Закон о слиянии областей с империей

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Закон о слиянии областей с империей
Zweites Gesetz zur Gleichschaltung der Länder mit dem Reich



Юрисдикция:
Германия Германия
Законодатель:
Германский Рейхстаг



Дата подписания:
7 апреля 1933
Место подписания:
Берлин
Подписавший:
Упраздняет:
Федеративное устройство Германии
Утратил силу:
30 января 1935
Статус:
Отменён законом от 30 января 1935



Языки:
немецкий

Текст[править]

§ 1.

1. В германских областях, за исключением Пруссии, президент империи по предложению рейхсканцлера назначает имперского наместника. На имперского наместника возлагается задача обеспечения выполнения политических директив рейхсканцлера. Ему предоставляются следующие полномочия в деле управления областью:

1) назначение и увольнение председателя областного правительства и, по представлению последнего, также и остальных членов областного правительства;

2) роспуск ландтага и назначение новых выборов в соответствии с постановлением § 8 временного закона о слиянии от 31 марта 1933 г.;

3) утверждение и опубликование областных законов, включая и законы, принимаемые областным правительством, согласно § 1 временного закона о слиянии от 31 марта 1933 г. Соответственно применяется статья 70 имперской конституции от 11 августа 1919 г.;

4) назначение и увольнение непосредственных государственных чиновников и судей, поскольку таковое исходило до настоящего времени от высшей правительственной власти области;

5) право помилования.

2. Имперский наместник может брать на себя председательствование в заседаниях областного правительства.

3. Статья 63 имперской конституции от 11 августа 1919 г. остается неприкосновенной.

§ 2.

1. Имперский наместник области не может быть одновременно членом областного правительства. Он должен иметь гражданство той области, государственную власть в которой он осуществляет. Его служебная резиденция находится в месте нахождения областного правительства.

2. Для нескольких областей с населением менее двух миллионов человек может быть назначен один общий имперский наместник, который должен иметь гражданство одной из этих областей. Его служебная резиденция определяется президентом империи.

§ 3.

1. Имперский наместник назначается на срок длительности полномочий ландтага. Он может быть отозван в любой момент имперским президентом по представлению рейхсканцлера.

2. К должности имперского наместника соответственно применяются предписания закона об имперских министрах от 27 марта 1931 г. Расходы по содержанию покрываются за счет имперских средств; установление их размера последует в дальнейшем.

§ 4. Не допускается вынесения ландтагом постановлений о недоверии председателю и членам областного правительства.

§ 5. Предусматриваемые в § 1 полномочия осуществляются в Пруссии рейхсканцлером. Он может передать осуществление указанных в § 1, разделы 1, 4 и 5, полномочий областному правительству.

§ 6. Настоящий закон вступает в силу на следующий день по его опубликовании (7 апреля). Противоречащие ему постановления имперской конституции от 11 августа 1919 г. и конституций отдельных областей отменяются. Поскольку областными конституциями отдельных областей предусматривается должность президента государства, эти постановления с назначением имперского наместника утрачивают силу.

Цель — унификация[править]

Целью Закона стала подготовка к «унификации» (нем. Gleichschaltung),[1] окончательно реализовавшейся к 1935 году.

Вильгельм Фрик, министр внутренних дел в кабинете Гитлера, в своей статье, опубликованной в фашистском ежегоднике (1935 г.), об унификации политического курса говорил следующее: «Взаимоотношения империи с отдельными провинциями были теперь организованы на совершенно новых принципах, дотоле неизвестных истории германского народа. Имперский кабинет получает неограниченную власть. Не только его правом, но и его долгом становится создать абсолютно унифицированное руководство и администрацию империи… Таким образом, германская империя стала унифицированным государством, и вся администрация в провинциях осуществляется только по приказу имперской власти или от её имени. Границы провинции становятся только административными границами, они не охраняют более суверенитета этих провинций.

Со спокойной решительностью и при поддержке всего германского народа имперский кабинет постепенно осуществляет исконное стремление всей германской нации — создание унифицированного национал-социалистского государства».[2]

Модели унификации[править]

Впервые в истории унифицированный тоталитарный режим, тоталитарное государство создали большевики — однопартийную государственную систему, построенную за счет насильственного уничтожения других политических партий или превращения их в формальные организации, во всём подчиненные Коммунистической партии. Абсолютная монополия Коммунистической партии в политической сфере должна была закономерно привести к полному срастанию партии с государством и, прежде всего, партийного аппарата — с государственным, вследствие чего во главе государства и партии оказываются одни и те же лица, обладающие неограниченной и бесконтрольной властью. То же самое происходит и на всех прочих уровнях государственной и хозяйственной иерархии.

И чтобы эта политическая система оставалась незыблемой, абсолютная монополия государства и партии, точнее партии, а не государства, ещё точнее — партии-государства, такая абсолютная монополия должна была охватить не только надстройку, но и экономический базис общества. В государственную собственность должны были превратиться крупная частная собственность путем экспроприации, мелкая — путем насильственной, кровавой сталинской коллективизации.

С окончанием процесса огосударствления собственности тоталитарный режим полностью построен. Так создается коммунистический вариант «унификации», который остается и по сей день самой завершенной и самой совершенной в истории моделью тоталитарного режима.

Фашистская и нацистская модели — их зачастую представляли как антипод коммунистической — в сущности отличаются единственно тем, что недостроен, незавершен их экономический базис, вследствие чего они менее совершенны и стабильны. Это можно проследить на примере внутренней архитектоники нацизма и нацистской системы, представлявшей собой более совершенный, чем фашистский режим. В нацистской системе абсолютная монополия партии не распространяется на экономический базис или, по крайней мере, охватывает не весь экономический базис. В ней существует частная собственность, разные её виды, что, естественно, не порождает стремления к сцеплению, целостности, монолитности, скорее, наоборот — создает неоднородность, различия, которые в критических ситуациях легко перерастают в противоречия. Монолитная надстройка и разнородный базис — таково несоответствие и внутри фашистского тоталитарного режима. Это-то и делает их нестабильными и недолговечными. Поэтому все «фашистские» режимы погибли гораздо раньше коммунистических. Одни как нацистская Германия и фашистская Италия — в пламени второй мировой войны, другие — франкистская Испания и салазаровская Португалия — после войны, в мирных условиях.

Но «фашистские» режимы не только погибли раньше, они и появились позже, и это подтверждает, что они — лишь жалкая имитация, плагиат оригинала, подлинного, аутентичного, совершенного и завершенного тоталитарного режима. Профессор Николай Генчев, когда речь заходила о «фашизме», определял его как «ранний, несистематизированный, бонвиванский вариант коммунизма», а самого Гитлера как «жалкого подражателя и опереточного героя». Нисколько не преуменьшая вины палача Гитлера, мы должны признать: по сравнению с палачом Сталиным, он просто карлик. Да и это слово недостаточно сильно как образное сравнение. Сталин мог бы носить своего коллегу Гитлера в кармане.[2]

Ссылки[править]

  1. de:Gleichschaltung
  2. а б Желю Желев. Фашизм. Тоталитарное государство. М.: Новости. 1991. ISBN 5‒7020‒03891‒0