Вторая империя

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Вторая французская империя»)
Перейти к: навигация, поиск
 Просмотр этого шаблона  История Франции
Портал Франция
Armoiries république française.svg
Доисторическая Франция
Античность

Римская Галлия (220 до н. э. — 481)

Средневековая Франция

Династии:
Меровинги (481—751)
Каролинги (751—987)
Капетинги (987—1328)
Валуа (1328—1589)
Бурбоны (1589—1792, 1814—1848)

Дореволюционная Франция

Сословная монархия (1302—1614)
Абсолютная монархия (1643—1789)

Современная Франция

Французская революция (1789—1799)
Первая республика (1792—1804)
Первая империя (1804—1814)
Реставрация Бурбонов (1814—1830)
Июльская монархия (1830—1848)
Вторая республика (1848—1852)
Вторая империя (1852—1870)
Парижская коммуна (1871)
Третья республика (1871—1940)
Режим Виши (1940—1944)
Временное правительство (1944—1946)
Четвёртая республика (1946—1958)
Пятая республика (с 1958)

Вторая империя — период в истории Франции с 1852 по 1870. 2 декабря 1852 года в результате плебисцита была установлена конституционная монархия во главе с племянником Наполеона I Луи-Наполеоном Бонапартом, принявшим имя Наполеона III. Ранее Луи-Наполеон был президентом Второй республики (1848—1852).

После того, как Наполеон III в ходе франко-прусской войны попал в немецкий плен под Седаном (сентябрь 1870), собравшееся в Бордо Национальное собрание низложило его, и Вторая империя перестала существовать. Вскоре во Франции была провозглашена Третья республика.

Эпоха Второй Империи[править]

Wiki letter w.png Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.


В первое время (до 1860 г.) Наполеон был почти самодержавным монархом. Сенат, государственный совет, министры, чиновники, даже мэры коммун (последние — на основании законов 1852 и 1855 гг., восстановивших централизацию первой империи) назначались императором. Законодательный корпус избирался, но выборы происходили не между свободными и равными соперниками, а между официальным кандидатом, пользовавшимся поддержкой всего правительственного механизма, и его противником, выступавшим вместе с тем как бы противником правительства; избирательные собрания были запрещены, как посягательство на свободу выборов; не дозволялось распространение избирательных прокламаций; подсчёт поданных избирательных бюллетеней производился мэром, то есть правительственным чиновником, который почти всегда имел полную возможность фальсифицировать результаты выборов. Наконец, от депутатов, а с 1858 г. даже от всех кандидатов на это звание требовалась присяга на верность императору. Ввиду всего этого в первом законодательном корпусе республиканцы вовсе не имели представителей; немногие избранные отказались принести присягу. Перед выборами 1857 г. министр внутренних дел Бильо объявил префектам, что «за некоторыми исключениями правительство считает справедливым представить к переизбранию всех членов палаты, которая так хорошо помогла императору и так хорошо служила стране». Тем не менее в законодательном корпусе 1857—63 гг. было 5 республиканцев, согласившихся принести присягу (Даримон, Олливье, Генон, Ж. Фавр, Пикар; последние два избраны в 1858 г. на место отказавшихся от присяги Карно и Гудшо). Оппозиции в легальной печати почти не было, да и не могло быть; она велась только эмигрантами (В. Гюго и др.) из — за границы. Император находил и заявлял, что его империя есть продолжение империи Наполеона I; однако, между ними была громадная разница. Наполеон I утвердил многие завоевания революции, закрепил падение феодализма; он опирался на крестьянство и мелкую буржуазию, и в глазах всей Европы, а отчасти и Ф., был порождением и проявлением революционного духа. Наполеон III, достигнув власти при помощи коалиции различнейших элементов, до социалистических включительно, был охранителем алтаря, порядка, собственности; вместе с тем он был наследником монархии Людовика-Филиппа и стремился опираться на союз высшей буржуазии с дворянством и церковью. Главным делом правительства было поощрение постройки железных дорог (к 1860 г. — 9430 км, к 1870 г. — 17460 км), учреждение акционерных обществ, устройство всевозможных крупных предприятий, и т. д. Биржа во время Наполеона процветала так же, как при Людовике-Филиппе; испорченность во всех сферах жизни господствовала не меньшая. Экономическая политика Наполеона резко отличается от политики предшествующих правительств, не исключая и Наполеона I. До тех пор Ф. была страной усиленного протекционизма; Наполеон III был убеждённый фритредер. Полное осуществление принципов свободной торговли было, однако, затруднительно; Наполеон заявлял, что «таможенное покровительство необходимо, но оно не должно быть чрезмерным». В 1853—55 гг. он, хотя и не без протеста со стороны обыкновенно послушного законодательного корпуса, понизил таможенные ставки на уголь, железо, сталь, шерсть, то есть предметы, необходимые для промышленности; это вызвало сильное неудовольствие в некоторой части промышленников, поддержкой которых дорожил Наполеон. В следующие годы понижение коснулось предметов сельскохозяйственной промышленности: вина, скота, спирта. В 1860 г., пользуясь правом, предоставленным ему конституцией 1852 г., Наполеон заключил, без одобрения законодательного корпуса, торговый договор с Англией, которым запретительные ставки на ввозимые из Англии товары были отменены, а покровительственные понижены в основном до 25 % ad valorem; Англия отвечала ещё более значительным понижением. За этим договором последовал подобный же с Бельгией, в 1862 г. Для Ф. открывалась новая эра в области торговой политики. Законодательный корпус должен был преклониться перед совершившимся фактом и даже привести общий тариф в некоторое соответствие с конвенционным; для этого пришлось понизить пошлины на кожи и некоторые другие предметы. Несмотря на недовольство части промышленников, не подлежит сомнению, что эти меры были вызваны интересами именно промышленности, а следовательно, и государства, и сыграли немаловажную роль как в усилении промышленности Ф., так и в повышении общей суммы национального богатства в период второй империи. К концу царствования Наполеона Ф. располагала паровыми машинами, развивавшими 320000 сил — в пять раз больше, чем в начале царствования; потребление угля она утроила и довела до 20 млн тонн; и то, и другое объясняется ростом в особенности металлургической, а также текстильной промышленности. Немаловажен был также рост сельскохозяйственной промышленности. Внешняя торговля к 1869 г. поднялась до 6225 млн франков (3153 ввоз, 3075 вывоз). Численный рост рабочего класса, соответствующий росту промышленности, продолжался во все царствование; но вряд ли улучшалось положение рабочих. Заработная плата фабричных рабочих поднялась, в общем, на 30—40 %, но одновременно не меньше, если не больше, поднялись цены квартир и съестных припасов; правда, на большей части фабрик несколько уменьшился рабочий день, хотя и без прямого участия законодательства: закон 1848 г., определивший максимальный рабочий день сперва в 10—11 часов, потом поднявший норму до 12 часов, никогда не имел практического применения, за отсутствием органа надзора; на бумаге он остался в силе, но Наполеон не думал ни о применении, ни о расширении его. Все же, однако, при Наполеоне принята одна важная мера в пользу рабочих: предоставление им в 1864 г. права стачек (законом 1791 г. были запрещены союзы и стачки как хозяев, так и рабочих, но коалиции первых распространились уже во время июльской монархии и терпелись вопреки закону, коалиции же рабочих строго преследовались). Мера эта, как единичная, не удовлетворяла рабочих, и они в массе скоро отказались от своей веры в Наполеона. Его итальянская политика, приведшая к войне с Австрией (об иностранной политике см. Наполеон I Бонапарт), вызвала против него сильнейшее раздражение папы и клерикалов. Боясь потерять всякую опору в народе, Наполеон стал делать некоторые уступки либералам, сначала весьма слабые и осторожные. В 1860 г. законодательному корпусу предоставлено право отвечать адресами на тронные речи, с 1861 г. допущены стенографические отчёты о прениях в законодательном корпусе и сенате; вместе с тем отношение власти к печати несколько смягчилось, хотя сначала под действием прежнего закона. Новым законом о печати 11 мая 1868 г. были отменены предварительное разрешение, предостережения и запрещения в административном порядке, но сохранены срочные или окончательные запрещения в судебном порядке; штемпельный сбор понижен до 5 (в Париже) и до 2 (в провинции) сантимов с газетного листа. В 1867 г. законодательному корпусу дано право интерпелляции. В 1868 г. издан закон, разрешающий сходки, в частности политические, по поводу выборов, но не позже чем за 5 дней до них. Все эти уступки мало кого удовлетворяли; однако, благодаря им образовалась партия либеральных империалистов, во главе которой стал один из «пяти» оппозиционных депутатов в законодательном корпусе 1807—63 гг., Эмиль Олливье. На выборах 1863 г. борьба велась энергично и оппозицией, и правительством. Министр внутренних дел Персиньи давал газетам предостережение за предостережением, запрещал и преследовал избирательные комитеты и, наконец, обратился к префектам с циркуляром, в коем, описав цветущее положение Ф., освобождённой императором из состояния анархии и нищеты, в которое она была ввергнута режимом риторов, нападал на коалицию злобы, ненависти и вражды, противодействующую всем великим начинаниям империи. «Подача голосов, — заключал министр, — свободна, но для того чтобы население не было обмануто искусно составленными речами и двусмысленными professions de foi, указывайте во всеуслышание на тех кандидатов, которые внушают больше доверия правительству; пусть население знает, где враги и где друзья империи, и пусть оно выскажется свободно, со знанием дела». Несмотря на подобные приёмы и местами на фальсификацию выборов, из 267 депутатов прошло 35 представителей республиканской и монархической оппозиции; духовенство почти везде голосовало против официальных кандидатов. В числе выбранных были Карно, Ферри, Гарнье-Пажес, Ж. Симон, Тьер, Э. Олливье, Пикар, Ж. Фавр, Пелльтан, Беррье. Результат выборов привёл к отставке Персиньи. Неудача мексиканской экспедиции и попытки присоединить к Ф. Люксембург (см. Наполеон I Бонапарт), а также сильный дефицит, к которому привела агрессивная политика Наполеона, все более и более способствовали росту недовольства. Новый закон о печати, с правительством не примирявший, дал только возможность проявиться в печати чувству негодования. В 1868 г. возникли новые периодические издания, систематически боровшиеся с правительством; между ними быстро завоевавшая громадную популярность и ставшая крупной общественной силой «Lanterne» Рошфора выдавалась резкостью и смелостью тона и злобностью сарказма. Правительство возбудило против Рошфора несколько процессов, окончившихся обвинительным приговором; Рошфор бежал в Бельгию, откуда безнаказанно продолжал свой литературный поход. Его журнал, запрещённый во Ф., расходился, однако, в громадном количестве экземпляров. Выбранный в законодательный корпус в 1869 г., он получил возможность вернуться на родину и перенести туда свою редакторскую деятельность. В 1868 г., на могиле депутата Бодена, убитого 3 декабря 1851 г. на баррикаде, была устроена демонстрация, во время которой произнесены смелые речи против правительства с угрозами восстания; за манифестацией последовало объявление о подписке на памятник Бодену, сделанное несколькими газетами. Правительство поспешило отдать под суд редакторов этих газет (Делеклюза, Шалльмель Лакура и др.); на суде их защитники — Араго, Кремье, Лорье и в особенности Гамбетта, ставший знаменитым после этого процесса, — вовсе не пытаясь защищать подсудимых, устроили из адвокатской скамьи трибуну для решительного нападения на правительство, которое они называли преступным, «безумное» бешенство которого они проклинали и которому грозили суровым народным возмездием. Около того же времени имели место многочисленные забастовки рабочих, усиливавшие озлобление против правительства. В мае 1869 г. происходили новые выборы в законодательный корпус. Правительство прибегло к некоторым из прежних приёмов борьбы, прибавило к ним подкуп нескольких газет, но все-таки относительная свобода печати и право избирательных собраний значительно облегчили дело оппозиции. Республиканцы выступили отдельно от монархистов, выставив собственную программу, выработанную Гамбеттой: она требовала широкого применения всеобщего голосования для парламентских и местных выборов, отмены сената, гарантий личной свободы, обязательного светского обучения, отделения церкви от государства, уничтожения постоянной армии и т. д. Оппозиция провела 59 кандидатов (в том числе Гамбетту и Рошфора) и, что было гораздо важнее, собрала на именах своих сторонников 3½ млн. голосов против 4½ млн. правительственных. Все доказывало, что империи грозит крах, если она не изменит свою политику. К уступкам вынуждал даже состав законодательного корпуса. Бонапартисты разделились в нём на три партии: 1) крайняя правая или аркадийцы (по улице Аркад, где они собирались), желавшие репрессий и войны с Пруссией, 2) умеренные бонапартисты и 3) правый центр, желавший либеральной империи. За ними шли левый центр или монархисты, радикалы и крайняя левая; последняя была представлена Рошфором и Распайлем. Левая, в союзе с либеральными бонапартистами, составляла большинство. Император отказался от услуг своего главного сподвижника, Руэра, бывшего с 1849 г. то министром юстиции, то министром внутренних дел, то государственным министром, то председателем государственного совета (см.), и предложил составить однородный кабинет Э. Олливье, что тот и исполнил (2 января 1870 г.). Первым крупным делом Олливье были новые реформы в конституции, усиливавшие права парламента; затем был устроен плебисцит по следующему вопросу: «Французский народ одобряет либеральные преобразования, сделанные в конституции с 1860 г., и утверждает сенатус-консульт 20 апреля 1870 г.». Ввиду того, что плебисцит должен был послужить выражением доверия правительству, вся оппозиция агитировала за отрицательный ответ на вопрос. Правительство приглашало чиновников «развить лихорадочную деятельность», чтобы собрать возможно больше утвердительных голосов. Несмотря на это, оппозиция все же собрала 1 500 000 отрицательных против 7 миллионов правительственных голосов. Новая конституция не успела вступить в действие. Отчасти для того, чтобы отвлечь общественное внимание от внутренних неурядиц, отчасти в надежде военными лаврами покрыть поражения в мексиканском, люксембургском и др. вопросах, Наполеон, под давлением крайней правой (которой покровительствовала императрица Евгения), повёл агрессивную политику по отношению к Пруссии, окончившуюся войной. Война ярко обнаружила всю непрочность империи; с самого же начала она приняла крайне неблагоприятный оборот, и 2 сентября 1870 г. сам Наполеон, с целой армией, сдался в плен пруссакам. Когда известие об этом пришло в Париж, оно вызвало там взрыв негодования. В ночном заседании законодательного корпуса 3—4 сентября Ж. Фавр предложил провозгласить низложение императора и избрать временное правительство; того же требовала толпа народа на улицах. Утром народ ворвался в палату, и Гамбетта от имени народного представительства объявил, «что Л. Наполеон Бонапарт и его династия перестали царствовать во Ф.». В ратуше той же толпою была провозглашена республика и без правильного избрания, par acclamation, назначено временное «правительство народной обороны», в которое вошли все депутаты Парижа (Араго, Кремье, Ферри, Фавр, Гамбетта, Гарнье-Пажес, Пелльтан, Пикар, Ж. Симон, позднее Рошфор и некоторые др.). Они тотчас же разделили между собой портфели. Военный губернатор Парижа, генерал Трошю, был оставлен на своём посту; императрица Евгения поспешно бежала из Парижа; империя рухнула, не найдя защитников. Одновременно подобные события произошли в Лионе, Марселе, Бордо, Беседин и других городах, где тоже была провозглашена республика.