Крым глазами Гитлера

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Деление руководством Третьего рейха, советского государства на административные единицы началось задолго до начала ВОВ. Планы Гитлера постепенного менялись, по суть идеи, в целом, оставалась прежняя. Крым, является стратегическим объектом войны на юге СССР и открывает путь на Кавказ. После написания «Майн Кампф» и до самой разработки плана «Барбаросса» взгляды Гитлера на «восточную политику» претерпели значительную эволюцию[1]. Решение, что делать с коренным населением Крыма Гитлером до конца не выработано. Национальности Крыма необходимо разъединить. Евреев, цыган, коммунистов убивать. Земли немецких предков в Крыму (готы). Крымско-татарский вопрос важен для Третьего Рейха, ввиду особых отношений с Турцией (временно, для ввязывания государства в войну). Отдельные высказывания Гитлера описаны ниже.

1925[править]

  • «Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политики довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное германское стремление на юг и запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке… Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь только Россию и те окраинные государства, которые ей подчинены»[2]. В целом, это была только генеральная линия.

1934[править]

  • После прихода к власти, в начале 1934, он заявил на одном из совещаний, что целью германской политики на Востоке должен быть «альянс с Украиной, Поволжьем, Грузией и т.п. Но не альянс равных партнеров, а союз вассальных государств без отдельной армии, политики и экономики»[3].
  • Планы Розенберга относительно Крыма были только отражением «двойственной аргументации Гитлера о причинах его германизации». Во-первых, как считал фюрер, Крым должен был стать «немецким Гибралтаром», с помощью которого можно было бы контролировать все Черное море. Во-вторых, привлекательным для немцев он мог стать потому, что шеф Германского трудового фронта Р. Лей мечтал превратить полуостров в «один огромный немецкий курорт». Как отмечал американский исследователь А. Даллин, «в этих завоевательных планах реальность и фантазия смешались поровну»[5].

1941[править]

  • Более конкретно о судьбе Крыма Гитлер высказался на совещании военно-политического руководства Третьего рейха 16 июля 1941 года. В своей речи он специально выделил его из ряда других оккупированных советских территорий и сказал, что полуостров «необходимо очистить от всех чужаков и заселить германцами». В частности, русских предполагалось выселить в Россию. По воспоминаниям одного из присутствующих фюрер выразился следующим образом: «Она для этого достаточно велика»[6].

1942[править]

  • Гитлер выразил желание, чтобы после окончания войны и решения вопроса с населением, Крым получил бы название «Готенланд». Розенберг сказал, что он уже думает над этим, и предложил переименовать Симферополь в Готенбург, а Севастополь – в Теодорихсхафен. Продолжением «готских планов» Гитлера и Розенберга явилась археологическая экспедиция, организованная генеральным комиссаром А. Фрауэнфельдом в июле 1942 года. Непосредственным руководителем этого мероприятия был назначен фюрер СС и полиции «Таврии» Л. фон Альвенслебен. В ходе экспедиции было обследовано городище Мангуп – бывшая столица Княжества Феодоро, которое было уничтожено турками в 1475. Вывод нацистских археологов: крепость Мангуп, а также еще целый ряд городов на южном берегу Крыма, были построены готами. Этот и другие тезисы были изложены в книге «Готы в Крыму», которую написал один из участников экспедиции, полковник В. Баумельбург[7].
  • Руководство СС предлагало переселить сюда 140 тыс. этнических немцев из так называемой «Транснистрии» – территории СССР между реками Днестр и Южный Буг, которая находилась под управлением Румынии. Этот план стоял на повестке дня до самого освобождения Крыма, но немцы к нему так и не подступились[8].
  • Летом 1942 генеральный комиссар Фрауэнфельд подготовил специальный меморандум, копии которого он затем разослал в разные немецкие инстанции. В нем этот чиновник предлагал переселить в Крым жителей Южного Тироля, чтобы раз и навсегда решить старый итало-германский спор. Известно, что Гитлер отнесся к этому плану с большим энтузиазмом. Так, на одном из совещаний он сказал, буквально, следующее: «Я думаю, что это великолепная идея. Кроме того, я также считаю, что Крым и климатически, и географически подходит тирольцам, а по сравнению с их родиной, он действительно земля, где текут реки с молоком и медом. Их переселение в Крым не вызвало бы ни физических, ни психологических трудностей»[9].
  • Во второй половине 1942 Фрауэнфельд разработал еще один план. На этот раз он предлагал переселить в Крым 2 тыс. немцев из Палестины. Как это можно было сделать в условиях британской оккупации региона, оставалось «за скобками». В целом, фантастичность этого плана была настолько очевидной, что даже Гиммлер приказал отложить его до лучших времен[10].

1943[править]

  • в середине августа 1943 начальник Верховного командования Вермахта генерал-фельдмаршал В. Кейтель решительно выступил против каких-либо перемещений населения в условиях войны. Не без основания он заметил, что «эвакуация» русских и украинцев – 4/5 всего населения Крыма – полностью парализует экономическую жизнь. Тремя неделями позднее Гитлер принял сторону военных и высказался в том смысле, что любые перемещения возможны только после окончания войны. С этой точкой согласился и Гиммлер. Он, конечно, считал, что переселение немцев необходимо и планировать, и осуществлять, но делать это в условиях военной ситуации, крайне преждевременно. Кстати следует сказать, что Гиммлер самым решительным образом воспротивился планам по выселению татар из Крыма. Правда, этот запрет должен был действовать только в военный период. По его словам, это бы было катастрофической ошибкой. «Мы должны сохранить в Крыму хотя бы часть населения, которое смотрит в нашу сторону и верит в нас», – подчеркивал рейхсфюрер[11].

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. Вторая мировая война. Взгляд из Германии: Сб. статей материалов. – М., 2005. – c. 64
  2. Гитлер А. Моя борьба. – Харьков, 2003. – с. 664-665.
  3. Розенберг А. Мемуары. – Харьков, 2005. – c. 353-354
  4. Гальдер Ф. Военный дневник. 1939-1942: В 3 т. – М., 2002-2003. – Т. 1. – c. 81
  5. Ibid. – P. 254
  6. Преступные цели – преступные средства: Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941-1944). – М., 1985. – С. 48.
  7. Pringle H. The master plan: Himmler’s scholars and the Holocaust. – New York, 2006. – P. 224.
  8. Dallin A. Op. cit. – P. 255
  9. Picker H. Hitlers Tischgespräche. – Bonn, 1951. – S. 314
  10. Das Deutsche Reich und Zweiten Weltkrieg… – Bd. 6. – S. 840-841.
  11. Dallin A. Op. cit. – P. 257

См. также[править]

Список используемых источников[править]

  • Романько О.В. Немецкая оккупационная политика на территории Крыма и национальный вопрос (1941 – 1944). Симферополь: Антиква, 2009. – 272 с.