Николай Алексеевич Соколов (следователь)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Николай Алексеевич Соколов
Nikolay Alexeevich Sokolov 1.jpg
Род деятельности: следователь
Дата рождения: 1882
Место рождения: Мокшан Пензенской губернии
Дата смерти: 23 ноября 1924
Место смерти: Сальбри, Франция
Супруга: Мария Степановна Никулина
Дети: Мария, Николай
Этническая принадлежность: русский
УДК 92

Николай Алексеевич Соколов (1882, Мокшан Пензенской губернии — 23 ноября 1924, Сальбри, Франция) — следователь по делу об убийстве последнего по времени российского императора Николая II и его семьи.

Биография[править]

Образование получил в Пензенской мужской гимназии, а затем окончил Харьковский университет по юридическому факультету. Женился на потомственной дворянке Марии Степановне Никулиной, благодаря связям и состоянию которой стал дворянином. Его служба по судебному ведомству протекала преимущественно в родной ему Пензенской губернии.

Февральская революция застала его в должности судебного следователя по важнейшим делам. После большевистской революции Соколов оставил семью, переоделся крестьянином, ушёл из Пензы и слился с мужичьей средой. Однако затем пешком пробрался в Сибирь, где разворачивалась борьба против большевиков. Там он получил назначение на должность судебного следователя по особо важным делам Омского окружного суда, и ему 24 февраля 1919 года было поручено следствие об убийстве царской семьи (рекомендовал его бывший пензенский губернатор князь Голицын). Задача эта весьма осложнялась обстановкой гражданской войны.

19 марта 1919 года Соколов передал уполномоченному командующего Сибирской армией генерал-майору С. А. Домонтовичу список на 164 лица, причастных к убийству царской семьи.[1]

До самого подхода красных Соколов продолжал свою работу, а затем последовал длинный и опасный путь через всю Сибирь для спасения следственного материала.

Н. А. Соколов, переодетый крестьянином

После гибели адмирала Колчака Соколов с копиями семи томов следственного дела и подлинником восьмого тома выехал 20 марта 1920 года в Европу и 16 июня 1920 года прибыл в Париж.[2] В 1921 году в Берлине у него были похищены и отправлены в Москву (по сведениям немецкой полиции) 7 томов официального расследования.[3] Он побывал в гостях у известного «антисемита» Генри Форда в США, не послушался его уговоров не возвращаться в Европу и переехал во Францию.

В общей сложности занимался расследованием убийства царской семьи шесть лет (из них пять — за границей). Вероятно, в 1922 году начал втайне писать книгу о результатах следствия.[4] В начале 1924 года Соколов выпустил французское издание своей книги: N.A. Sokoloff. Enquête judiciaire sur l’assassinat de la famille impériale russe. Paris: Payot, 1924. Видимо, он готовил и публикацию русского варианта, однако смерть спутала планы, и изданием столь важного материала занялись посторонние лица.

По официальной версии, 23 ноября 1924 года Соколов внезапно скончался в возрасте 42 лет от разрыва сердца в местечке Сальбри (в департаменте Луар-э-Шер), во Франции, где и был похоронен.

Над его скромной могилой на деревенском французском кладбище друзьями его был поставлен крест, на котором написаны слова из Псалтири: «Правда Твоя — Правда во веки» (Пс. 118:142).

Приписываемые сочинения[править]

  • Убийство царской семьи. Из записок судебного следователя Н. А. Соколова. — Берлин, 1925. — ил.
  • Предварительное следствие 1919‒1922 гг.: [Сб. материалов] / Сост. Л. А. Лыкова. — М.: Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 1998. — 463 с. — (Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII‒XX вв; [Т.] VIII). ISBN 5-86-566-018-7

Споры о книге Соколова[править]

Со времени своего появления в 1925 году книга следователя Соколова «Убийство царской семьи» стала авторитетнейшим исследованием по истории цареубийства,[5] причём как верные Николаю II, верующие в его святость православные доверяют этому источнику, так и враги и клеветники императора с готовностью цитируют его. Полное и безусловное авторство Соколова никем не оспаривалось. Многие почитатели святого царя не могли не относиться доверительно к этим запискам, ведь под ними стоит имя честного, бескомпромиссного человека, смело взявшегося за расследование чуть ли не самого зловещего преступления XX века и разоблачившего и назвавшего главных убийц царской семьи.

Так продолжалось до 25 декабря 2003 года, пока не вышел очередной номер газеты «Русский Вестник» со статьёй доктора филологических наук Т. Л. Мироновой «Кто был автором книги «Убийство Царской Семьи» Н. А. Соколова». Автор прямо и по-научному поставила вопрос не только о «цензурной» редактуре, о сокращениях в посмертном издании, но и о наличии в книге «Соколова» целых вставных фрагментов и главок, которые не могли принадлежать перу следователя в силу очевидных противоречий между последовательной методологией практического юриста и содержанием этих вставок.

Миронова более-менее кратко осветила, в частности, следующие обстоятельства:[6]

  1. почему на книгу Соколова ссылаются духовные и кровные наследники цареубийц, понятно: в ней практически снят вопрос о возможном ритуальном характере убийства царской семьи (точнее, даже не снят, а аккуратно обойдён); кроме того, у Соколова показано, что царскую семью убивали русские люди;
  2. хроника появления фальсифицированных исторических документов в вопросе о Николае II свидетельствует о том, что чаще всего выходили они в свет в ответ на всякое правдивое слово о царе и его семье, которое было опасно (особенно в начале 1920-х годов) для большевиков русским народным почитанием членов царской семьи как мучеников и осознанием истинных виновников их страшной гибели;
  3. в 1920 году в Лондоне была опубликована книга английского журналиста, обладателя Георгиевского креста Роберта Вильтона (другое издание выпущено в ноябре того же года в Нью-Йорке, совместно с бывшим колчаковским министром юстиции Г. Г. Тельбергом) «Последние дни Романовых» (на английском языке) (http://www.archive.org/details/lastdaysromanov00sokogoog), в которой автор объявил о еврейском заговоре в истории цареубийства: «советские евреи творили еврейское дело». Вильтон описал обстоятельства цареубийства, как их восстановил на следствии следователь Соколов, дал перечень еврейских организаторов убийства и расстрельной команды. С 1921 по 1923 год книга пять раз издавалась на французском языке, а на русском языке вышла в 1923 году в Берлине в переводе с английского издания;
  4. в 1922 году во Владивостоке вышла книга М. К. Дитерихса «Убийство Царской cемьи и членов Дома Романовых на Урале». Данные следствия Соколова, приведённые в книге Дитерихса, вновь указывают на ритуальное еврейское преступление;
  5. две книги, вышедшие друг за другом, — Вильтона и Дитерихса, активно участвовавших в расследовании убийства царской семьи и владевших копиями следственного дела, — не могли не вызвать тревоги цареубийц, они ждали главного «залпа», самого важного обличающего их свидетельства — публикации книги следователя Соколова, держателя основных материалов следствия, не оставлявшего своего расследования и за границей, где он продолжал снимать показания, допрашивать очевидцев, собирать материалы. В ожидаемых от него выводах Соколов, безусловно, должен был быть единомысленен с Вильтоном и Дитерихсом, поскольку и Вильтон сообщал: «Живя в продолжение многих месяцев в постоянном единении с Дитерихсом и Соколовым, могу свидетельствовать о том, что расследование Царского дела велось ими сообща…»;
  6. неоднократно предпринимавший попытки опубликовать всю правду об убийстве царской семьи, собиравшийся даже выступить по вопросу об этом событии в антиеврейском процессе, Соколов таинственно умер (найден мёртвым во дворе своего дома) в конце 1924 года; рукопись же его книги и материалы следствия попали в руки некоего князя Николая Орлова, который уже в 1925 году на свои средства издал рукопись под заголовком «Убийство Царской Семьи. Из записок судебного следователя Н. А. Соколова». Книга, как предупреждает издатель в предисловии, автором не закончена, но главное в ней, подчёркивает князь Н. Орлов, что Соколов «решился сам огласить истину — сам от себя, а не под флагом какой бы то ни было политической партии, Соколову пришлось много и болезненно бороться за отстояние этой правды от тех, кто пытались использовать её в своих личных целях». Уже одно такое вкрадчивое предупреждение издателя, при осведомлённости в том, что Соколов как раз принадлежал именно к «партии» (православных монархистов в эмиграции), заставляет задуматься, через чьи руки прошли записки следователя Соколова на пути к их изданию;
  7. князь Николай Владимирович Орлов в 1924 году был ещё очень молод, ему был примерно тридцать один год,[7][8] и, по-видимому, он выступал в роли «попечителя» и «благодетеля» Соколова не сам от себя, а по поручению своего семейного «клана». А клан князя Н. Орлова — это его семья и семья его жены, Надежды Петровны Романовой (дочери Великого князя Петра Николаевича). Ведь он — сын князя Владимира Николаевича Орлова, начальника военно-походной канцелярии императора, заклятого врага императрицы Александры Фёдоровны. Именно В. Орлов был при дворе императора главным источником самых грязных сплетен об императрице, царских дочерях и Григории Распутине, за что был уволен царём с должности, удалён из Александровского дворца, переведён на службу к своему покровителю Великому князю Николаю Николаевичу (также врагу императрицы и Распутина). Великие князья Пётр Николаевич и Николай Николаевич накануне Февральской революции составляли самое злое гнездо интриг против императора.
  8. вовсе ничем не обоснованной клеветой звучат сделанные от имени Соколова заявления о несметном богатстве Распутина («…установлено, что только в Тюменском Отделении Государственного Банка после его смерти оказалось 150 000 рублей»). Они не имеют никакого документального подтверждения в следственном деле, которое вёл Соколов, и до этого не были подтверждены Чрезвычайной Следственной Комиссией Временного правительства (как по данным О. А. Платонова,[9] так и по данным Э. С. Радзинского[10]).

К 81-й годовщине смерти Соколова известный монархист Л. Е. Болотин напомнил об этой работе исследователя Т. Л. Мироновой, заявив, что нравственное очищение имени и трудов следователя от приписанной ему клеветы против святого царя Николая II, против святой царицы Александры Фёдоровны и против друга царской семьи Г. Распутина — достойный вклад в почитание его памяти.[11]

До Мироновой исследователи книги Соколова действовали более простым путём. Так, О. А. Платонов (книги которого при переиздании практически не дополняются и не исправляются), по-видимому, посчитал, не сомневаясь в полном авторстве Соколова и не смутившись величиной суммы, что упомянутые 150 тысяч рублей были просто тем пособием, которое царь перевёл семье Г. Распутина, оставшейся после его гибели без гроша:

В начале 1917 года царь перевел семье Распутина на банк в городе Тюмени пособие 150 тыс. руб.[12]

Историк С. В. Фомин также выдвигает более простую, чем Миронова, версию: Соколов, намекает он, был следователь не столько монархического толка, сколько «колчаковский»,[13] а потому его следственные действия в отношении Распутина и его родственников могли иметь заказной характер.[14] Дело в том, что А. В. Колчак рассказал на допросе в Иркутске в 1920 году, что испытывал отвращение к Распутину с тех пор, как в бытность своей службы на Тихоокеанском флоте едва сумел подавить офицерский бунт, начавшийся в ответ на распространившийся ложный слух о том, что крестьянин прибыл во Владивосток и желает посетить военные корабли.[15]

К сожалению, Т. Мироновой остался неизвестным факт прижизненного издания книги Соколова (на французском языке, см. выше), почему её гипотезу следует считать неосновательной. В то же время требует особого исследования влияние на Н. А. Соколова и общую историософскую концепцию его книги — упоминавшегося выше участника расследования, английского журналиста Р. Вильтона, чьи публикации отмечены резко антираспутинским пафосом (http://www.rus-sky.com/history/library/wilton/). Характерно, что об убийстве Распутина Вильтон узнал уже вечером 17 декабря 1916 года (по старому стилю).[16]

Критика следствия Соколова[править]

Некоторые исследователи считают ошибочной попытку Соколова объяснить трагическую судьбу царской семьи возникшим задолго до Октябрьской революции немецким планом разрушения монархии в России. По мнению же историка Л. А. Лыковой, Соколов наоборот был близок к раскрытию исторической правды о роли Германии в крушении российской монархии.[17]

Б. Бруцкус и М. Хейфец пытались доказать, что следствие Соколова фальсифицировало участие евреев-большевиков в убийстве царской семьи, с целью обвинить в нём еврейский народ. Однако, по мнению профессора И. Ф. Плотникова, книга Хейфеца — сплошная фальсификация, полная передёргиваний, а также домыслов и «затемнений» ясно видимых событий и явлений.[18]

Киновоплощения[править]

Примечания[править]

  1. Лыкова Л. А. Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи. — М.: РОССПЭН, 2007. — С. 18, 183. ISBN 5-8243-0826-6
  2. Лыкова Л. А. Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи. — М.: РОССПЭН, 2007. — С. 114. ISBN 5-8243-0826-6
  3. Корн В. Следствие закончено… Дело за судом // Русская линия, 16.02.2009
  4. Лыкова Л. А. Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи. — М.: РОССПЭН, 2007. — С. 12. ISBN 5-8243-0826-6
  5. См., в частности: Лыкова Л. А. Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи. — М.: РОССПЭН, 2007. — С. 13. ISBN 5-8243-0826-6
  6. Миронова Т. Кто был автором книги «Убийство Царской Семьи» Н. А. Соколова // Русский Вестник, 25.12.2003
  7. http://hermitagemuseum.org/html_Ru/11/2007/hm11_3_36.html
  8. http://www.fashionista.ru/news/style/patekPhilippe_05.htm
  9. Платонов О. А. Григорий Распутин и «дети дьявола». — М.: Алгоритм, 2005. — С. 354. ISBN 5-9265-0161-X
  10. Эпилог // Радзинский Э. Распутин: жизнь и смерть. — М.: Вагриус, 2000. — 576 c. ISBN 5-264-00555-9
  11. Болотин Л. Правда Твоя — правда вовеки! // Русская линия, 25.11.2005
  12. Платонов О. А. Григорий Распутин и «дети дьявола». — М.: Алгоритм, 2005. — С. 102. ISBN 5-9265-0161-X
  13. В большинстве публикаций Соколов только так и именуется (см., в частности: Судьба Михаила Романова: I. Расстрел Михаила Романова / Публ. И. А. Миркиной и В. М. Хрусталева // Вопросы истории. — 1990. — № 9. — С. 149).
  14. См.: «А кругом широкая Россия…» // Русский Вестник. — 22.05.2008. — № 11(743).
  15. Миронова Т. Из-под лжи: Государь Николай Второй; Григорий Распутин. — Краснодар: Сов. Кубань, 2004. ISBN 5-94539-011-9
  16. См. Hanbury-Williams J. The Emperor Nicholas II as I knew him. London, 1922. P. 129 (http://www.alexanderpalace.org/hanbury/1916.html — запись от 30 декабря н. ст.).
  17. Лыкова Л. А. Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи. — М.: РОССПЭН, 2007. — С. 13. ISBN 5-8243-0826-6
  18. Корн В. Уральские рабочие и еврейские террористы // Русская народная линия, 12.05.2010
  19. Создатели фильма: Конь белый // КиноПоиск

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Платонов О. А. Заговор цареубийц. — М.: Алгоритм, 2005. — 672 с. ISBN 5-9265-0166-0