Иван Михайлович Антипин

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Иван Михайлович Антипин (?— ?) — сибирский дворянин, переводчик японского 
языка, разведчик, исследователь южной части Курильской гряды и о. Хоккайдо.

В 1775 возглавил 
экспедицию в юж. часть Курильских островов, собрал коллекцию для «натурального» кабинета Петербургской Академии Наук.

Именем Антипина названы гора
 и мыс на о. Уруп.[1]

Экспедиция Антипина[править]

28 ноября 1772 г. иркутский губернатор А. И. Бриль предписал главному камчатскому командиру М. К. Бему организовать экспедицию на дальние Курильские острова для их изучения, приведения жителей в русское подданство и установления торговых отношений с Японией. Бему предлагалось найти купцов, желающих организовать плавание на южные острова.

Организовать такую экспедицию за свой счет взялись предприимчивые купцы Лебедев-Ласточкин. 3 марта 1775 г. последовал указ Большерецкой канцелярии об организации экспедиции.[2]

В 1775 г. Лебедев-Ласточкин пригласил в компанию молодого рыльского купца Г. И. Шелихова (позднее он вышел из дела) и снарядил вместе с ним судно «Св. Николай» с 45 работными людьми, 1 боцманом и 3 матросами. Во главе экспедиции был поставлен сибирский дворянин Иван Михайлович Антипин, знавший японский язык. В помощь ему выделили переводчика айнского языка Ивана Очередина, мореходом был штурманский ученик Фёдор Путинцев.

Перед отходом судна «Св. Николай» из Петропавловской гавани 8 июня 1775 г. туда прибыл М. К. Бем и лично вручил И. М. Антипину подробную инструкцию, которой предписывалось «следовать под видом для звериных промыслов в предписанные Курильские острова, даже и до последнего двадцать второго, называемого Аткиса, а смотря по обстоятельству, и до японского Матмая… Старатца показанных дальних мохнатых курильцов… живущих доныне в своей воле, приводить в подданство е. и. в.».[2]

В инструкции также содержалось строжайше указание «под страхом смертной казни не обижать диких… обходиться ласково, ничего не требовать, не отнимать», встретившись с японцами, «поступать учтиво, ласково, благородно», «если мохнатые и другие никому не подвластны, то приглашать их в подданство, обнадеживать защитою от соседей». В инструкции предписывалось на 18-м острове (Урупе) «для опыта» посеять по два фунта ржи, ярицы, пшеницы, овса, ячменя, конопли.

«Св. Николай» вышел из Петропавловска 24 июня 1775 года. К Урупу он подошел в конце июля 1776 г. И. Антипин не решился войти в бухту на южной стороне острова, где раньше зимовало судно якутского купца П. Протодьяконова, из-за айнов, которые в своё время враждовали с русскими, мстя им за жестокости и повёл судно вдоль берега, выискивая подходящую гавань. После долгого лавирования заметили наконец на северной стороне острова небольшую бухточку, в которую и вошли 9 августа 1776 года. Решив зимовать в этой бухте, люди занялись постройкой жилья. Вытащить судно на берег не удалось, и осенние шторма его разбили, но все снаряжение было спасено.

С наступлением зимы промышленники, распределенные еще с осени по артелям, занялись ловлей рыбы и промыслом морского зверя. Не выдержав тяжёлых условий жизни, 20 рабочих во главе со Слободчиковым и Красильниковым бежали с Урупа на двух байдарах на 11-й остров (о-в Матуа), мотивируя свой побег голодом, хотя в марте 1776 г. поблизости выбросило морем 7 касаток и 2-х китов. По-видимому, именно в этот период ещё три человека перебрались с Урупа на Итуруп и основали небольшой поселок на юго-западном его побережье, где в 1786 году их застал известный японский путешественник Могами Токунай во время своего первого посещения острова. Оставшиеся на острове люди занимались промыслом каланов, но с айнами в сношение не вступали. Всего за время зимовки было добыто 190 морских котиков, 180 морских бобров. 240 песцов и около 100 лис.[3]

Экспедиции Шабалина[править]

П. С. Лебедев-Ласточкин, узнав о гибели «Св. Николая» и неурядицах в компании на Урупе, отправил в помощь Антипину иркутского посадского Дмитрия Яковлевича Шабалина с людьми на двух байдарах. Одновременно с помощью сибирского губернатора Ф. Г. Немцева в Охотском порту была снаряжена бригантина «Св. Наталия». На ней отправились на Уруп штурман Михаил Петушков, новые промышленники, среди которых был соливычегорский крестьянин Василий Корнилович Звездочётов, впоследствии сыгравший большую роль в освоении острова. Бригантина была загружена товарами и большими запасами провианта.

М. Петушков получил инструкцию: «'…по приходе на 18 остров (Уруп) рабочих сдать передовщику Шабалину, а в небытность его править самому на земле и на море: в 1778 году воротиться со всеми в Охотск, оставив на Урупе только Шабалина с Очередным и частью рабочих для привода в подданство „мохнатых“; при встрече с японцами убеждать их завести с русскими торговлю».[3]

«Св. Наталия» вышла из Охотска 10 сентября 1777 года и в октябре, соединившись в пути с отрядом Д. Шабалина, прибыла на Уруп. «Разгрузя судно и соединив всех промышленных в одну компанию, остались на том острове зимовать».

Разведывательная экспедиция на Южные Курилы и Хоккайдо[править]

31 мая 1778 года Шабалин на трех байдарах отправился на Итуруп, Кунашир, Шикотан и в Аткис[4] «для приведения „мохнатых“ в подданство, разведывания неизвестных земель и живущих на них, определения числа народов и жилищ их, для свидания с японцами». Жителей этих островов он привел в подданство, а их «атаманов» (родовых старейшин) одарил подарочными вещами.

Шабалин подробно расспрашивал жителей этих островов, с кем они торгуют, какие есть еще земли, какое у них оружие, чем питаются, откуда получают необходимые товары. На Кунашире «атаманы» рассказывали Шабалину, что к северу от них есть «земля, которую они называют Короска,[5] и людей на ней множество, и язык имеют один». «И оная земля в проезде и нам видна была», — пишет Шабалин, что маловероятно.

На Аткисе Шабалин пробыл шесть дней, с 19 по 24 июня 1778 г. В рапорте в канцелярию Охотского порта Шабалин называет Аткис двадцать вторым островом, но в описании к составленной им карте он правильно указал, что Аткис — место на острове Матмай.

Ему с успехом удалось выполнить поставленную задачу и даже договориться с японцами о встрече в условленном месте для торговли и продолжения переговоров через год, после чего «Св. Наталия» вернулась в Охотск 29 августа 1778 года.

Торговая экспедиция на Хоккайдо[править]

П. С. Лебедев-Ласточкин, обрадованный удачным исходом экспедиции и желая поправить свои дела, немедленно приступил к подготовке нового плавания. 7 сентября 1778 года «Св. Наталия», нагруженная «…разными российскими и немецкими товарами», с командой и «работными людьми» отправилась в путь. Начальником экспедиции был Д. Шабалин, переводчиком — И. Антипин, а мореходом — штурманский ученик Ф. Путинцев.

В сентябре 1778 г. судно снова прибыло на Уруп в бух. Ванинау и было поставлено на отстой в устье речки, где участники похода зимовали и занимались промыслами. Весной и летом 1779 г. «Св. Наталия» с экспедицией Д. Шаблина и И. Антипина прибыла к берегам о-ва Хоккайдо. Здесь завязывается торговля с японцами и ведутся переговоры о дальнейших торговых сношениях. Однако 5 сентября 1779 года японские власти запретили торговлю и даже попытались воспрепятствовать русским посещать острова Кунашир и Итуруп.

Навигация подходила к концу, поэтому «Св. Наталия» 29 октября 1779 года возвратилась на Уруп и стала на зимовку, которая прошла как никогда плохо. В своем донесении И. Антипин очень ярко описал невзгоды и беды, выпавшие на долю зимовщиков. Некоторые из них, не выдержав тягот зимовки (сурового климата, грубой пищи, плохого жилья), заболели и умерли; в январе и феврале 1780 г. отмечались частые, почти ежедневные землетрясения.

Цунами[править]

18 июня 1780 года произошло сильнейшее землетрясение и цунами. Бригантину выбросило на берег, несколько человек погибло, жилье было снесено, продукты уничтожены или испорчены морской водой. Неоднократно попытки спустить судно на воду не увенчались успехом. Было решено, что И. Антипин с отрядом из 14 человек отправится на Камчатку докладывать о случившемся и просить помощи, а Д. Шабалин с оставшимися на Урупе 52 участниками экспедиции будет продолжать промыслы.[3]

Спасательные экспедиции[править]

Узнав от И. Антипина о случившимся, П. С. Лебедев-Ласточкин пытался помочь снять «Св. Наталию».

В сентябре 1781 г. к Урупу подходил галиот «Св. Георгий», но нечего не смог сделать с бригантиной и ушел на промысел на Алеутские острова. Д. Шабалин пытаясь самостоятельно выручить «Св. Наталию», прокопал канал от судна к берегу, однако снять судно так и не удалось. Видя бесплодность своих попыток, Д. Шабалин решил покинуть остров. Он на байдарах перебрался в Большерецк, а в 1782 г., достиг Охотска, где застал готовый к отплытию галиот «Св. Павел».

«Св. Павел» достиг Урупа только 26 июня 1784 года, но и на этот раз снять бригантину не удалось из-за раздоров между передовщиками и рабочими. Галиот ушёл на Алеутские острова, а Шабалин с 11 рабочими еще раз остался зимовать на Урупе и лишь в 1785 г. вернулся в Большерецк.[3]

Значение экспедиций[править]

Поселение на Урупе И. Антипина и Д. Шабалина просуществовало в общей сложности более 10 лет — с 1775 по 1785 г. Это был первый и чрезвычайно важный этап освоения острова русскими людьми:

  • плавания на соседние острова, исследование самого Урупа, знакомство с природными ресурсами и местным населением показали перспективность освоения острова;
  • за время существования поселения были приведены в подданство России и обложены данью несколько десятков айнов, а также завязаны торговые и дружественные отношения с загадочной и труднодоступной (вследствие политики самоизоляции) Японией;
  • были произведены посевы ржи, пшеницы, ячменя, которые дали урожай. Этим была доказана возможность организации здесь долговременного поселения, способного обеспечить себя продуктами сельского хозяйства.[3]

Первые семнадцать островов описал И. М. Антипин. Участник плавания на Аткис в 1778 г. в качестве переводчика с японского языка унтер-офицер И. Очередин составил в том же году описание пяти дальних Курильских островов: с восемнадцатого по двадцать второй. Вот какую характеристику дает Очередин южным островам:

«18. Уруп, на котором бывают мохнатыя курилцы с других островов, с девятнадцатого и двадцатого в апреле месяце для промыслу бобров, нерп, китов, а иногда и зимуют. Лес березняк, ольховник, камышник,[6] кедровник, сланец и прочей мелкой лес на оном бывает. Горящая горы и два озера. Остров длиной до ста пятидесяти верст, шириной до двадцати пяти верст.

19. Итуруп. На оном острове живут мохнатыя курилцы. Лес такой же, как на восемнадцатом острову, а изредка есть и лиственицы. Морского зверя всякого довольно. В длину остров до трехсот верст, в ширину до двадцати пяти верст.

20. Кунашири. На оном острову живут мохнатыя курилцы. Лес такой же, кроме лиственицы. Морского зверя всякого довольно, по берегам устрицы более фута. Кругом есть озера рыбны. В длину до ста тридцати верст в ширину до тридцати верст. На оной остров со временем приезжают в морских судах именуемых буса, японцы для торговли с курилцами и меняют всякаго зверя на японския мелочи.

21. Чикота,[7] положен со скасок,[8] длиной сто тридцать верст, шириной пятьдесят верст, на котором есть живущие мохнатыя курильцы.

22. Назван островом Аткисом, а точно ж находится, что остров Матмай, а Аткис сим то место именующее, где был ундер офицер и японский ученик Иван Очередин тогда, где видел японцев на бусах у мохнатых курилцов для торгу японских мелочей напитошное нерпичье и вялкое сало».[2]

Ссылки[править]

  1. Морской биографический справочник Дальнего Востока России и Русской Америки. Автор: Болгурцев Б. Н. (сост.) Издательство: Уссури 1998. 232 c. ISBN: 5‒85832‒112‒7
  2. а б в В. Н. Аров. Камчатка и исследование русскими Южных Курильских островов в XVIII в.
  3. а б в г д В. О. Шубин. Русские поселения на Курильских островах в XVIII‒XIX веках
  4. Аткис — это Хоккайдо
  5. Речь идёт о Сахалине
  6. Бамбук
  7. Шикотан
  8. То есть по рассказам, отсюда неверные сведения о размерах острова