Михаил Константинович Дитерихс

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Константинович Дитерихс
Mihail Konstantinovich Diterihs.jpg
Род деятельности: военный
Дата рождения: 17 апреля 1874
Дата смерти: октябрь 1937
Отец: Константин Александрович Детерикс
Супруга: Мария Александровна Повало-Швейковская / Софья Эмильевна Бредова
Дети: Николай, Наталья Полуэктова
Вероисповедание: православный
УДК 92

Михаил Константинович Ди́терихс (5 (17) апреля 1874 — 8 или 9 октября 1937) — российский военачальник. Практически единственный представитель военных верхов Белого движения, открыто выступивший под знамёнами реставрации монархии. Последний на данный момент глава русской государственности на территории России.

Биография[править]

Из прибалтийских дворян шведского происхождения, появившихся в России в годы правления императрицы Анны Иоанновны и состоявших в родстве с Лермонтовыми и Аксаковыми. Потомственный военный, родился в семье офицера, сорок лет прослужившего на Кавказе и дослужившегося до генерала от инфантерии — Константина Александровича Детерикса (Дитерихса).[1]

По окончании в 1894 году Пажеского корпуса был произведён в подпоручики и выпущен в Туркестанскую конно-горную батарею. Окончив в 1900 году Императорскую Николаевскую академию Генерального штаба, был причислен к Генеральному штабу.

Участник русско-японской войны 19041905 годов в составе 17-го армейского корпуса. Сражался под Ляояном, на реке Шахэ, под Мукденом.

Начальник мобилизационного отделения штаба Киевского военного округа (1910). Легально и нелегально командировался за границу, где подробно изучил укрепления Перемышля, Карпатских перевалов и подступы к Львову.

За успешное выполнение предписаний не раз повышался в звании. К началу Первой мировой войны — полковник. Начальник оперативного отделения сформированного на базе Киевского военного округа штаба 3-й армии (1914). Генерал-квартирмейстер, генерал-квартирмейстер штаба Юго-Западного фронта (апрель 1915). Последнее назначение получил накануне операции в Карпатах, в разработке которой как прекрасно знающий театр военных действий принимал самое непосредственное участие.[2]

В декабре 1915 года был произведён в генерал-майоры. Командующий 2-й Особой бригадой (май 1916), сражавшейся на Салоникском фронте. Был награждён золотым оружием и французским орденом Почётного легиона. После ликвидации фронта — в резерве чинов при штабе Петроградского военного округа (июль 1917).

В августе 1917 года отказался от предложенного ему поста военного министра. Начальник штаба Особой Петроградской армии генерала А. М. Крымова (август 1917). Генерал-квартирмейстер Ставки Верховного главнокомандующего (сентябрь 1917). Временно исправляющий должность начальника штаба Верховного главнокомандующего (начало ноября 1917), которым стал генерал-лейтенант Н. Н. Духонин.

Способствовал смягчению режима находившимся в Быховской тюрьме генералу Л. Г. Корнилову и его сподвижникам. Добился, чтобы внутреннюю охрану арестованных нёс Текинский конный полк (личный конвой Корнилова).

Был назначен в распоряжение главнокомандующего войсками Кавказского фронта, но к месту назначения не выехал, оставшись в Ставке.

Присутствовал у аппарата при начале переговоров большевистских руководителей (Ленина, Сталина и Крыленко) со Ставкой по прямому проводу в ночь на 9 ноября 1917 года, пока не разбудил Духонина.[3] При занятии Могилёва большевиками укрылся во французской военной миссии и, переодевшись во французскую форму, выехал вместе с миссией в Киев, где находилась его семья.

Начальник штаба Отдельного чехословацкого корпуса (19181919). Возглавлял Дальневосточную группу корпуса (около 14 тысяч человек) во Владивостоке (1918); был произведён в генерал-лейтенанты. По поручению Верховного правителя и Верховного главнокомандующего адмирала А. В. Колчака с 17 (30) января 1919 года осуществлял «общее руководство по расследованию и следствию по делам об убийстве на Урале Членов Августейшей Семьи и других Членов Дома Романовых».

Командующий Сибирской армией. С 14 (27) июля 1919 года — главнокомандующий Восточным фронтом с подчинением ему всех войск Сибирской и Западной армий, а также Тюменского и Курганского округов на театре военных действий. В августе 1919 года был назначен военным министром Омского правительства и временно исполняющим должность начальника штаба Верховного главнокомандующего. Организовав сопротивление 5-й армии М. Н. Тухачевского, не дал тому перебросить часть войск против Деникина. В результате размолвки с Колчаком по поводу целесообразности обороны Омска оставил должность. 4 (17) ноября 1919 года был назначен в распоряжение Верховного правителя.

Способствовал получению игуменом Серафимом (Кузнецовым) от Верховного правителя А. В. Колчака разрешения на перевозку гробов Алапаевских мучеников,[4] а также способствовал сохранению и вывозу во Францию документов следствия и вещественных доказательств по делу о цареубийстве.

В декабре 1919 года, находясь во Владивостоке, получил от Колчака, действовавшего под давлением братьев В. Н. и А. Н. Пепеляевых, предложение вновь стать Главнокомандующим, но в качестве условия потребовал отставки Верховного правителя и выезда его за границу, что, разумеется, принято не было.

Во Владивостоке от имени атамана Г. М. Семёнова вёл в июле 1920 года неудачные переговоры с Приморской областной земской управой об образовании буферного государства. Уехав в Харбин, открыл там сапожную мастерскую, в которой сам работал. В 1922 году стал преемником генерал-лейтенанта Г. А. Вержбицкого на посту командующего Забайкальской (Сибирской) колчаковско-каппелевской армией.

Вновь оказавшись в Приморье, выдвинул идею созыва Земского собора, открытие которого состоялось 22 июля 1922 года.

В августе был избран «Верховным правителем Приморья» и «Воеводой земской рати». Сразу же объявил себя диктатором, территорию Приморья — Земским Приамурским краем, а армию — Земской ратью.

17 октября 1922 года издал свой последний указ как правитель. С оставшимися в живых ратниками и беженцами (всего до 9 тысяч человек) перешёл русско-китайскую границу у города Хунчуна в направлении ГиринМукден. Некоторое время с группой офицеров жил в лагере в Гирине.

После предложения китайских властей всем русским высшим начальствующим лицам оставить Гирин переехал в 1923 году в Шанхай. Работал клерком, а позднее главным кассиром во Французско-китайском банке. Занимался благотворительностью. Заботился о сиротских приютах вывезенных им из России детей в Харбине и Шанхае. С помощью супруги открыл в Шанхае в 1933 году институт-школу для русских девочек, пользовавшуюся поддержкой Лиги русских женщин.

Входил в состав Русского национального комитета, объединявшего представителей разных течений русской эмиграции и ведавшего всей жизнью русской колонии в Шанхае. После похищения агентами НКВД председателя РОВСа генерала А. П. Кутепова (январь 1930) объявил себя главой Дальневосточного отдела РОВСа, после чего предыдущий начальник, генерал М. В. Ханжин, живший в Дайрене, немедленно отказался от своего поста, а председатель РОВСа генерал-лейтенант Е. К. Миллер утвердил это назначение.

В 1931 году обратился со специальной листовкой «К белой русской эмиграции всего мира», призвав к борьбе с советской Россией. Свою деятельность перенёс в Харбин, избрав себе помощником генерал-лейтенанта Г. А. Вержбицкого.

С 31 марта 1931 года состоял почётным членом Основного круга диверсионно-террористической организации «Братство Русской Правды».[5]

Незадолго до смерти распорядился о передаче своего экземпляра следственного дела об убийстве царской семьи в центральное управление РОВСа. Однако узнав незадолго до смерти о похищении в Париже (сентябрь 1937) агентами НКВД председателя РОВСа генерал-лейтенанта Е. К. Миллера, изменил своё намерение.

Скончался от туберкулёза.

Семья[править]

Осенью 1897 года, сразу же после зачисления в Академию Генерального штаба, Дитерихс повенчался с дочерью генерал-лейтенанта А. Н. Повало-Швейковского Марией Александровной. 7 августа 1898 года у них родился сын Николай, а 29 июля 1902 года — дочь Наталья. Наследникам Дитерихса по этой линии суждено было остаться в СССР.[6] В частности, дочь Дитерихса, Наталья Полуэктова, крёстным которой был Великий князь Михаил Александрович, осталась в Советской России, проведя впоследствии 13 лет в лагерях и ссылках.

Брак Дитерихса с Марией Александровной распался, а накануне отправки на Балканы в 1916 году Дитерихс обвенчался с Софьей Эмильевной Бредовой[7] — преподавательницей и воспитательницей Смольного института (скончалась после 1943). Существует свидетельство, что она передала архив мужа своему брату, генерал-майору Фёдору Эмильевичу Бредову (18841959), во Вторую мировую войну сражавшемуся в рядах Русского корпуса и скончавшемуся в Сан-Франциско.

Сестра Дитерихса, Ольга Константиновна, была замужем за сыном писателя Л. Н. Толстого — Андреем Львовичем Толстым. Их дочь, Софья Андреевна Толстая, в течение многих лет была директором музея Л. Н. Толстого Академии наук СССР.[8] Первым супругом племянницы Дитерихса был один из заговорщиков против Г. Распутина — Сергей Михайлович Сухотин, а вторым — поэт Сергей Есенин, знакомый с тем же Распутиным.

Ещё одна сестра Дитерихса, Анна Константиновна, была замужем за В. Г. Чертковым, близким другом Л. Толстого, издателем и редактором его произведений.[9]

Сочинения[править]

Цитаты[править]

  • «Основание власти — Приморская область,.. уходить из Приморья нельзя. Здесь нам Бог дал этот кусочек земли, чтобы мы могли выдержать экзамен, нам назначенный судьбой и Провидением Божиим, выдержать его в полной мере и доказать, что мы действительно сохранили в себе всю силу интеллигентных русских руководителей» (сентябрь 1922)[10]
  • «Единственной существенной идеей, владевшей, пожалуй, всеми, и объединявшей нас против советской власти, являлась одна маленькая, нечистая и уж во всяком случае не святая идейка: это жалкая идейка мести, ненависти к большевикам. Но такая отрицательная идейка не могла создать прочного и национального братского или государственного объединения, ибо сама по себе несла в себе, как отрицательная, элементы разрушения, раздора, зависти и алчности, что и проявлялось в течение всего пятилетнего периода белого движения. Так было на всех фронтах»[11]

Личность Дитерихса[править]

Несмотря на или в независимости от своих родственных связей, Дитерихс был достаточно объективно настроен по отношению к Г. Распутину, в отличие от следователя Н. А. Соколова и журналиста Р. Вильтона.[12]

Воспоминания современников[править]

Журналист Р. Вильтон:

Царское дело распадалось на три части: 1) само убийство, 2) судьба трупов и 3) политическая обстановка. По всем трем пунктам роль М. К. Дитерихса в выяснении истины огромна, в розысках и обнаружении остатков жертв Екатеринбургского убийства его роль оказалась совершенно исключительной, решающей. При всем этом, М. К. Дитерихс нисколько не нарушал полной свободы действий Н. А. Соколова — напротив, он ему во всём оказывал ценнейшее содействие.[13]

Генерал А. С. Лукомский:

Большое воспитательное и благотворительное дело делали генерал Дитерихс и его жена. Они вывезли из Владивостока, кажется, около 50 девочек — русских сирот, родители коих погибли в Сибири и на Дальнем Востоке. В китайской части города, около французской концессии, генерал Дитерихс снял очень дешево большую усадьбу, приспособил ее под жилища и под классы для девочек, устроил церковь и повел большое патриотическое дело, отдавая ему все свое свободное время и все средства, которые он зарабатывал на службе, на почте. Его жена разделяла его работу.[14]

Киновоплощения[править]

Интересные факты[править]

  • В указе Дитерихса № 25 от 29 августа 1922 года отсутствовала смертная казнь и предусматривались оригинальные меры воздействия на взятых в плен красных партизан и сочувствующих им крестьян: «отпустить по домам под надзор соответствующих сельских обществ», «уговорить отстать от преступной работы и вернуться к своему мирному очагу», а также традиционное решение — «выслать в пределы Дальневосточной Республики».[17]

Примечания[править]

  1. Цветков В. Ж. Михаил Константинович Дитерихс // Вопросы истории. — 2013. — № 2. — С. 35.
  2. Изложение ведётся согласно источникам. О какой операции речь — не ясно. В источниках её почему-то именуют Брусиловским прорывом.
  3. 1917. Разложение армии. — М.: Вече, 2010. — С. 446—447. ISBN 5-9533-5127-0
  4. Фомин С. Алапаевские мученики: убиты и забыты // Русская линия, 15.01.2005
  5. Егоров Н. Дальневосточный отдел диверсионно-террористической организации «Братство Русской Правды» // Проблемы Дальнего Востока. — 2009. — № 4. — С. 138.
  6. Цветков В. Ж. Михаил Константинович Дитерихс // Вопросы истории. — 2013. — № 2. — С. 35.
  7. Цветков В. Ж. Михаил Константинович Дитерихс // Вопросы истории. — 2013. — № 2. — С. 37.
  8. Цветков В. Ж. Михаил Константинович Дитерихс // Вопросы истории. — 2013. — № 2. — С. 35.
  9. Друзья и близкие Льва Толстого — Чертков В. Г.
  10. Цит. по: Цветков В. Ж. Белое движение в России. 1917—1922 годы // Вопросы истории. — 2000. — № 7. — С. 64.
  11. Цит. по: Трукан Г. А. Верховный правитель России // Отечественная история. — 1999. — № 6. — С. 34.
  12. Фомин С. Следствие вели знатоки? // Исторический музей «Наша Эпоха»
  13. Вильтон Р. Последние дни Романовых / Пер. с англ. Князя А. М. Волконского. — Берлин: Град Китеж, 1923.
  14. Цит. по: Вопросы истории. — 2001. — № 11—12. — С. 85. [1]
  15. Создатели фильма: Сердце Бонивура // КиноПоиск
  16. Фильм Сердце Бонивура (1969) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  17. Цветков В. Ж. Репрессивное законодательство белых правительств // Вопросы истории. — 2007. — № 4. — С. 25.

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Авдошкина О. В. Диктатура М. К. Дитерихса и крах дальневосточной контрреволюции // Вопросы истории. — 2007. — № 11. — С. 111—120.