Коллективные фонды трудящихся

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Когда лидер социал-демократов Пер Альбин Ханссон в 1928 г. выдвинул концепцию Швеции как «дома народа», где говорилось об общности интересов нации в создании общего дома, большие группы населения приняли его взгляды и началось его «строительство».

Усилия социал-демократов были направлены на создание благоприятных условий для развития частнокапиталистического производства. Одновременно партия стремилась сдержать рост частной собственности и проводить политику распределения, ставящую целью достижение равенства. Эти векторы было нелегко соединить вместе. Стимул к получению прибыли следовало все время соотносить с возможностями взимания налогов. Нельзя было допускать такого сильного увеличения потребления, которое вело бы к снижению покупательной способности денег. Социал-демократы пытались смягчить эту напряженность.

Уже в 1950-х годах в качестве основополагающего принципа действий на рынке труда была выдвинута политика солидарности в области заработной платы. Нельзя было допустить слишком большой разницы в доходах между различными группами трудящихся, иначе существовала опасность раскола внутри Центрального объединения профсоюзов Швеции (шведск. Landsorganisationen i Sverige; LO).[1] Политика солидарности в области заработной платы порождала проблемы в связи с тем, что трудящиеся малодоходных фирм получали надбавку, в то время как работники на высокодоходных предприятиях были вынуждены сдерживать свои требования повышения заработной платы. Это приводило к тому, что прибыли наиболее рентабельных предприятий быстро увеличивались, что вело к наращиванию собственности.

В 1975 году немецко-шведский еврей экономист LO Рудольф Мейднер[2] написал работу, в которой предложил иное решение этой проблемы. По его мнению, нужно было бы создать коллективные фонды трудящихся, в которые поступали бы «сверхприбыли», и тем самым политика солидарности в области заработной платы была бы спасена. Однако Мейднер пошел дальше. Средства фондов должны были превращаться в акции приносящие дивидендный доход, и, таким образом, постепенно экономика переходила бы из рук частных собственников в коллективное владение фондов. Предложение Мейднера было радикальным, однако ни в LO, ни в социал-демократической партии сначала не осознали этого.

В 1976 г. Премьер-министр Улоф Пальме[3] уходит в отставку.

Буржуазные партии в принципе были не против различных вариантов деления прибыли, но решительно против того, чтобы эти средства оказались в коллективном владении. Это изменяло общественный строй и предложение Мейднера рассматривалось, как попытка сделать Швецию неким подобием восточноевропейских государств. Под впечатлением бурной реакции со стороны буржуазных кругов, социал-демократия стала открещиваться от первоначального проекта, но то, как она обсуждала проблему фондов трудящихся, создавало впечатление нерешительности и отсутствия руководящего начала.

В 1982 г. Улоф Пальме вновь становится Премьер-министром.

В 1983 г. правительство утвердило выхолощенный законопроект, и было не ясно, какова же его цель (вместо дивидендов — процентный доход). Тем не менее, напуганные им буржуазные партии и Объединение работодателей Швеции[4] выступили с протестами. Противодействие фондам трудящихся привело к мобилизации буржуазных кругов, по масштабам сопоставимой лишь с Крестьянским походом 1914 года. Перед голосованием в риксдаге 4 октября 1983 года 75 тыс. демонстрантов вышли на площадь перед зданием риксдага («движение 4 октября»).

Фонды трудящихся стали самой большой политико-стратегической ошибкой социал-демократии в послевоенное время. Общественный контракт, на котором основывалась шведская модель, был расторгнут, буржуазные круги активизировались и переняли формы борьбы рабочего движения, взаимопонимание по проблемам политики благосостояния было нарушено, экономическая демократия похоронена.

Социал-демократия преступила идеологические границы. По выражению одного из авторов, она стала партией «без внутреннего компаса». Для профсоюзного движения фонды трудящихся стали пиком могущества и прологом упадка.[5]

28 февраля 1986 г. Улоф Пальме убит.

С этого момента от солидаристической политики распределения заработной платы постепенно отказались.[6] Началась приватизация общественной и государственной собственности. Окончательная ликвидация фондов была произведена «буржуазным» правительством Карла Бильдта в 1991 г. и не встретила серьёзного сопротивления.[7] И началось окончательное разрушение «народного дома» шведов.

[править]

См. также: