Иван Григорьевич Щегловитов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Иван Григорьевич Щегловитов
Scheglovitov IG.jpg
Род деятельности: государственный деятель
Дата рождения: 25 февраля 1861
Место рождения: село Валуец, Стародубский уезд, Черниговская губерния
Дата смерти: 5 сентября 1918
Место смерти: Москва
Отец: Григорий Семёнович Щегловитов
Мать: Анна Егоровна Долинская
Супруга: Елена Константиновна Дитерихс / Анна Николаевна Шванвич / Мария Фёдоровна Куличенко
Дети: Константин, Софья, Анна, Мария
Этническая принадлежность: русский
Вероисповедание: православный
УДК 92

Иван Григорьевич Щеглови́тов (13 (25) февраля 1861, село Валуец Стародубского уезда Черниговской губернии — 5 сентября 1918, Москва) — русский государственный деятель, министр юстиции Российской Империи (19061915). Последний председатель Государственного совета Российской Империи (1917). При жизни был признан почётным гражданином города Стародуба. Считается организатором «дела Бейлиса».[?]

С уходом Н. В. Муравьёва и назначением министром юстиции Щегловитова стали осуществляться преобразования, улучшившие дело правосудия в Сибири.[1]

Биография[править]

Родился в семье штабс-ротмистра Григория Семёновича Щегловитова и Анны Егоровны, урождённой Долинской.

Учился в элитарном Императорском Училище Правоведения, которое закончил с золотой медалью, вторым по успеваемости в своем выпуске 1881 года.

С 22 мая 1881 года служил секретарем прокурора Санкт-Петербургской судебной палаты. В 1884 году был награждён орденом Св. Станислава 3-й степени.

С 1885 года служил товарищем прокурора Нижегородского окружного суда, а в 1887 году вернулся в Санкт-Петербург на аналогичную должность.

8 мая 1887 года по долгу службы вынужден был присутствовать при повешении в Шлиссельбургской крепости группы из пяти террористов (в том числе А. И. Ульянова), готовивших убийство императора Александра III. В надежде на телеграмму о высочайшем помиловании приговорённых старался оттянуть казнь, но на ней настояли комендант крепости и жандармский офицер.

В 18901893 годах служил непосредственно в Министерстве юстиции, в 18941897 годах — прокурором Санкт-Петербургского окружного суда, в 1897—1900 годах — товарищем обер-прокурора уголовного кассационного департамента Правительствующего cената.

В 1900—1903 годах вновь был сотрудником Министерства юстиции, работая прокурором и в Петербурге, и в провинции.

В 1903 году был назначен на должность обер-прокурора уголовного кассационного департамента Правительствующего cената. В этом качестве инициировал издание циркуляра Министерства юстиции о праве присяжных заседателей ходатайствовать об облегчении участи осуждённых.

В 1905 году был награждён орденом Св. Станислава 1-й степени. В том же году выступал обвинителем в судебном процессе по делу И. Каляева, убившего Великого князя Сергея Александровича и приговорённого в итоге к повешению. После этого сам стал мишенью для террористов.

22 апреля 1905 года был назначен директором 1-го департамента Министерства юстиции, в феврале 1906 года — товарищем министра юстиции в кабинете графа С. Ю. Витте.

24 апреля 1906 года вступил в должность министра юстиции и оставался на этом посту до 6 июля 1915 года. Одновременно состоял в должности генерал-прокурора.

1 января 1907 года был назначен членом Государственного cовета. С января 1907 года состоял в высоком, 3-го класса, чине тайного советника (соответствует званию генерал-лейтенанта).

В 1908 году был награждён орденом Св. Анны 1-й степени, в 1910 году — орденом Св. Владимира 2-й степени.

2 марта 1911 года в ознаменование 200-летия Правительствующего cената был пожалован званием статс-секретаря Его Императорского Величества и тогда же, по инициативе сенаторов, удостоен сенаторского звания.

В 1913 году был награждён орденом Белого Орла.

20 ноября 1914 года был пожалован чином действительного тайного советника, соответствовавшим званию генерала от инфантерии.

После выхода в отставку сохранил за собой членство в Государственном совете. В 1915—1916 годах участвовал в деятельности ряда право-монархических организаций, единогласно был избран председателем Петроградского совещания монархистов 21‒23 ноября 1915 года. На том же совещании был избран также председателем Совета Монархических Съездов.

1 января 1917 года был награждён орденом Св. Александра Невского и назначен председателем Государственного cовета — верхней палаты русского «парламента».

14 января 1917 года представил императору Николаю II записку правых «Русских православных кругов г. Киева», содержавшую целую программу борьбы с левой общественностью.

27 февраля 1917 года был приведён в Таврический дворец, а затем помещён в Трубецкой бастион Петропавловской крепости, в камеру № 45. Известно, что в Петропавловской крепости он содержался с 1 марта 1917 по 26 февраля 1918 года в камерах № 45 и № 62.

В конце марта 1918 года был переведён в московскую Бутырскую тюрьму.

5 сентября 1918 года был расстрелян в Москве как заложник в ходе кампании «красного террора». В расстрельном списке имел 83-й номер.

Личная жизнь[править]

Иван Григорьевич был трижды женат. Первым браком — на сестре М. К. Дитерихса, баронессе Елене Константиновне. Второй женой Щегловитова современные биографы называют Анну Николаевну, урожденную Шванвич, умершую в 25-летнем возрасте при родах. Третьей супругой Ивана Григорьевича стала Мария Фёдоровна (урождённая Куличенко).

Единственный сын Щегловитова, Константин, 19 ноября 1914 года «за отличия в делах против неприятеля» был награждён орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом. В 1926 году он покончил с собой в Софии.

Цитаты[править]

  • «Деяние Каляева не может не быть признано жестоким; это полное безразличие к жизни других; благодаря такому безразличию действия революционных партий в России привели к пролитию целого моря крови и слёз. Смертный приговор при таких условиях — дело общественной самозащиты»
  • «Как всё у нас странно. В монархии монархистов только небольшая кучка» (24 ноября 1915)

Отзывы и воспоминания современников[править]

Sheglovitov Ivan Grigorevich.jpg

Императрица Александра Фёдоровна писала супругу 12 июня 1915 года:

Есть еще один министр, который, по-моему, не на месте (в разговоре он приятен), это — Щегловитов: он не слушает твоих приказаний, и каждый раз, когда думает, что прошение исходит от нашего Друга, не желает его исполнять, и недавно разорвал одно, обращенное к тебе. Это рассказал Веревкин, его помощник (друг Гр.). И я заметила, что он редко исполняет то, что у него просишь. Он упрям, как Тимирязев — и держится «буквы», а не души. — Хорошо быть строгим, но надо быть более справедливым и добрее к маленьким людям, снисходительнее.[2]

Однако 15 и 16 декабря 1916 года она уже писала:

Назначь решительного (сурового) Щегл(овитова). Он подходящий человек для этого места, он не допустит беспорядков и глупостей. …поскорее назначь Щегловит(ова). Он подходящий человек и на этом месте будет стоять за нас и не допустит скандалов.[3]

А. А. Блок записал 1 июня 1917 года в своём дневнике:

Мы обошли 12 камер… Щегловитов каменный.

Эсер А. А. Аргунов, которого после разгона Учредительного собрания в январе 1918 года большевики «подсадили» к Щегловитову в Петропавловскую крепость, писал, вспоминая разговоры с Иваном Григорьевичем:

Щегловитов в своем поношенном пальто с потертым бобром держится еще не без осанки; в нем видна породистость… Сильно раздражает манера его ссылаться на прошлое, на закон![sic!]

В мемуарах А. И. Спиридовича говорится:

Щегловитова… недолюбливала либеральная общественность и ненавидели все евреи. Явные и тайные революционеры понимали, что Щегловитов, умный и железной воли человек, мог бы в нужный момент задушить какую угодно революцию, лишь бы ему дали во время соответствующую власть и права.

И. В. Гессен вспоминал:

…что до Щегловитова, он, во времена нашего сотрудничества, усиленно выражая мне свое уважение, с негодованием говорил об обвинении евреев в употреблении христианской крови.

Интересные факты[править]

  • Третья жена Щегловитова вспоминала, что для её мужа был крайне важен польский вопрос. Воззвание верховного главнокомандующего Великого князя Николая Николаевича к полякам, в котором говорилось о даровании после войны автономии, стало для Щегловитова «ударом». Он окрестил этот акт «началом конца России».[4]
  • По данным охранки, в период с октября 1914 по декабрь 1916 года состоялась лишь одна встреча Щегловитова и Г. Распутина (посещение Щегловитова Распутиным),[5] в то время как в сборнике «Падение царского режима» (под редакцией П. Е. Щёголева) говорится о двух встречах — в июле 1915-го и ноябре 1916-го.
  • Известный «демократ» В. Г. Короленко в своих тенденциозных статьях о «деле Бейлиса» употребил по адресу одного человека, которого он хотел притянуть сюда за уши, фразу «ловит щеглов и продаёт их».[1] Читатель может оценить сходство словосочетания «ловит щеглов» с фамилией И. Г. Щегловитова и «тонкость юмора» Короленко.

Примечания[править]

  1. Крестьянников Е. А. Н. В. Муравьёв и судебная реформа 1864 г. в Сибири // Вопросы истории. — 2011. — № 12. — С. 153.
  2. Платонов О. А. Николай Второй в секретной переписке. — М.: Алгоритм, 2005. — С. 159. ISBN 5-9265-0173-3
  3. Платонов О. А. Николай Второй в секретной переписке. — М.: Алгоритм, 2005. — С. 692. ISBN 5-9265-0173-3
  4. Гайда Ф. А. Внутриправительственные конфликты в период кризиса третьеиюньской системы (1911‒1917) // Российская история. — 2009. — № 4. — С. 82.
  5. Платонов О. А. Григорий Распутин и «дети дьявола». — М.: Алгоритм, 2005. — С. 272. ISBN 5-9265-0161-X

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Соловьёв Ю. П. Иван Григорьевич Щегловитов // Вопросы истории. — 2017. — № 3. — С. 24‒48.
Предшественник:
М. Г. Акимов
Генерал-прокурор Правительствующего Сената

Министр юстиции Российской империи
19061915

Преемник:
А. А. Хвостов