Высказывания Черчилля о Сталине

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Авторы: X-romix

Высказывания премьер-министра Великобритании У. Черчилля о своём политическом союзнике по антигитлеровской коалиции И.В. Сталине приведены в хронологическом порядке. Подлинность и принадлежность У. Черчиллю некоторых часто цитируемых фраз и афоризмов (например, про «соху и атомную бомбу») не установлена, в связи с чем они помещены в соответствующий раздел настоящей статьи.

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Уинстон Черчилль
У. Черчилль, Гарриман, И.В. Сталин, В.М. Молотов в Москве, август 1942 г.[[2]]
Меморандум И.В. Сталина об отказе открытия второго фронта союзниками в 1942 г.
Газета «Правда», 10 мая 1945 г.


Заседание глав "Большой Тройки" в Белом зале Ливадийского дворца, Ялтинская конференция, 4-11 февраля 1945 г.
Фотография ядерного взрыва через одну миллисекунду после детонации. Время экспозиции — 3 микросекунды.
Черчилль: "железный занавес над Европой".


Известные высказывания У. Черчилля о И.В. Сталине[править]

Дата высказывания Место и обстоятельство произнесения или написания Цитата
16 августа 1942 г. В письме Ф.Рузвельту. В августе 1942 г. У. Черчилль прибыл в Москву, чтобы объявить об отказе открыть второй фронт в 1942 г.
«Я отправился попрощаться с г-ном Сталиным вчера в 7 часов вечера, и мы имели приятную беседу, в ходе которой он дал мне полный отчёт о положении русских, которое оказалось весьма отрадным. Он, безусловно, весьма уверенно говорит о том, что удержится до зимы. … Обед и редактирование коммюнике продолжались до трёх часов утра. У меня был очень хороший переводчик, и я имел возможность говорить более свободно. Преобладала атмосфера особой доброжелательности, и мы впервые установили непринуждённые и дружелюбные отношения …» [1]
16 августа 1942 г. Английская запись беседы Черчилля со Сталиным на квартире в ночь с 15 на 16 августа 1942 г. :

[1]

«Премьер-министр сказал, что в начале 1938 года, ещё до Праги и Мюнхена, у него возник план создания Лиги трёх Великих Демократий в составе Великобритании, США и СССР, которые вместе могли бы вести за собой мир. Между ними не существовало антагонистических интересов. Г-н Сталин согласился и сказал, что он всегда рассчитывал на нечто подобное, но только при правительстве г-на Чемберлена такой план был бы невозможен…» (Public Record Office. Prem. 3/7612. P. 35-37.)

The Prime Minister said that early in 1938, before Prague and Munich, he had had a plan for a League of the three Great Democracies: Great Britain, U.S.A and U.S.S.R., which between them could lead the world. There were no antagonistic interests between them. Mr. Stalin agreed and said that he had always hoped for something of that nature, only under Mr. Chamberlain’s government such a plan would have been impossible. [2]

8 сентября 1942 г. Речь в британском парламенте по итогам визита в Москву в августе 1942 г.

России очень повезло, что когда она агонизировала, во главе ее оказался такой жесткий военный вождь. Это выдающаяся личность, подходящая для суровых времен. Человек неисчерпаемо смелый, властный, прямой в действиях и даже грубый в своих высказываниях… Однако он сохранил чувство юмора, что весьма важно для всех людей и народов, и особенно для больших людей и великих народов. Сталин также произвел на меня впечатление своей хладнокровной мудростью, при полном отсутствии каких-либо иллюзий. Я надеюсь, что заставил его поверить в то, что мы будем верными и надежными соратниками в этой войне но это, в конце концов, доказывается делами, а не словами.

It is very fortunate for Russia in her agony to have this great rugged war chief at her head. He is a man of massive outstanding personality, suited to the sombre and stormy times in wich his life has been cast; a man of inexhaustible courage and will-power and a man direct and even blunt in speech … Above all, he is a man with that saving sense of humour which is of high importance to all men and all nations, but particularly to great men and great nations. Stalin also left upon me the impression of a deep, cool wisdom and complete absence of illusions of any kind. I believe I made him feel that we were good and faithful comrades in this war but this, after all, is a matter which deeds not words will prove. [3]

9 мая 1945 г. Послание от имени У.Черчилля, которое огласила по радио находящаяся в Москве его жена г-жа Клементина Черчилль

От премьер-министра маршалу Сталину. Послание Красной Армии и советскому народу от британской нации. Я шлю Вам сердечные приветствия по случаю блестящей победы, которую вы одержали, изгнав захватчиков из вашей страны и разгромив нацистскую тиранию. Я твёрдо верю, что от дружбы и взаимопонимания между британским и русским народами зависит будущее человечества. Здесь, в нашем островном отечестве, мы сегодня очень часто думаем о вас, и мы шлём вам из глубины наших сердец пожелания счастья и благополучия. Мы хотим, чтобы после всех жертв и страданий той мрачной долины, через которую мы вместе прошли, мы теперь, в лояльной дружбе и симпатии, могли бы дальше итти под ярким солнцем победоносного мира. Я прошу мою жену передать вам всем эти слова дружбы и восхищения". (ТАСС).[4]

7 ноября 1945 г. Речь в Палате общин в очередную годовщину Октябрьской революции
Я лично не могу чувствовать ничего иного, помимо величайшего восхищения по отношению к этому подлинно великому человеку, отцу своей страны, правящему судьбой своей страны во времена мира и победоносному ее защитнику во время войны.

[1] ... всякая мысль о том, что Англия преднамеренно проводит антирусскую политику или устраивает сложные комбинации в ущерб России, полностью противоречит английским идеям и совести".[5]

Через два дня речь Черчилля с сокращениями напечатала газета «Правда». По словам А. Сабова и О.А. Ржешевского в «Российской газете» от 23 августа 2005 г., на следующий день И.В. Сталин прислал В.М. Молотову, Г.М. Маленкову, Л.П. Берии и А.И. Микояну из Сочи, где он тогда находился в отпуске, такую шифровку:[1]

«Считаю ошибкой опубликование речи Черчилля о восхвалении России и Сталина, … Всё это нужно Черчиллю, чтобы успокоить свою нечистую совесть и замаскировать своё враждебное отношение к СССР».
5 марта 1946 г. Фултонская речь Уинстона Черчилля. В начале Фултонской речи Черчилль высказывает восхищение русским народом и лично Сталиным.

Однако далее, в основной части речи, Черчилль выступил против благодушных настроений в отношении СССР.

Я глубоко восхищаюсь и чту доблестный русский народ и моего товарища военного времени маршала Сталина. В Англии я не сомневаюсь, что и здесь тоже, питают глубокое сочувствие и добрую волю ко всем народам России и решимость преодолеть многочисленные разногласия и срывы во имя установления прочной дружбы. Мы понимаем, что России необходимо обеспечить безопасность своих западных границ от возможного возобновления германской агрессии. Мы рады видеть её на своём законном месте среди ведущих мировых держав. Мы приветствуем её флаг на морях. И прежде всего мы приветствуем постоянные, частые и крепнущие связи между русским и нашими народами по обе стороны Атлантики.

Реакция И.В. Сталина на выступления У. Черчилля[править]

Говоря о И.В. Сталине, У. Черчилль заявил 7 ноября 1945 г. в британском парламенте: «Я лично не могу чувствовать ничего иного, помимо величайшего восхищения, по отношению к этому подлинно великому человеку, отцу своей страны, правившему судьбой своей страны во времена мира и победоносному защитнику во время войны. Даже если бы у нас с Советским правительством возникли сильные разногласия в отношении многих политических аспектов — политических, социальных и даже, как мы думаем, моральных, — то в Англии нельзя допускать такого настроения, которое могло бы нарушить или ослабить эти великие связи между двумя нашими народами, связи, составляющие нашу славу и бедность в период недавних страшных конвульсий».

В.М. Молотов дал указание опубликовать в газете "Правда" - центральном органе ЦК ВКП (б) - изложение речи британского политика. Прочитав газету, И.В. Сталин телеграфировал из Сочи, где он находился в отпуске, в Москву В.М. Молотову, Г.М. Маленкову, Л.П. Берия, А.И. Микояну 10 ноября: «Считаю ошибкой опубликование речи Черчилля с восхвалением России и Сталина. Восхваление это нужно Черчиллю, чтобы успокоить свою нечистую совесть и замаскировать свое враждебное отношение к СССР, в частности, замаскировать тот факт, что Черчилль и его ученики из партии лейбористов являются организаторами англо-американо-французского блока против СССР. Опубликованием таких речей мы помогаем этим господам. У нас имеется теперь немало ответственных работников, которые приходят в телячий восторг от похвал со стороны Черчиллей, Трумэнов, Бирнсов и, наоборот, впадают в уныние от неблагоприятных отзывов со стороны этих господа. Такие настроения я считаю опасными, так как они развивают у нас угодничество перед иностранными фигурами. С угодничеством перед иностранцами нужно вести жёстокую борьбу. Но если мы будем и впредь публиковать подробные речи, мы будем этим насаждать угодничество и низкопоклонство. Я уже не говорю о том, что советские лидеры не нуждаются в похвалах со стороны иностранных лидеров. Что касается меня лично, то такие похвалы только коробят меня».

В.М. Молотов ответил немедленно: "Опубликование сокращённой речи Черчилля было разрешено мною. Считаю это ошибкой. Во всяком случае, её нельзя было публиковать без твоего согласия".[6].

Высказывания о И.В. Сталине, приписываемые У. Черчиллю[править]

«Сталин … принял Россию с сохой и оставил её с атомным вооружением» (приписывается Черчиллю)

Часто публикуется следующий отрывок из речи Черчилля, датируемый 21 декабря 1959 г. (в год 80-летия И.В. Сталина):[7].

«Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин прежде всего обладал большим чувством юмора и сарказма и способностью точно воспринимать мысли. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин произвёл на нас величайшее впечатление. Он обладал глубокой, лишённой всякой паники, логически осмысленной мудростью. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире, диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным вооружением. Что ж, история, народ таких людей не забывают».

Ряд исследователей считают эту речь мистификацией, поскольку

  • Её оригинал за указанную дату обнаружен не был. [8]
  • Известны проблемы со здоровьем Черчилля (сердечный приступ) именно 20 декабря 1959 г. [9]
  • Последнее заседание Британского парламента в 1959 г. прошло 17 декабря. [10]

Следует отметить, что дата рождения И.Сталина остается неопределенной («18 декабря 1878 или 21 декабря 1879»), это значит, что выступление в честь его 80-летия могло состояться годом раньше, 18 декабря 1958 г.

Перевод речи от 8 сентября 1942 г. с использованием прошедшего времени (приписывается У. Черчиллю)[править]

На некоторых сайтах приводится перевод речи от 8 сентября 1942 г. с использованием прошедшего времени. [11] Этот перевод послужил началом для вышеприведенной цитаты. Он имеет англоязычный первоисточник речь от 8 сентября 1942 г. (см. ниже), но время всех утверждений прошедшее (в английском оригинале это не так).


Английский оригинал Дословный перевод Перевод с использованием прошедшего времени
It is very fortunate for Russia in her agony to have this great rugged war chief at her head. He is a man of massive outstanding personality, suited to the sombre and stormy times in wich his life has been cast;

a man of inexhaustible courage and will-power and a man direct and even blunt in speech … Above all, he is a man with that saving sense of humour which is of high importance to all men and all nations, but particularly to great men and great nations.

Stalin also left upon me the impression of a deep, cool wisdom and complete absence of illusions of any kind. I believe I made him feel that we were good and faithful comrades in this war but this, after all, is a matter which deeds not words will prove. [12]

России очень повезло, что когда она агонизировала, во главе её оказался такой жёсткий военный вождь. Это выдающаяся личность, подходящая для суровых времен.

Человек неисчерпаемо смелый, властный, прямой в действиях и даже грубый в своих высказываниях... Однако он сохранил чувство юмора, что весьма важно для всех людей и народов, и особенно для больших людей и великих народов.

Сталин также произвёл на меня впечатление своей хладнокровной мудростью, при полном отсутствии каких-либо иллюзий. Я надеюсь, что заставил его поверить в то, что мы будем верными и надёжными соратниками в этой войне но это, в конце концов, доказывается делами, а не словами.

Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жёстоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Сталин, прежде всего, обладал большим чувством юмора и сарказма, который необходим всем людям и народам, в особенности великим людям и великим народам.

Сталин произвёл на нас величайшее впечатление глубокой, логически осмысленной мудростью, лишённой всяких иллюзий. Я полагаю, что мне удалось убедить его в том, что мы будем хорошими и преданными товарищами в этой войне но, в конце концов всё решают не слова, а конкретные дела. [11]

Цитата в статье Н.А. Андреевой (приписывается У. Черчиллю)[править]

8 февраля 1945 г.: И.В. Сталин и У. Черчилль в Белом зале Ливадийского дворца в Ялте.
У. Черчилль, Ф.Д. Рузвельт, И.В. Сталин Крымская (Ялтинская конференция), 9 февраля 1945 г.
И.В. Сталин и У. Черчилль на Крымской (Ялтинской) конференции, 4-11 февраля 1945 г.

Другой вариант цитирования характеристики Сталина Черчиллем, который содержит слова «о сохе и бомбе», пожалуй, впервые приводит Н.А. Андреева в статье «Не могу поступаться принципами» («Советская Россия» 13 марта 1988 г., С. 2.)

Для меня, как и для многих людей, решающую роль в оценке Сталина играют прямые свидетельства непосредственно сталкивающихся с ним современников как по нашу, так и по ту сторону баррикады. Небезынтересны именно эти последние. Возьмём хотя бы Черчилля, который в 1919 г. гордился своим личным вкладом в организацию военной интервенции 14 иностранных государств против молодой Советской Республики, а ровно через сорок лет вынужден был такими словами характеризовать Сталина одного из своих грозных политических оппонентов:

«Он был выдающейся личностью, импонирующей нашему жестокому времени того периода, в которое протекала его жизнь. Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой силы воли, резким, жёстким, беспощадным как в деле, так и в беседе, которому даже я, воспитанный в английском парламенте, не мог ничего противопоставить… В его произведениях звучала исполинская сила. Эта сила настолько велика в Сталине, что казался он неповторимым среди руководителей всех времен и народов… Его влияние на людей неотразимо. Когда он входил в зал Ялтинской конференции, все мы, словно по команде, вставали. И странное дело держали руки по швам. Сталин обладал глубокой, лишённой всякой паники, логической и осмысленной мудростью. Он был непревзойденным мастером находить в трудную минуту путь выхода из самого безвыходного положения… Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих врагов, заставлял и нас, которых открыто называл империалистами, воевать против империалистов… Он принял Россию с сохой, а оставил оснащённой атомным оружием».

Притворством или политической конъюнктурой не объяснишь такую оценку-признание со стороны верного стража Британской империи.

Основные моменты этой характеристики можно найти и в мемуарах Шарля де Голля, в воспоминаниях и переписке других политических деятелей Европы и Америки, которые имели дело со И.В. Сталиным как с военным союзником и классовым противником.

Этот вариант цитирования характеристики Черчилля косвенно датирован 1959 г. (1919+40), однако место и время произнесения речи или написания текста автор (Н.А. Андреева) в этой статье не уточняет.

Э.С. Радзинский в своей книге «Сталин» так цитирует воспоминания У. Черчилля: [13]

Уинстон Черчилль вспоминал: «Сталин произвёл на нас величайшее

впечатление… Когда он входил в зал на Ялтинской конференции, все, словно по команде, вставали и странное дело держали почему-то руки по швам». Однажды он решил не вставать. Сталин вошёл «и будто потусторонняя сила подняла меня с места», писал Черчилль.

Таким образом, в случае с этой цитатой велика вероятность первоначальной компиляции высказываний У.Черчилля из разнородных фрагментов:

  • речи в Палате общин британского парламента 8 сентября 1942 г. «Сталин был человеком необычайной энергии…»
  • воспоминаний У. Черчилля «Когда он входил в зал Крымской (Ялтинской) конференции…» (4-11 февраля 1945 г.)
  • Собственно фраза «о сохе и бомбе» могла принадлежать вообще не У. Черчиллю, и попасть в цитирование, наряду с другими фрагментами различных фраз У. Черчилля, по недоразумению или ошибке.

Сама Н.А. Андреева в интервью в августе 1993 г. говорит на эту тему следующее: [14]

«Нина Андреева: Нравится ли это кому-то или нет, Сталин был и остаётся одним из выдающихся государственных деятелей и политических фигур XX века. Описывая Сталина, американский историк Алекс де Джонг сказал: „Сталин принял Россию с деревянными плугами и оставил её с ядерным оружием.“ И мы полностью согласны с этим.»


Таким образом, по словам Н.А. Андреевой, сказанным ей в этом интервью, слова про «деревянные плуги и ядерное оружие» написал американский историк Alex De Jonge (Алекс де Джонг).

Цитата из Британской энциклопедии (приписывается У.С. Черчиллю)[править]

Фрагмент страницы из статьи И. Дойчера в Британнике о И.В. Сталине: «…he found Russia working with wooden plows and left it equipped with atomic piles»
Страница статьи «Stalin» энциклопедии Британника (Encyclopaedia Britannica. Vol.21. London, 1964. P.303)

При обсуждении фразы «о сохе и бомбе» часто приводят (пожалуй, первым, критикуя статью Н.А. Андреевой, это сделал А.Н. Яковлев[15]) похожую фразу автора-энциклопедиста бывшего троцкиста и автора на Западе трёхтомной биографии Л.Д. Троцкого И. Дойчера (Isaac Deutscher).

В статье «Stalin» энциклопедии Британника (Encyclopaedia Britannica. Vol.21. London, 1964. P. 303) И. Дойчер написал следующее: «…he found Russia working with wooden plows and left it equipped with atomic piles» («…он получил Россию, пашущую деревянными плугами, и оставил её оснащённой ядерными реакторами»). Необходимо отметить, что У. Черчилль в этой статье не упоминается как автор данной фразы. В конце всей статьи Stalin подпись I.D., что в начале первого тома расшифровывается как Isaac Deutscher.

Любопытно, что plow это американский вариант написания слова plough (плуг).

Книга И. Дойчера «Essays on Contemporary Communism» (1953) г. также содержит фразу «he had found Russia working with wooden ploughs and is leaving her equipped with atomic piles» (которая, опять же, не является цитатой из У.Черчилля). [16]

Первоисточником фразы про «соху и атомную бомбу», на что указывает А.П. Паршев, является некролог, написанный И. Дойчером в газете «Манчестер Гардиан» (ныне просто «Гардиан» англ. The Guardian) после смерти И.В. Сталина.[17].

См. также[править]

Примечания[править]