Иосиф Гинзбург

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Иосиф (Йозеф) Гинзбург (Josef Ginsburg, псевдоним - J.G.Burg, род. 1908 в Черновцах - †1990 в Мюнхене) - немецко-еврейский публицист, ревизионист холокоста, который стал известен в качестве свидетеля на резонансных процессах военных преступников и отрицателей холокоста. Некоторые его произведения были запрещены и конфискованы по решению суда.

Биография[править]

Родился в 1908 г. восьмым ребенком в семье еврейских родителей в тогдашней Австро-Венгрии - в Черновцах, где и выучился ремеслу переплетчика.

В сентябре 1939 года, вскоре после начала Второй мировой войны, он бежал из Львова в родные Черновцы, но в июле 1940 года Советский Союз после оккупации включил город в состав Украинской Советской Социалистической Республики. В июле 1941 года город был занят румынскими войсками (воевавшими на стороне Германии) и административно вошёл в состав Румынии. Все еврейское население перевели жить в гетто, однако Гинзбург убежал в Приднестровье и прятался там всю войну у крестьян. Весной 1944 года Красная армия отвоевала Приднестровье. Советская администрация мобилизовала всех, кто мог работать, на восстановление пострадавшего в результате войны Донбасса. Чтобы спастись от принудительного труда, Гинзбург и его семья бежали на Запад - сначала в Черновцы, затем в 1945 во Вроцлав и в 1946 в Мюнхен , где они попали в один из многочисленных лагерей для перемещенных лиц.

Гинзбург начал торговать кожей, в то время как его жена открыла в 1947 г. в Мюнхене кошерный ресторан.

В качестве слушателя на Нюрнбергском процессе против президента Рейхсбанка Ялмара Шахта Гинзбург впервые услышал о "Плане Мадагаскар". Шахт утверждал, что союзные страны сами виноваты, не пожелав принимать евреев, и узнав о позорных событиях Эвианской конференции, Гинзбург укрепился в своем убеждении, что союзники и сионисты своим бездействием намеренно спровоцировали Холокост.

Летом 1949 года, Иосиф Гинзбург вместе с семьей переехал в Израиль, к созданию которого он относился с энтузиазмом. Однако, познав то, что он называет расистской нацистской сущностью Израиля, он быстро оттуда уехал и в августе 1950 года Гинзбург вернулся в Германию и работал переплетчиком в Мюнхене.

Вскоре после процесса Эйхмана в Иерусалиме JG Burg опубликовал свой ​​дневник. В 1962 году он опубликовал свою автобиографию "Вина и судьбы европейских евреев - между палачами и лицемерами", подвергнув ведущие еврейские организаций Израиля резкой критике. Он утверждал, что соглашение сотрудничества Ha'avara между сионизмом и нацизмом привело к тому что еврейские советы обогатились за счет разворовывания гуманитарных поставок.

С 1960-х JG Burg является постоянным автором немецкой солдатской газеты Landser и немецкой еженедельной газеты правого толка (издатель Герхард Фрей).

Свои новые книги Гинзбург посвятил теме предполагаемых нацистских лагерей уничтожения. Гинзбург разговаривал с сотнями людей, которые были в Освенциме и посещал лагерь осенью 1945 года. Гинзбург хотел увидеть крематории, больницу, и, в частности, большую новую пекарню. Он также хотел найти газовые камеры, хотя в то время тема газации еще не была в моде. Он не нашел газовых камер. У Гинзбурга сложилось мнение, что не было никаких лагерей "истребления" вообще, что газовых камер никогда не существовало, и что не было никакого плана по уничтожению евреев Европы. Эти мнения были опубликованы в его книгах.

Гинзбург также три раза посетил Майданек. Он нашел газовые камеры Майданека, но показал, что это были газовые камеры дезинфекции для ликвидации вшей и блох - насекомых которые могли вызвать эпидемии. В каждом лагере камеры были стандартнымии и имели немецкие надписи "Внимание! Ядовитый газ!" и нарисованный череп с костями. Циклон-Б был новым препаратом, который использовался для дезинфекции одежды. Он уничтожал насекомых, но не ткань.

В каждом лагере были крематории - это было практической необходимостью, ведь люди умирали. Когда немцы заняли восточные территории, были созданы огромные лагеря, где потребовались более крупные крематории в дальнейшем ходе войны. Вспыхнувшая эпидемия вызывала увеличение числа смертей. Необходимость в крематориях была вызвана санитарными требованиями: процесс был более гигиеничным, чем захоронение и требовал меньше места.

Весной 1967 года руководитель гестапо Ганс Крюгер за депортацию евреев в Станиславе (г. Ивано-Франковск, Украина) в 1941 г, предстал перед районным судом Мюнстера с обвинением в убийстве. В качестве свидетеля Гинзбург отрицал упомянутое в обвинительном заключении количество жертв и указал, что множество евреев по-разному пережили Холокост. Его утверждение, что еврейские сотрудники принимали активное участие в реализации многочисленных депортаций, привлекло внимание общественности и вызвало у евреев возмущение. Летом 1967 Иосиф Гинзбург был избит еврейскими головорезами на могиле жены Мюнхенском еврейском кладбище.

По поводу этого процесса Гинзбург писал:

Несмотря на то, что я тоже еврей, но для меня это очень больно - наблюдать на этом процессе, как законопослушный, трудолюбивый немецкий народ с мазохистским наслаждением делает себе физическое, духовное и душевное харакири, и это народ, который внёс большой, очень большой вклад в развитие человечества, и сегодня продолжает, несмотря на мрачное прошлое, оставаться на ведущем месте в мире по числу лауреатов Нобелевской премии.

Эти процессы над военными преступниками не приведут немецкий народ к Божьей благодати. Повешение приговорённых нюрнбергским военным трибуналом к смерти должно было подвести черту под трагической главой истории Германии. Но командование союзников было слишком близоруким, а также не имело хороших советников, что привело к постановке этого жестокого спектакля, потому что продолжение процессов над военными преступниками было внесено под диктовку союзников в Генеральный договор победителей с Федеративной республикой Германия. Немцы должны были в судах выступать против немцев в такой недостойной форме. Это ни в коем случае нельзя назвать поиском справедливости, - это, как уже давно известно, открытая антинемецкая политика.

Гинзбург обвинил Моссад в поджоге дома престарелых еврееев на Reichenbachstraße 13 в феврале 1970 г. Во время суда Крайски-Визенталь он поддержал утверждения Бруно Крайски о том что Симон Визенталь сотрудничал с гестапо.

В 1988 году он выступил в качестве свидетеля защиты на знаменитом процессе против отрицателя Холокоста Эрнста Цюнделя.

Он умер в 1990 в Мюнхене. Сионисты добились чтобы ему отказали в похоронах на Мюнхенском еврейском кладбище.

Библиография[править]

  • Schuld und Schicksal - Europas Juden zwischen Henkern und Heuchlern, 3. Aufl. München, 1962
  • Majdanek in alle Ewigkeit?, Ederer Verlag München, 1979 (beschlagnahmt 1979)
  • Holocaust des schlechten Gewissens unter Hexagramm Regie, Ederer, 1979
  • Zionnazi Zensur in der BRD, Ederer, 1980 (beschlagnahmt 1989)
  • Ich klage an, Ederer, 1982.
  • Das Tagebuch (beschlagnahmt 1987) Ederer-Verlag 3. Auflage 1980 ASIN B002HZYZYI
  • Sündenböcke (beschlagnahmt 1983)
  • Verschwörung des Verschweigens (beschlagnahmt 1989)
  • Der jüdische Eichmann und der bundesdeutsche Amalek (beschlagnahmt 1989)
  • Terror und Terror (beschlagnahmt 1989)
  • Gesinnungsjustiz in der CIA-Mossad-BRD
  • Holocaust des schlechten Gewissens
  • Zions trojanisches Galapferd

Источники[править]