История Норвегии

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
История Норвегии
Wiki letter w.png Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Ранняя история[править]

О ранней истории Норвегии мы имеем лишь самые смутные сведения (ЭСБЭ). Достоверно, что первые поселенцы, оттеснившие кочевые финские племена к северу, далеко за пределы их прежнего распространения, были предками теперешних обитателей Норвегии и принадлежали к отдельному скандинавскому племени, родственному датчанам и англам. Относительно того, как произошло это заселение, мнения расходятся. Мунх и ученые его школы утверждают, что Норвегия заселялась с севера, и что затем поселенцы основались на западном берегу и в центральной части. Позднейшие историки, напротив, предполагают, что заселение происходило с юга на север — мнение, подтверждаемое археологическими раскопками. Из древних саг можно заключить, что в отдаленные времена норвежцы занимали область от южной части залива Вике до Дронтгейма, прежнего Нидаросе, но, подобно своим соседям — готам и шведам — не образовывали сплоченного политического целого. Население распадалось на 20 — 30 отдельных групп, называемых fylke (от старонорвежского fylki — народ).

У каждого фюлка был свой король, или ярл, за исключением тех случаев, когда военное счастье соединяло несколько фюлков под властью одного короля. В народе, однако, рано проявилось сознание необходимости выработать какое-либо право, которое регулировало бы взаимные отношения фюлков и препятствовало бы постоянным между ними распрям. Для этой цели несколько фюлков соединялись в одно общее собрание (ting). Тинг созывался в определенном месте в хорошее время года. На нем присутствовали все свободные члены общества, но дела решались особенными уполномоченными, назначаемыми каждым королем в отдельности и составлявшими верховное собрание, или верховный суд; в ряды их не допускались лица, находившиеся в зависимости от короля. В позднейшие времена страна была разделена на четыре больших округа, каждый со своим отдельным тингом, со своими отдельными законами и обычаями; а именно: Frostating, заключавший фюлки, расположенные к северу от Согнефьорда; Gulating, обнимавший юго-западные фюлки, и тинги Упланда и Вике, включавшие всю страну к югу и востоку от Центральной горной цепи и собиравшиеся сначала вместе в Eidsivating, но впоследствии округ Вике отделился и образовал отдельный тинг. Внутри фюлка существовало разделение на herad (сотни); во главе герада стоял hersir, занимавший эту должность по наследственному праву и заведовавший гражданскими и религиозными делами округа. Короли, носившие название yngling, считались происходившими от бога (у некоторых фюлков они назывались ярлами) и являлись представителями фюлков во внешних делах и предводителями войск на войне, но их права находились вообще в большой зависимости от их личных качеств и от размера их личных владений; притом все наиболее важные дела решались самим народом, крестьянами (bonde), на тинге. Крестьяне платили королю виру в случае нарушения ими мира и приносили королю добровольные дары. Если король «водворял насилие вместо права», тогда всем обитателям фюлка посылалась стрела в знак того, что короля следует схватить и убить. Если убить не удавалось, короля навеки изгоняли из страны. Права на престол имели, наравне с законными, и незаконнорожденные дети, происхождение которых доказывалось испытанием железом. Древненорвежское общество состояло, таким образом, из двух сословий: князей и свободных поселян, или крестьян. В строгой подвластности им находились несвободные люди, или рабы, с которыми они обращались, однако, не сурово. Это были, большей частью, пленники. В земной жизни они зависели вполне от произвола своих господ, а по смерти не допускались в Валгаллу, куда принимались только свободные люди, умершие в бою. Два свободных сословия не составляли обособленных друг от друга каст. Звание крестьянина считалось почетным. Поступление на службу к королю считалось позорным для крестьян и налагалось в некоторых случаях в виде наказания. Король был наиболее крупным землевладельцем и своими землями управлял с помощью лиц, называвшихся armadr. При дворе короля жил отряд воинов; это были отборные, отважнейшие люди, называемые домашними людьми. Они находились в зависимости от короля, почему их не причисляли к самостоятельным людям, хотя они пользовались полной личной свободой.

Эпоха викингов[править]

Вследствие физических особенностей страны общинное владение не развилось в ней; земли составляли частную собственность владельца, который либо сам пользовался ею, либо давал в пользование своим людям. Земля обыкновенно передавалась по наследству старшему сыну; младшие получали свою долю деньгами, а затем отправлялись искать себе счастья на чужбине. Это положение дел, в связи со скудностью почвы, с жаждой славы и обогащения, увеличивало страсть к экспедициям в чужие земли, так что уже в VIII веке норвежцы начали наводить ужас на соседние страны своими набегами. Когда в конце IX века стали образовываться в Норвегии обширные государства, короли которых стесняли свободу отдельных округов, число уезжавших в дальние плавания еще более увеличилось. Иногда пускались в поход для завоеваний или грабежа и сами короли, желая прославить свое имя. Почетными назывались только те экспедиции, которые предпринимались под начальством князей, называемых морскими королями.

Различают два периода экспедиций викингов: в первом норвежцы плавают за море небольшими отрядами, нападают лишь на берега и острова и удаляются домой при наступлении зимы; во втором периоде они собираются большими войсками, заходят далеко от берега, остаются на зиму в стране, которую грабят, овладевают ею, строят там укрепления, поселяются в них. В некоторых из посещаемых викингами землях этот период начинается раньше, в других — позже: в Ирландии и в устье Луары — в 835 году, в Англии и по низовьям Сены — в 851 году. Даже в нынешнюю Турцию заглядывали норвежцы, куда их привлекали богатства Константинополя, называемого ими Мюккльгордом.

Занятиями викингов были война, грабительские набеги, военные упражнения и охота. Они устраивали пиры, на которых присутствовали и женщины, любили веселиться, но в то же время жаждали славы умереть геройской смертью. В сражения ходили даже женщины. Вера в судьбу, которой не может избежать никто, возвышала отвагу норвежцев. Они верили, что победу решает Один, и потому смело шли в бой. Эти суровые люди любили, однако, поэзию. Короли морских разбойников часто ходили в бой, окруженные скальдами, которых награждали золотом и полными добычи кораблями.

В конце IX веке Норвегия сплотилась в одно королевство, и с тех пор имеются более достоверные сведения о ее судьбе. На западном берегу Вика, теперешнего Христиансфьорда, находилась небольшая область Вестерфюльд, управляемая потомками королей, которые, по народному преданию, царили никогда в Упсале. Первый король Вестерфьорда, оставивший по себе память, был Гафдан (Хальвдан) Черный, который, отчасти благодаря семейным связям, отчасти путем завоеваний присоединил к своему королевству все области около верхней оконечности залива и простиравшиеся внутрь страны до озера Мьезен. Гафдан рано умер, оставив десятилетнего сына, Харальда Гарфагра (863). Последний продолжал начатое отцом дело, подчиняя своей власти соседних ярлов и королей и установляя в Норвегии единовластие. Он достиг успеха, но гордые родоначальники неохотно подчинялись королю, которому прежде были равны; очень многие знатные люди были изгнаны Харальдом за сопротивление ему и поплыли искать себе новых земель. Позже всех была подчинена область, лежащая к югу от Согнефьорда. Ее вожди собрали значительное войско, но в жестокой битве при Гафурсфьорде победил Харальд (885).

Харальд произвел полный переворот в экономическом и общественном строе страны. Массы недовольных уничтожением старых вольностей выехали в Исландию, на Шетландские, Гебридские и Оркнейские острова. Отсюда они часто производили набеги на берега Норвегии, но Харальд победил их и поставил норвежских ярлов на островах. Харальд под конец жизни изменил принципу единовластия: он разделил страну между своими сыновьями, каждому выделив по королевству, а потомкам женской линии дал по графству вместе с титулом ярла. Образовалось всего 16 королевств, связь между которыми Харальд думал сохранить, объявив своего старшего сына Эриха старшим королем. Харальд был еще жив, когда Эрих сделал попытку утвердить вновь единую монархию и получил прозвище «Кровавой Секиры» за истребление братьев. Его суровый, тиранический характер способствовал оживлению реакции, возбужденной строгим управлением Харальда. В год смерти последнего (936) на сцене появился его младший сын Хокон, рожденный от рабыни и отданный на воспитание Этельстану Английскому. Хокона выбрали королем после того, как он торжественно обещал крестьянам восстановить их древние права и вернуть им родовые земли. Эрих вынужден был уехать в Англию.

Хокон Добрый исполнил данные им обещания. Крещеный при дворе Этельстана, Хокон сделал попытку водворить христианство и в Норвегии, но крестьяне резко отказались и упорно настаивали на том, чтобы король неуклонно исполнял языческие обряды, так что между ним и народом чуть было не произошел разрыв.

После Хокона целый ряд королей, из которых самые знаменитые — Олаф I Трюггвасон (9951001) и Олаф Святой (10151024), старались водворить христианство, выдерживая упорную борьбу с народом. Благодаря своим личным качествам, Олаф Трюггвасон сделался любимым героем норвежской истории. Олаф II, прозванный по смерти «Святым» и считающийся патроном Норвегии, был правнуком Харальда Гарфагра. Он соединил под своей властью всю Норвегию, построил вновь Нидарос, основанный Олафом Трюггвасоном и затем разрушенный, и сделал из него столицу государства. Он был ревностным христианином; вековое сопротивление народа новой вере было подавлено. Утвердив христианство, Олаф II изменил законы страны согласно новым условиям жизни и составил церковное уложение. Могущественные роды, пользовавшиеся при его предках полной независимостью, должны были покориться ему. Он уничтожил наследственность должностей лендерменов и верзиров. Даже звание ярлов было уничтожено; ярлом стали называть ближайшего помощника короля на войне и в мирное время.

При иных королях ярлы вступали в борьбу с королевской властью и получали громадное значение, что чаще всего случалось в малолетство королей. Соседние короли, шведский и датский, всячески старались вредить королю норвежскому. Хотя король шведский Олаф Шётконунг вынужден был в конце концов примириться с ним по настоянию своих крестьян и даже выдать за него свою дочь, но Кнуд датский постоянно возбуждал против норвежского короля мятежи и поддерживал инсургентов. Олаф воспользовался отъездом Кнуда в Рим, чтобы напасть на его государство, но Кнуд, вернувшись, прогнал врагов и в следующем же году сам поплыл в Норвегию. Народ, настроенный против Олафа за его своевольное управление, присягнул Кнуду. Олаф II вынужден был бежать и нашел приют у Ярослава Мудрого в Новгороде. В 1029 г. он собрал войско и поплыл в Норвегию, но при Стиклестаде его встретило норвежское войско, в три раза более многочисленное, и он был убит. Кнуд назначил наместником в Норвегии своего сына Свенда; но невыносимые притеснения, которые норвежцам пришлось терпеть под датским игом, заставили их с горьким сожалением вспомнить об Олафе II. Те самые люди, которые убили Олафа II, привезли из Новгорода его десятилетнего сына Магнуса и провозгласили его королем. Свенд бежал в Данию, с которой был заключен договор: Магнус I должен был стать королем Дании после смерти Гардиканута. Когда последний умер, власть Магнуса была действительно признана в Дании. Он назначил своим наместником Свена, но через год Свен отказал ему в повиновении. Магнус I одержал победу в нескольких сражениях, но после победы в большой битве на острове Зеландии (1047) был убит.

Преемник его, Харальд Суровый, вел непрестанные войны с датчанами: его называли северной молнией, губителем датских островов. Он увлекся надеждой завоевать Англию, поплыл туда и погиб. После этого наступило более миролюбивое царствование Улава Спокойного, который правил Норвегией мирно 27 лет. В его правление Норвегия достигла значительного благосостояния. После смерти Улава, в 1095 г., Норвегия вновь разделилась на два государства, и опять возникли бесконечные распри, пока один из королей, Магнус Барфуд, не стал вновь государем объединенной Норвегии. Он совершил экспедиции в чужие страны, покорил острова Гебридские и Оркадские и английский остров Мэн и пал в Ирландии в 1103 г. Ему наследовали сыновья его, Эрих и Сигурд. Первый мудрым правлением способствовал мирному присоединению к Норвегии новых областей, строил церкви, монастыри и т. д. Сигурд, напротив, отличался отважным, беспокойным духом древних викингов. В 11071111 гг. он предпринял крестовый поход в святую Землю и вернулся с множеством награбленных сокровищ. В Иерусалиме он обязался перед патриархом устроить в Норвегии епископство и установить церковную десятину, что и было им исполнено.

После его смерти (1130) начинается длинный период междоусобных войн. Государство иногда раздроблялось между несколькими государями, иногда соединялось под властью одного. Духовенство сумело воспользоваться смутным временем, чтобы расширить свои права и привилегии. Это значительно ослабило королевскую власть, которая в Норвегии никогда не могла получить такого большого значения, как в остальной Европе, потому что права норвежского народа были весьма обширны, и он упорно отстаивал их, защищаясь от всяких попыток подчинить его. Аристократия норвежская все более и более отдалялась от народа и после введения христианства начала сближаться с духовенством, стремясь, совокупно с ним, сосредоточить в своих руках управление страной.

В 1161 г., в царствование Хокона Гардабрайта, Норвегию посетил папский легат, который заставил признать запрещение браков священников и ввел другие реформы. В Бергене он помазал на царствование 8-летнего Магнуса, избранного королем в 1162 г. Магнус происходил от Харальда Гарфагра по матери; церковь, освятив его наследственные права, дала возможность целому ряду потомков королевских дочерей предъявлять притязания на норвежский престол. Король Магнус в 1174 г. по убеждению Ейстейна, архиепископа нидаросского, обнародовал закон, называемый грамотой Золотого пера и предоставлявший норвежскому духовенству очень большие права. Магнус, называвший себя в этой грамоте королем Божией милостью, обещал установить десятину в пользу церкви, отказался от всякого вмешательства в выборы епископов и других церковных сановников и предоставил архиепископу нидаросскому и его духовным советникам преобладающее влияние в решении вопроса о том, которому из сыновей или родственников короля должна быть отдана корона. Таким образом, назначение короля народным собранием было заменено в Норвегии диктатурой духовенства и коронованием. Объяснялось это тем, что каждый король получал Норвегию как бы в лен от св. Улава.

Такого нарушения своих прав народ не мог спокойно вынести и восстал под предводительством Эйстейна Мейла, называвшего себя внуком одного из норвежских королей — Харальда Гилле. Возникла борьба между двумя партиями, из которых одна называлась Березоногой (биркебейнеры), а другая Кривожезловой (баглерами), от кривого епископского жезла. Березоногие противились расширению прав духовенства и отстаивали права народа, а кривожезловые были клерикалами. Борьба продолжалась более столетия и послужила причиной ряда переворотов. Биркебейнеры были уже близки к гибели, когда во главе их стал бывший священник Сверри, исландец по происхождению, выдававший себя за сына короля Сигурда Мундса. В 1184 г. Магнус был убит, а Сверри избран королем.

Царствование его является новой эпохой в истории Норвегии; он нанес решительный удар обоим союзникам — духовенству и аристократии — и утвердил демократические начала, на которые опиралось норвежское государство. Он уничтожил могущество дворянского сословия, назначив для управления страной новых людей, зависевших исключительно от него; титулы сохранились, но они представляли теперь не более, чем пустой звук. Он ликвидировал также преобладание духовенства на том основании, что король получает свое звание от Бога и властвует над всеми своими подданными. Духовенство восстало против него, папа Иннокентий III отлучил его от церкви, все епископы выехали из Норвегии, но Сверри оставался непреклонен. Если ему не удалось довести дело централизации до конца, то лишь потому, что ему приходилось бороться все время не только с внутренними, но и с внешними врагами. Борьба продолжалась и после его смерти (1202), как при его сыне Хоконе, так и во время наступившего за тем периода междуцарствия, когда биркебейнеры назначали одного короля, а духовная партия — другого, пока побочный внук Сверри — Хокон — не был признан королем обеими партиями на собрании в Бергене, на котором присутствовали высшее духовенство, ярлы и крестьяне.

Для Норвегии наступил период мирного развития. Хокон не согласился признать грамоты Золотого пера, но в то же время он выступил в качестве примирителя между крестьянами и духовенством. В деле юрисдикции духовенству была предоставлена полная независимость от гражданского суда; оно избирало своих сановников без королевского вмешательства, а церковные имения были объявлены свободными от воинской повинности. В благодарность за то духовенство помогло Хокону покорить почти всю Исландию и Гренландию. Сын его Магнус VI вступил на престол (1263) уже не по выбору на тинге, а по желанию отца, предложившего народу присягнуть ему на верность перед предполагаемым походом в Данию и обнародовавшего в 1257 г. закон о престолонаследии, не позволявший епископам влиять на выборы короля и предотвращавший раздробление государства на части. Магнус поддерживал спокойствие внутри государства и мир с соседями и заслужил название Улучшителя законов (Lagabøte); он установил общий закон для всего королевства, положив в его основание старое законодательство страны, гулатинг, фростатинг и т. д. Наказания были смягчены, были установлены более точные правила престолонаследия, совершенно устранившие выборы короля. Существенные перемены, произведенные в государственном строе, заключались в увеличении значения королевских служилых людей и возвышении власти самого короля. «Лучше всего, если нет никаких ярлов», — говорится в придворном уложении Магнуса. Той же политики придерживались и последующие короли.

Король Хокон (1319) совсем упразднил звание лендерменов, не встретив никакого сопротивления: лендермены перестали быть вождями народа, представляя лишь крупных свободных землевладельцев, и не приобрели такого первенствующего значения, которое создало бы из них отдельное сословие, занимающее первое место рядом с королями. В общем, обезземелить крестьян и, сосредоточив в своих руках земельную собственность, создать себе первенствующее положение в государстве норвежской аристократии не удалось, так как не было промежуточного безземельного, вполне зависимого от нее класса, на который она могла бы опереться в своей борьбе с королями. Таким образом Норвегия осталась страной крестьян — мелких землевладельцев. Хокон умер без наследников мужского пола, и, так как по матери малолетний шведский король Магнус Эрихсен был внуком Хокона, то норвежцы избрали его своим королем: престол Норвегии перешел в шведскую линию, причем обе страны сохранили свои законы и свои верховные советы. В Норвегии было 4 местных совета (Orething) и один общий, собиравшийся большей частью в Бергене. Более крупные города имели собственное самоуправление.

Кальмарская уния[править]

С этого времени история Норвегии нераздельно связана с историей других скандинавских государств и утрачивает самостоятельное значение. Норвегия идет на буксире Швеции, участвуя, между прочим, в войнах Швеции с Ганзой, усиливших господство последней и задержавших на долгое время развитие норвежской торговли. В Норвегии вся власть сосредоточивалась в руках чиновников; не было ни аристократии, ни постоянного народного собрания, которые могли бы оказать им противодействие, хотя крестьяне и города сохраняли свои исконные вольности. В 1349 г. разразилась чума, унесшая более трети населения страны. Норвежцы настоятельно требовали присутствия короля, и Магнус в 1350 г. прислал в качестве короля своего младшего сына Хокона, 12-ти лет. В 1376 г. шведский государственный совет, по прекращении мужской линии царствовавшей династии, выбрал королем четырехлетнего Улава, сына норвежского короля Хокона и жены его Маргариты, причем Маргарита была назначена регентшей. Вслед за тем и Ганза признала датским королем Улава. Таким образом, все 3 скандинавских государства соединились в одно.

Когда Хокон норвежский умер в 1380 г., то Маргарита была признана норвежской регентшей. Но власть ее в Дании и Норвегии была очень слаба. В 1387 г. Улав умер, и как датский, так и норвежский сеймы избрали Маргариту королевой, а в 1388 г. и шведы избрали ее королевой шведской. Избирая Маргариту, норвежский сейм признал ее наследником внука ее сестры, Эриха Померанского. В 1396 г. (июль) датский и шведский сеймы обещали, что Эриху по достижении совершеннолетия будет отдано управление их государствами и что скандинавские государства не будут вести войны между собой.

Чтобы упрочить положение своего наследника, Маргарита созвала государственные советы всех трех королевств в Кальмаре; они в июне 1397 г. выработали закон, названный кальмарской унией. На основании его Дания, Норвегия и Швеция должны были иметь всегда одного короля, избираемого из династии Эриха по линии первородства; скандинавские государства не должны воевать между собой, а должны защищать друг друга при нападении врагов; договоры с иностранными государствами должны быть общие для всех трех государств; объявленный мятежником в одном из них должен подвергаться преследованию и в двух других, но каждое из трех скандинавских государства сохраняет свои особые законы. Кальмарская уния мало принесла пользы скандинавским государствам; они были вовлечены ею в политику завоеваний, которой придерживалась царствующая династия и которая принесла им много вреда. Н. должна была несколько десятилетий приносить жертвы для целей, ей совершенно неизвестных, платить громадные налоги для расходов на войны, чуждые ее интересам. Короля норвежцы никогда не видели, а его чиновники угнетали народ, вытягивали все соки из страны, заставляли брать по нарицательной цене монету дурной чеканки. Норвежцы просили прислать им наместника, если король не мог приехать сам; не имея ни аристократии, ни общего сейма, они нуждались в непосредственной заботе короля об их государственных делах — но на просьбы их не обращали внимания. "Нами правят иностранные жестокие фохты, у нас нет ни порядка в монете, ни наместника, ни даже печати, так что норвежцы должны бегать за своей печатью за границу", — так жалуются норвежцы в 1420 г.

Отсюда происходило враждебное отношение к владычеству иноземных королей и возник целый ряд смут; народ отказывался подчиняться чужеземцам и энергически сопротивлялся всякого рода покушениям на местные законы и обычаи. Смуты в Дании дали норвежцам возможность отстоять свою самостоятельность и превратить унию в личную и равноправную (1450 г.). Каждое государство сохраняло свое отдельное наименование и свои законы, управлялось своими соотечественниками, имело свои отдельные финансы и казну. Выбранный норвежцами королем Карл Кнудсон уступил свои права королю датскому Христиану I. Решено было, что Норвегия будет иметь всегда общего с Данией короля; выбор короля должен происходить в Гальмштадте, и если король Христиан оставит по себе сыновей, то они должны прежде всего подвергнуться избранию. С этих пор у Норвегии были до 1814 г. общие короли с Данией.

В течение всего XV века и до 1536 г., когда вольности Норвегии были окончательно подавлены, норвежцы не переставали волноваться и возмущаться против всякого посягательства на их права. Датских королей они признавали только после долгих колебаний и сопротивления. Особенно возмущало норвежцев то обстоятельство, что наиболее важные и старинные их колонии, Оркнейские и Шетландские о-ва, были отданы Христианом I в 1468 г. в залог шотландскому королю и с тех пор не были выкуплены, так что остались во владении Шотландии. Постоянно происходили вооруженные восстания против чужеземцев. После того, как датский король Христиан II, изгнанный из Дании и поддерживаемый Норвегией, был взят в плен датчанами и низложен, датский ригсдаг в 1536 г., вопреки Кальмарской унии, обратил Норвегию из равноправного члена союза в подвластную провинцию. Уничтожены были отдельный норвежский сейм, отдельные армия и флот, отдельные финансы и пр. Уничтожен был верховный норвежский суд; все процессы решались в Копенгагене датскими судьями; там же рукополагались епископы, там училось юношество, посвящавшее себя государственной и церковной службе. Норвежские солдаты и матросы пополняли собой ряды датского флота и войска. Управление Норвегией было поручено датским фогтам, посылаемым датским правительством и совершенно самостоятельно распоряжавшимся в ней.

Единственное, чего датчане не решились затронуть — это права на землю крестьян, odelsret. Утрата политической самостоятельности подействовала угнетающим образом на развитие Норвегии. Она как бы застыла на месте, в особенности после введения реформации, которая была водворена в Норвегии почта такими же насильственными путями, как и христианство. Торговля Норвегии была уничтожена всемогущей Ганзой; промышленность не развивалась. Как финансы страны, так и ее население страдали от постоянных войн со Швецией, солдаты которой опустошали ее пограничные области. При этом Швеция захватила три норвежские области: Иемтланд, Герьесдален и Богуслэн. В умственной жизни водворился полный застой. Даже переписывание старинных рукописей прекратилось; можно, было думать, что норвежцы даже забыли читать, говорит один писатель. Но если в этих отношениях господство Дании оказывало неблагоприятное действие на Норвегию, зато в других оно действовало благодетельно, направляя жизнь Норвегии по тому руслу, по которому она начала идти, и укрепляя демократические начала, положенные в основание ее государственного строя.

Последние остатки феодализма исчезли в XVII веке, а новая аристократия не могла образоваться ввиду отсутствия двора, отсутствия короля и постоянной смены чиновников, которые являлись пришлым элементом и не могли пустить прочных корней в стране. После уничтожения зависимости от Ганзы, в 1613 г., торговля Норвегии сильно развилась, а также судоходство, рыбный и лесной промысел, и население значительно увеличилось, причем весь прирост населения устремлялся в города, способствуя их процветанию. В конце XVIII века, когда Норвегии пришлось много перестрадать во время войн Дании с Англией, дух национальности и любовь к свободе проснулись у норвежцев.

Английские крейсеры и флот на целые годы прервали сообщение между Данией и Норвегией, и последняя уже тогда отделилась бы от Дании, если бы не привязанность к штатгальтеру принцу Августу-Христиану Гольштейн-Глюсбургскому, сумевшему своим управлением завоевать народную любовь. После его смерти, в 1809 г., мысль о восстановлении независимости проявилась вновь. Образовалось общество для блага Норвегии, деятельно работавшее в этом направлении. Ему удалось в 1811 г., после долгого сопротивления со стороны датчан, основать в Христиании университет, благодаря которому Копенгаген перестал быть центром норв. культуры. С особенной силой заговорил дух национальной независимости тогда, когда норвежцы узнали, что датский король, вынужденный к тому Швециею, после упорной борьбы, уступил свои права на Норвегию шведскому королю, по кильскому договору 1814 г.

Кильский договор[править]

Кильский договор гласил следующее: "Норвегия должна принадлежать королю Швеции и составлять соединенное со Швецией королевство, а новый король обязывается управлять Норвегией, как самостоятельным государством, по ее собственным законам, вольностям, правам и привилегиям".

Норвежские историки обращают особенное внимание на то обстоятельство, что не Дания уступила свои права на Норвегию Швеции, потому что у датского государства не было никаких прав на Норвегию, которые оно могло уступить: Норвегия и Дания были братья-близнецы, составлявшие в правовом отношении равноправные части одной и той же монархии.

Король Дании властвовал в Норвегии не по чьей-либо чужой воле, а в силу древнего наследственного закона Норвегии. Он мог распоряжаться ею, как ее законный государь, но только в пределах законности, следовательно, он не имел права передавать ее кому-либо без ее согласия. Он мог сделать только одно — отказаться от престола, и тогда Норвегия получала право на самостоятельное распоряжение своей судьбой.

В силу таких соображений норвежцы воспротивились кильскому договору. Правителем Норвегии был в то время принц Христиан-Фридрих, 28-летний человек, решительный, энергичный. Убедившись в непоколебимой решимости норвежцев не допустить обращения страны в шведскую провинцию, принц созвал высших сановников Норвегии, сообщил им все документы касательно шведско-датского соглашения, объявил себя регентом на время междуцарствия и пригласил норвежцев избрать представителей на сейм в Эйдсвольде, уполномоченный выработать новую конституцию. После этого войска и гражданская гвардия на площади торжественно поклялись защищать самостоятельность Норвегии: эту клятву повторили за ними народ и принц-регент, присягавшие в церквах. Произведены были выборы в национальное учредительное собрание. 10 апреля собрание было открыто, и в комитете из 15 лиц, под председательством Фальзена, выработан был законопроект конституции, принятый затем в общем собрании.

Вот основные его положения:

  • Норвегия образует свободное, независимое и нераздельное королевство.
  • Законодательная власть принадлежит народу, который отправляет ее через посредство представителей.
  • Обложение налогами составляет исключительное право представителей народа.
  • Право объявлять войну и заключать мир принадлежит королю.
  • Судебная власть отдельна от законодательной и исполнительной.
  • Свобода печати.
  • Евангелическо-лютеранская вера признается государственной религией, но допускается полная свобода религии; только иезуитам не разрешается вступать в пределы государства; не допускаются также монашеские ордена и евреи.
  • Король может, за выдающиеся услуги государству, давать ордена, но он не имеет право возводить в какое-либо звание или чин, не связанные с должностью, занимаемой данным лицом.
  • Никакие личные и наследственные преимущества не могут быть никому предоставляемы.

Это было подготовление к полному уничтожению дворянства, так как дворянство наследственное обращалось в личное. Фальзен заявил при этом, что, не желая иметь, даже по имени, какого-либо преимущества перед своими согражданами, он за себя и своих потомков отказывается от своего дворянства и от всех связанных с ним преимуществ.

  • Королю предоставляется veto suspensivu m, но не absolutum.
  • Король не имеет права принимать какой-либо другой короны без согласия 2/3 стортинга.
  • Король должен жить внутри теперешних пределов государства.

19 мая 1814 г. был избран единогласно королем Норвегии принц-регент Христиан-Фридрих. Шведское правительство не подчинилось решению норвежского народа; шведскому войску было приказано выступить в поход, чтобы овладеть Норвегией. Сделаны были со стороны иностранных держав попытки уладить дело дипломатическим путем, но они не привели ни к чему. Норвежскими войсками руководили неопытные люди, вследствие чего норвежские солдаты стали вскоре терять уверенность в победе и говорить об измене. С другой стороны, шведский наследный принц Карл-Иоанн действовал с крайней осторожностью и, после долгих колебаний, согласился вступить в непосредственные сношения с норвежским народом, вести переговоры с ним, как со вполне независимой нацией. Предложение было принято; морская конвенция подписана 14 августа, а кильский договор уничтожен самим шведским правительством. Король Христиан созвал стортинг на 7 октября 1814 г. Во время прений все более и более выяснялась необходимость объединения, так как Н. оказывалась не в силах продолжать дорогостоящую борьбу. Король Христиан передал собранию послание, в котором окончательно отрекался от данной ему власти и освобождал Норвегию от присяги. Для переговоров со стортингом относительно соединения Н. со Швецией были посланы шведские комиссары, с инструкцией выказывать возможно большую предупредительность и уступчивость. Был выработан следующий договор: Норвегия образует свободное и самостоятельное королевство, имеющее общего со Швецией короля. Во всех собственных делах Норвегия должна управляться самостоятельно, а в общих пользоваться равным со Швециею влиянием. Та же идея лежала и в основании устройства внешних отношений. Норвегия должна была иметь свое собственное управление внешними делами, но внешние дела, касавшиеся обоих государств, должны были решаться в соединенном норвежском и шведском государственном совете, согласно принципу: равное влияние или полное равенство. Норвегия могла, в лице двух членов государственного совета, состоявших при короле, участвовать и в шведском государственном совете всякий раз, когда в нем обсуждался вопрос, имевший государственное значение. В таком случае для решения его требовалось и согласие норв. правительства. Лишь тогда, когда комиссары согласились от имени короля на поставленные стортингом условия соединения, стортинг принял отставку короля Христиана и избрал Карла XIII конституционным королем Норвегии не в силу кильского договора, а в силу норвежской конституции. Кронпринц передал письменную присягу короля "управлять Норвегией согласно с её конституцией и её законами"; члены стортинга, со своей стороны, принесли клятву в верности конституции и королю, и прения закончились полной достоинства речью президента, в которой он выражал надежду, что священные узы, соединяющие оба народа, увеличат общую пользу и безопасность и что "день соединения будет праздноваться нашими потомками". Прекрасным надеждам не суждено было осуществиться.

Швеция стала преследовать излюбленную свою идею — покорение Норвегии, а Норвегии отстаивать свою самостоятельность. В первое время шведы горячо радовались соглашению с Норвегией; большинство было убеждено, что Норвегия уже завоевана, другие надеялись на добровольное слияние обеих народностей. Но так как дело не шло на лад, то в Швеции начали зарождаться недовольство и разочарование. Первое столкновение Норвегии со Швецией вспыхнуло в 1815 г., когда стортинг уничтожил дворянство и наследственные привилегии. Карл-Иоанн не согласился с постановлением стортинга. Закон прошел через троекратную вотировку и сделался обязательным без санкции короля, что страшно возмущало последнего. Один угрожающий рескрипт посылался в стортинг за другим; делалась даже попытка ограничить свободу печати, угрожали вмешательством иностранных держав, но демократическая Норвегия поставила на своем. В том же духе продолжали народные представители Норвегии действовать и дальше. Король предложил, в 1824 г., целый ряд ограничительных изменений в конституции. Все эти предложения были отвергнуты стортингом. Большие затруднения создавал вопрос о внешнем представительстве Норвегии. После ряда все обострявшихся переговоров в 1836 г. установлено было, чтобы норв. член государственного совета "присутствовал" всякий раз, когда обсуждаются общие дипломатические дела; при обсуждении чисто норв. дел он высказывал свое мнение, но голос его не имел решающего значения. Такая уступка никого не удовлетворила.

Созвано было несколько unionskomit é для обсуждения этого вопроса и пересмотра акта соединения; но пересмотр встретил неблагоприятное отношение в норв. стортинге. Июльская революция еще раньше подействовала оживляющим образом на демократические стремления Норвегии. В 1836 г. уничтожен был последний поземельный налог. В 1838 г. преобразовано было сельское самоуправление, влияние на него администрации было устранено. Отвергнуты были в 1839 г. предложения правительства заменить задерживающее королевское veto абсолютным, ограничить право стортинга на натурализацию и т. д. В 1842 г. стортинг решил, что при натурализации иностранцев в Норвегии не требуется санкция короля. В 1840-х же годах возникла и борьба за штатгальтерство. § 14 конституции определял, что штатгальтером в Норвегии мог быть безразлично норвежец или швед. Вскоре норвежцы почувствовали все неудобство этого постановления и начали просить об уничтожении должности штатгальтера. Карл XV, при своем вступлении на престол в 1859 г., обещал исполнить их желание, но шведский ригсдаг воспротивился этому, и король подтвердил решение ригсдага. Это страшно возмутило норвежцев; стортинг протестовал против вмешательства шведского ригсдага в чисто норв. дела. Так как ригсдаг в своем адресе к королю предлагал пересмотреть конституцию, с целью расширить сферу вопросов, рассматриваемых общим советом, а следовательно, увеличить верховную власть Швеции, то стортинг протестовал и против такого рода пересмотра конституции, нарушающего ее основное начало — равноправность. Тем не менее unionskomit é был созван и постановил учредить новый союзный совет, а с ним и общих министров для обоих государств, с общей конституцией, стоящей выше отдельных конституций того или другого королевства, и с общим кругом действий, очень обширным и обнимающим наиболее значительные вопросы, касающиеся обеих наций. Стортинг продолжал стоять за прежнее положение дел, но за новое высказалось 17 голосов: это было первым указанием на то, что на столь стойких в прежнее время норвежских чиновников нельзя было уже опираться во время борьбы с правительством за самостоятельность. По вступлении своем на престол в 1872 г. король Оскар II сумел расположить в свою пользу норвежский стортинг разными уступками, так что последний согласился на преобразования таможенного дела (1874 г.), на введение общей скандинавской монеты (1875 г.) и т. д. В 1880 г. борьба вновь разгорелась. Еще в 1872 г. внесен был в стортинг законопроект о том, чтобы министры, по первому требованию его, являлись в его заседания. В 1880 г. стортинг стал настаивать на исполнении этого закона; министерство Станга не согласилось и вынуждено было подать в отставку. Затем на сцену выступили новые причины для несогласий: правительство требовало увеличения флота и армии, стортинг отверг это требование и принял проект об учреждении милиции наподобие швейцарской. Король не утвердил этого проекта. Стортинг подвергнул суду министров, и они были осуждены, но король кассировал приговор. После выхода в отставку министерства Сельмера образовано было радикальное министерство Свердрупа, которое, уступив королю в вопроси об абсолютном veto и др., добилось принятия королем закона о праве стортинга требовать в свои заседания министров, реорганизации армии, расширения избирательных прав и т. д. Вопрос об унии всплыл вновь на поверхность в 1885 г., когда Швеция самостоятельно изменила свое управление иностранных дел, не испросив согласия у Норвегии. Король перестал быть руководителем иностранной политики Швеции: ею управляет министр иностранных дел, на которого возлагается конституционная ответственность. Но так как шведский министр иностранных дел был в то же время и руководителем норвежских внешних дел, то право норвежского короля заправлять внешней политикой Норвегии перешло таким образом к Швеции. Помимо своего идейного значения, вопрос представлялся очень важным и с практической точки зрения: неловкий шаг во внешней политике мог грозить опасностью для политического и национального существования страны. Внешняя политика представляла особенно важное значение для Норвегии, как страны преимущественно торговой, в противоположность Швеции, страны преимущественно земледельческой. Начались переговоры между норвежским министерством Свердрупа и шведским. В результате получился протокол 15 мая 1885 г.: постановлено было, чтобы в состав министерского совета входило столько же норвежских чиновников, сколько и шведских; норвежские будут участвовать в решении дел и нести ответственность перед стортингом, но взамен этого Норвегия должна признать, что руководство внешней политикой принадлежит Швеции. Стортинг пришел в такое негодование, что Свердруп был вынужден выйти в отставку; вслед за тем прекратились и переговоры. При следующих выборах и правая, и левая партии норвежского стортинга внесли в палату вопрос о внешней политике. Левая победила, но так как две ее группы, чистая и умеренная, не могли никак прийти к соглашению, то правая стала во главе управления, образовав министерство Станга, и переговоры со Швецией возобновились, но не привели ни к каким результатам. Бесплодность всяких переговоров и всякого рода совместных политических действий становилась все более и более очевидной и дела перешли в новую стадию, выраженную в программе для выборов 30 января 1891 г.: "новый порядок управления дипломатическими делами, который возложил бы более основательную конституционную ответственность на норвежские государственные власти". Левая победила на выборах, и во главе управления стал министр Стен, который высказал прямое требование о назначении отдельного норвежского министра иностр. дел. Стортинг, не желая действовать слишком резко, ограничился пока учреждением отдельных норвежских консульств, представляющих большое практическое значение для страны, живущей почти исключительно мореходством и торговлей. 10 июня 1892 г. стортинг назначил деньги на произведение требуемых изменений, но король отказался утвердить это решение и отставил министерство Стена, обладавшее большинством в 64 голоса; министром был назначен Станг, что представляло само по себе нарушение парламентского режима. Радикалы провели в 1893 г. постановление об уменьшении цивильного листа короля и содержания министров; большинство стортинга назначило сроком для отделения норвежских консульств от шведских 1 января 1895 г. и определило на содержание их 340450 крон. Правительство ответило на это отказом отделить консульства и употребило на общие консульства деньги, назначенные на отдельные. Страна разделилась между двумя партиями: правой и левой. Правая желает проведения принципа равенства в границах существующего теперь соглашения, но это с точки зрения левой не более, как химера; левая видит только один выход из унизительного для Норвегии и неудовлетворительного положения дел — разделение обеих стран, отмену союза относительно всего, что не вошло в договор. "Пора, — говорит Бьернсон, один из радикальных вождей, — прекратить договор, зачумляющий нас".

Список норвежских королей[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Список королей Норвегии


Короли Фолькунги:

Короли различных фамилий:

  • Маргарита (13881412)
  • Эрих III Померанский (13891442)
  • Христофор Баварский (14421448)
  • Карл I Кнутссон (14491450)

Независимость Норвегии[править]

Надежда консервативного кабинета Станга добиться большинства на выборах в стортинг в 1894 г. оказалась тщетной: левая потеряла несколько мест, но все же располагала в новом стортинге большинством 59 против 55 умеренных и консерваторов. Кабинет Станга подал 31 января 1895 г. прошение об отставке. Король вступил в переговоры с левой парламента, требуя от нее некоторых обязательств относительно дальнейшего ее образа действий, и когда такие обязательства даны не были, категорически отказался принять отставку Станга (3 апреля 1895 г.). Вследствие этого оппозиция левой стороны стортинга крайне обострилась; раздавались речи столь резкие по тону и содержанию, каких раньше нельзя было в нем услышать. Однако, кабинету Станга удалось добиться от стортинга согласия на ведение переговоров со Швецией, для чего был выбран парламентами комитет соглашения из 7 шведов и 7 норвежцев (в ноябре 1895 г.). Еще раньше, в октябре, м-во Станга окончательно вышло в отставку, уступив место коалиционному кабинету Гагерупа, состоявшему из представителей всех партий стортинга. Однако, дело примирения шло плохо. В 1896 г. стортинг, ничтожным большинством голосов (41 против 40), постановил заменить шведско-норвежский флаг исключительно норвежским. Постановление сделано было во второй раз, и король вторично отказал в своей санкции. В ответ на это стортинг опять таки ничтожным большинством (58 против 56) отклонил внесенное консерваторами предложение вновь возвысить цивильный лист короля и кронпринца до прежнего уровня 326000 крон первому и 88000 крон второму, на котором он стоял до 1893 г. Участие Норвегии в Стокгольмской выставке, предложенное шведским правительством, было принято также ничтожным большинством (58 против 56). Обсуждение шведско-норвежского торгового договора с Японией дало повод к резким нападениям против Гагерупа, который, по мнению радикалов, пренебрег интересами Н. в пользу Швеции; тем не менее договор был утвержден, хотя и ничтожным большинством голосов. В то время, когда в других странах Европы за усиление армии стоят обыкновенно консерваторы, а либералы и радикалы борются против него, в Н. происходило как раз обратное: предложенное правительством Гагерупа усиление и перевооружение армии было не только принято стортингом, но даже расходы на реформу были значительно увеличены сравнительно с требованием правительства, потому что Н. серьезно считалась с возможностью войны со Швецией. В 1896—1897 гг. стортингом было проведено несколько важных законопроектов в области конституционного и социального законодательства. Право голосования при выборах в стортинг предоставлено лицам, находящимся вне пределов Н. (см. выше, Государственное устройство). Значительно расширено избирательное право при выборах в органы местного самоуправления. Требование радикалов о распространении права голоса на женщин было отклонено. Законом 1897 г. была назначена уголовная санкция в дополнение к постановлению конституции, в силу которого стортинг имеет право вызывать к себе каждое лицо по делам государства, за исключением короля и членов королевской фамилии. Лица, таким образом вызванные и не явившиеся на призыв стортинга, подвергаются штрафу в размере от 1000 до 10000 крон; всякое заявление, сделанное вызванным, по своим юридическим последствиям приравнивается к заявлению, сделанному под присягой. Этот закон был уже вотирован в 1894 г., но тогда король отказал ему в своей санкции; на этот раз он ее дал. В 1897 г. постановлено закрытие в праздничные дни значительного числа торгово-промышленных предприятий. В том же 1897 г. выработана новелла к закону 1894 г. о страховании рабочих от несчастных случаев. Рабочий, пострадавший на работе и ставший от того к труду неспособным, получает пожизненную пенсию в размере 60 % своего заработка; в случае смерти рабочего от несчастного случая его вдова получает пожизненную пенсию в 20 %, а каждый из его детей до 15-летнего возраста, при жизни матери — пособие в размере 15 % его заработка, а при отсутствии матери, в размере 20 %; средства на страхование складываются из взносов предпринимателей, рабочих и государства. Выборы в стортинг в 1897 г. дали торжество левой, которая провела 79 своих представителей, тогда как число членов правой понизилось с 55 до 35. Таким образом левая располагала достаточным большинством как для пересмотра конституции, так и для обвинительного приговора против членов государственного совета (министерства). Первым результатом выборов был выход в отставку министерства Гагерупа. 18 февраля 1898 г. был сформирован радикальный кабинет, под председательством бывшего премьера Стеена. В 1898 г. проведена реформа избирательного права (см. выше, Госуд. устройство). Число избирателей, в 1880-х годах не превышавшее 6 % населения, к 1897 г. поднявшееся до 11 %, этой реформой сразу поднято до 20 %. В марте 1898 г. шведско-норвежский комитет соглашения представил парламентам обеих стран свой доклад, из которого оказалось, что соглашения не последовало. Шведы настаивали на сохранении общего шведско-норвежского министра иностранных дел. Среди норвежских членов обнаружились разногласия; большинство (умеренное) согласилось на временное сохранение общих консулов, с тем, чтобы по истечении нескольких лет были назначены отдельные норвежские консулы; меньшинство (радикальное), действовавшее под влиянием торжества радикалов на выборах, настаивало на немедленном назначении норвежского министра иностран. дел и норвежских консулов. В ноябре 1898 г. стортинг в третий раз принял постановление о замене шведско-норвежского флага флагом норвежским. Король вновь отказал в санкционировании этого закона, и проект стал законом без его санкции, как принятый подряд тремя стортингами. Члены норвежского государственного совета (министерства) усиленно советовали королю не подрывать своего авторитета отказом в санкции этого проекта, практически совершенно бесполезным; но король упорно стоял на своем, ссылаясь на то, что шведско-норвежский флаг был принят в свое время норвежским народом с восторгом и что он с честью развевался на всех океанах. 23 января 1899 г. король Оскар, вследствие нездоровья, передал управление Швецией и Н. на правах регента своему сыну кронпринцу Густаву. 15 февраля Густав заявил, что на Гаагской мирной конференции Швеция и Н. будут представлены одним общим делегатом, а не двумя делегатами, как того желает норвежский стортинг. Это решение было одним из ближайших поводов того, что при въезде Густава в Христианию он был встречен враждебной манифестацией со стороны народа; напротив, при обратном въезде в Стокгольм он был восторженно встречен шведским народом. Резче чем когда-либо здесь сказалось, что борьба между Швецией и Н. ведется не только правительствами, но и народами, из которых каждый в этом вопросе был почти единодушен. В мае 1899 г. стортинг без дебатов единогласно вотировал экстраординарный кредит на армию и флот в размере 11,5 миллионов крон. 11 мая король Оскар вновь принял в свои руки управление страной. В октябре 1899 г. стортинг принял предложение о займе в 30000000 крон на расширение железнодорожной сети. В октябре 1900 г. произошли новые выборы в стортинг, на этот раз — на основе всеобщего голосования. Они не произвели почти никаких изменений в составе партий: правая усилилась на два голоса (с 35 до 37), левая потеряла 2 голоса (с 79 до 77), но сохранила свое большинство 2/3. С политической сцены сошли вождь крайних радикалов, в последнее время президент стортинга Ульман (см.), и бывший министр-президент Станг. В 1902 г. был обнародован новый уголовный кодекс, в сущности почти только кодифицировавший новеллы, принятые в последнее время. Бюджет на 1901 — 02 г. ассигновал большие суммы на расширение железнодорожной сети, а также на военные цели. Несмотря на почти не изменившееся численное отношение между партиями, центр тяжести в стортинге передвинулся влево, вследствие чего более умеренные члены кабинета вышли в отставку и были заменены крайними радикалами. Избирательное право в органах местного самоуправления было распространено на самостоятельных женщин, платящих налоги. Выборы на основе нового закона значительно усилили консерваторов на счет радикалов. В июне 1901 г. стортинг ассигновал 3380000 крон на укрепление Христиании со стороны суши — мера, явственно направленная против Швеции. Рост бюджета принудил стортинг принять в октябре 1901 г. возвышение таможенных пошлин на большое число ввозимых товаров; особенно сильно была возвышена пошлина на табак и сигары (в Н. радикалы, как и консерваторы, являются в громадном большинстве протекционистами). В апреле 1902 г. Стеен вышел в отставку по болезни и место его занял член его министерства Блер. В сентябре 1903 г. произошли новые выборы в стортинг, на этот раз неблагоприятные для радикалов: выбрано было 63 члена правой и умеренной левой, 50 радикалов и 4 социал-демократа. Блер вышел в отставку и место его занял опять Гагеруп. В 1904 г. стортинг принял новый таможенный тариф, значительно повышающий таможенные ставки как на сельскохозяйственные продукты, так и на предметы обрабатывающей промышленности. В начале 1905 г. Гагеруп вышел в отставку и был заменен Михельсеном. В мае 1905 г. через стортинг прошел новый избирательный закон, которым введены прямые выборы, установлено единоличное избрание по округам и число членов стортинга увеличено с 114 до 123. Разделение на округа, однако, произведено не с полной правильностью, в силу стремления дать по возможности каждому городу (свыше 2000 жителей) отдельного депутата; вследствие этого городки с 2000 жителей имеют депутата, а Христиания с населением свыше 200 тысяч — только 5 депутатов. В начале 1905 г. король Оскар по болезни уступил королевскую власть своему наследнику Густаву, антипатичному норвежцам. Через стортинг прошел закон о разделении шведско-норвежского министерства иностран. дел на два особых и о создании особых норвежских консульств; Густав отказался его санкционировать; министерство Михельсена ответило выходом в отставку. Регент, после неудачных попыток сформировать новый кабинет, отказался ее принять. Тогда стортинг единогласно, 7 июня 1905 г., принял постановление о расторжении унии со Швецией. Не желая, однако, доводить дело до войны, стортинг всеми голосами против 4-х социал-демократов постановил просить Оскара II разрешить одному из его младших сыновей занять место короля Н.; социал-демократы, вотировавшие против этого предложения, желали воспользоваться удобным случаем, чтобы провозгласить Н. республикой. Принятая стортингом резолюция гласила: «ввиду того, что все члены министерства отказались от своих должностей; ввиду заявления короля, что он не в состоянии составить новое правительство; ввиду того, что конституционная королевская власть этим самым перестала исполнять свои функции, — стортинг поручает членам министерства, подавшего теперь в отставку, временно облечься властью, принадлежащей королю и, под названием норвежского правительства, править страной на основании конституции норвежского королевства и действующих законов, внеся в них те изменения, которые неизбежно вызываются разрывом унии, связывавшей Норвегию со Швецией под властью одного короля, который перестал исполнять свои функции короля норвежского». Одновременно с этой резолюцией стортинг постановил составить адрес королю Оскару, где настойчиво проводилась мысль, что характер унии истолковывается Швецией неправильно. Солидарность интересов и непосредственное единение более ценны, чем политические узы; уния стала опасностью для этого единения; уничтожение унии не связано с неприязненным чувством ни по отношению к шведскому народу, ни по отношению к династии. В заключение стортинг выражал надежду, что новый выбор короля приготовит для Норвегии новую эру спокойной работы и истинно дружественных отношений к народу Швеции и ее королю, к личности которого норвежский народ неизменно сохранит чувства уважения и преданности. В прокламации стортинга к норвежскому народу была высказана надежда, что норвежский народ будет жить в мире и согласии со всеми народами, в особенности со шведским, с которым его связывают многочисленные естественные узы. Министерство составило адрес королю, в котором, упомянув о решении его не принимать их отставки, заявляло, что в силу конституции король обязан дать стране конституционное правительство. С того момента, когда король воспрещает образование ответственного кабинета, норвежская королевская власть перестает функционировать. Политика короля по вопросу о реорганизации консульского законодательства несовместима с конституционным режимом; никакое другое правительство не расположено взять на себя ответственность за эту политику, а нынешний кабинет не может принять в ней участие. Король Оскар протестовал против образа действий стортинга и не согласился на вступление одного из сыновей на норвежский трон, ссылаясь на произведенное стортингом нарушение конституции. С формальной точки зрения такое нарушение несомненно имело место, так как акт унии со Швецией является в Н. конституционным актом и в качестве такового мог быть изменен или отменен только после двухкратного принятия в двух последовательных стортингах и согласия короны. С норвежской стороны отвечали на это, что первым вступил на дорогу нарушения конституции король, отказавший в санкции принятому стортингом закону, давший отставку министерству и не смогший сформировать нового, так что вся деятельность его происходила без контрассигнации ответственного перед стортингом министерства. В ответ на это заявление король обратился с посланием к президенту норвежского стортинга, в котором доказывал, что он не перешел за пределы прав, предоставленных ему конституцией, а норвежский стортинг совершил революционный акт. В первое время после этих переговоров король явно вел дело к войне; в свою очередь и норвежское временное правительство, во главе которого стоял Михельсен, энергично готовилось к ней. Имя короля перестали поминать на богослужении в церквах; правосудие стали отправлять от имени временного правительства, которому единодушно присягнула вся армия. Все норвежцы, состоявшие на дипломатической службе Швеции и Н., вышли в отставку; только посланник в Вашингтоне, Грип, остался на своем посту. Временным правительством было организовано министерство иностранных дел, но назначить консулов оно не могло до признания его европейскими державами. 20 июня открылась сессия шведского риксдага. Президент шведского совета министров заявил, что прибегать к мерам насилия не входит в интересы Швеции, и высказался за переговоры с Н. Опасность войны была предотвращена. Норвежское временное правительство, желая найти опору в народе, обратилось к референдуму, до тех пор в Н. не практиковавшемуся. 13 августа 1905 г. состоялось всенародное голосование о разрыве унии с Швецией; референдуму предшествовала страстная агитация. Результат превзошел самые пылкие ожидания: за разрыв с Швецией подано 321 197 голосов, против — всего 161 голос; приняли участие в голосовании 81 % всех лиц, имеющих право голоса. 31 авг. открылась конференция шведских и норвежских делегатов, избранных парламентами обеих стран. На конференции обе стороны пришли к соглашению, на основании которого Н. обязалась срыть укрепления, находящиеся вблизи границы. В стортинге это вызвало недовольство на крайней левой, но большинством голосов Карльстадтская конвенция была ратификована и, после ратификации ее и шведским риксдагом, вступила в силу. Вслед за этим на очередь стал вопрос о том, должна ли Н. быть монархией или республикой. В стране велась оживленная агитация; за учреждение республики стояли социал-демократы и радикалы. Вся правая, напротив, настаивала на монархической форме правления, указывая на то, что норвежская конституция является наиболее республиканской в мире и даже в качестве королевства Н. останется в действительности республикой, только с наследственным президентом, власть которого более ограничена, чем власть английского короля или французского президента республики. Республика может уединить Н. в политическом отношении, тогда как король, особенно если королем будет избран принц Карл датский, принесет с собой и союз с целым рядом держав. По-видимому, это соображение имело решающее влияние; как стортинг, так и народ на референдуме установили монархическую форму правления и избрали королем Карла, принца датского, который вступил на престол под именем Хокона VII. В ноябре 1905 г. Михельсен внес в стортинг предложение установить цивильный лист норвежского короля в 700000 крон на все время его царствования (до сих пор цивильный лист установлялся на год). Крайняя левая протестовала как против удвоения размеров цивильного листа, так и против фиксации его на долгий срок. Тем не менее обе меры были приняты большинством 100 гол. против 11.