные права на производство пушного промысла, торговлю и открытие новых земель в северо-восточной части Тихого океана. В результате в 1803 году Киселевым пришлось свернуть свой промысел и вернуть галиот «Св. Изосим и Савватий» в Охотск.

Проект Степана Киселева[править]

Такой поворот событий не обескуражил Степана Киселева, - внука Фёдора Киселева (старшего), давно присматривавшегося к торговле с японцами, обещавшей огромные прибыли.

В январе 1793 года Степан Киселев стал Иркутским бургомисторм.[4]

Свой проект организации торговли с Японией Киселев готовил очень основательно. Он стал присматриваться к оказавшимся в Иркутске японцам. Он решил стать крестным отцом для трех японцев — Хёбэ, Сабуро и Таминоскэ, отчаявшихся вернуться на родину и решивших обосноваться в России, для чего нужно было принять крещение. С легкой руки иркутского купца Хёбэ стал Петром Степановичем Киселевым, Сабуро — Семеном Степановичем Киселевым, Таминоскэ — Иваном Степановичем Киселевым. Исходя же из накопленного опыта, он выступил с идеей наладить такую торговлю, но не через Нагасаки, а с севера. Торговлю через Нагасаки Киселев считал, по его собственным словам, «для России весьма неспособной и особенных выгод не обладающей». По расчетам Киселева, оптимальной была бы торговля на Матмае (Хоккайдо) или же (в случае отказа японцев) на Кунашире.

В декабре 1796 г. Степан Киселев предложил сибирским купцам участвовать в организации торгово-промысловой экспедиции к берегам Японии. С. Ф. Киселев, Мыльниковы и присоединившиеся к ним 30 купцов выразили желание отправить товары в Японию в сопровождении приказчиков, но не на своих, а на казенных судах. В поданной в Иркутское губернское правление бумаге содержался краткий план организации торговой компании с Японией. Интересно, что купцы предлагали сочинить подробный устав такой компании, в которой могли бы принять участие все желающие, купив любое количество акций по цене 200 руб. за каждую. По причине слабого знания условий о навигации в районе Южных Курильских о-вов и Японии предлагалось объединить усилия всех торгово-промысловых компаний, действовавших в водах северной части Тихого океана в одно целое, так как «разные компании, торгуя одинаковыми товарами, делают одна другой подрыв».[5]

Все купцы выразили желание отправить свои товары в Японию, но выдвинули одно условие — судно должно быть выделено и снаряжено государством за счет казны. Никому не хотелось рисковать своими деньгами без государственной поддержки и гарантии. Таким образом, попытка Киселева снарядить судно в Японию на паях не увенчалась успехом, а в одиночку такое предприятие он осилить не смог — не хватило денег. Не помогло и обращение к властям.

В 1800 году иркутский генерал-губернатор Б. Б. Леццано вновь поставил вопрос об отправке экспедиции в Японию, написав об этом Павлу I. Ответа не пришлось долго ждать. 26 апреля 1800 года император напомнил своему наместнику в Иркутске, что в соответствии с его прошлогодним указом об образовании Российско-Американской компании «остается право делать отправление в Японию не иначе как от компании». Так инициатива организации экспедиции перешла в руки Российско-Американской компании.[4]

Дальнейшая деятельность[править]

Более 20 лет Степан почти беспрерывно находился в купцах 2-й гильдии: в 1794 — с капиталом 5 010 руб., в 1797 — 8 010 руб., в 1808 — 20 тыс. руб.

В 1809 г. в торговых делах Степана возникли серьезные финансовые трудности. Чтобы рассчитаться с долгами, ему пришлось продать торговые лавки, лесопильный завод и мельницу. Тем не менее, вырученных средств оказалось недостаточно, и в 1810 он с семьей был исключен из купцов в мещане.

Жена Степана — Парасковья Григорьевна (род. 1768). Дети: Иван (род. 1790), Парасковья (род. 1792), Агриппина (род. 1796), Николай (род. 1798), Афанасий.[1]

Ссылки[править]

  1. а б Энциклопедия-хрестоматия Иркутской области и Байкала. Киселевы
  2. а б в г Резун Д. Я. Терешков Д. М. Краткая энциклопедия по истории купечества и коммерции Сибири. — Т. 1 — Новосибирск, ВО «Наука» 1994.
  3. а б Зырянова М. Ю. К Истории образования Российско-Американской компании
  4. а б Юрий Георгиев, Виталий Гузанов. Одиссея русского японца
  5. Петров А. Ю. Образование Российско-американской компании (1795‒1799)


Russian coa 1825.png

Русская колонизация Америки

Имена Герман Аляскинский | Александр Баранов | Витус Беринг | Иоанн Вениаминов | Фердинанд Врангель | Иван Голиков | Потап Зайков | Герасим Измайлов | Купцы Киселевы | Пётр Креницин | Иван Кусков | Павел Лебедев-Ласточкин | Дмитрий Максутов | Николай Мыльников | Купцы Пановы | Николай Резанов | «Соловей» | Никифор Трапезников | Адольф Этолин | Иван Фуругельм | Григорий Шелихов
Основные поселения Александровская крепость | Атхинское | Воскресенская гавань | Георгиевский редут | Дионисиевский редут | Икогмют | Кадьяк | Колмаковский редут | Константиновский редут | Крепость Архангела Михаила | Михайловский редут | Николаевск | Ново-Александровский редут | Ново-Архангельск | Нулато | Уналашка | Форт-Росс | Якутат
Прочие темы Кожаные деньги | Компании пушного промысла | Народности Русской Америки | Православная церковь в Америке | Российско-Американская компания | Типы поселений | Хронология промысловых экспедиций