Мальцовы

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Герб Мальцовых[1]

Мальцовы (Мальцевы), российские купцы и предприниматели, крупные заводчики и землевладельцы 18—20 веков. Начало промышленному предпринимательству М. положено в 18 веке Василий М. основал (1724) стекольный завод в Можайском уезде; Аким и Фома М. в 60-е годы 18 века являлись владельцами стекольных предприятий (в том числе в Гусь-Хрустальном), а также паруснополотняных предприятий. Иван Акимович М. приобрёл металлургический завод в селе Людиново (ныне районный центр Калужской области РСФСР) у П. Демидова и организовал стекольное предприятие в селе Дятьково (ныне Брянской области РСФСР). Это послужило основой мальцовского промышленного района (смежные уезды Орловской, Калужской и Смоленской губерний), главным образом по притоку реки Десны — Болве, площадью около 215 тысяч га. Сергей Иванович М. (1801—1893) превратил заводской округ в центр машиностроения. Здесь были изготовлены первые в России рельсы, паровозы, пароходы, винтовые движители и пр. В 1875 М. организовал акционерное общество, включившее около 30 предприятий с капиталом 6 млн рублей, в 1885 заводы перешли в казённое ведомство.[2]

В «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской империи» записано: «Предок рода Мальцовых, Богдан Афанасьев сын Мальцов, в 1635 писан в десятне в числе дворян… Дети его Автоном, Кирей и Юрий показаны в списке 1670 по Чернигову». Сын Автонома, купец гостиной сотни Василий Мальцов, живший в г. Рыльске, одного из своих сыновей, Василия Большого, отправил с товарами в Гжатск. Там Василий Большой познакомился с купцами Дружининым и Аксеновым, имевшими разрешение мануфактур-коллегии на устройство стекольной и хрустальной фабрик на собственные средства, и вступил с ними в компанию. После смерти Дружинина и Аксенова компаньонами Мальцова стали его брат Афанасий и купец из Орла Нагавкин. Вскоре Василий Васильевич остался единственным владельцем мануфактуры. В 1745, расширяя дело, он начал строительство новой гуты, купив в Можайском уезде сельцо Новое. Вскоре он передал дело сыновьям Александру и Акиму, которые жили месте с ним. В 1747, после того, как Сенат постановил уничтожить все хрустальные, стекольные и железные заводы, находящиеся в 200 верстах от Москвы, с целью сохранения лесов, мальцовский завод был разделен. Одна часть была переведена в Трубчевский уезд Орловской губернии (принадлежала Александру, затем его жене Евдокии), другая часть, находившаяся во владении Акима Васильевича, была переведена из можайского уезда во Владимирскую губернию на речку Гусь. Аким, основатель гусевского стекольного производства и владелец парусной фабрики в Можайском уезде, стал известным лицом в кругах промышленной России.

Мария Мальцова и ее дети[править]

В 1762 императорским указом купцам была запрещена покупка недвижимости, и Мальцовы начали хлопотать о получении (или возвращении) дворянства. Первыми его добились дети Ивана Васильевича (внуки Василия Большого) Савва и Василий, получившие соответствующие чины. В 1775 в дворянстве утверждаются Аким Мальцов и его двоюродный брат Фома (сын Василия Меньшого, брата Василия Большого). В 1788 была составлена родословная Мальцовых и дарован дворянский герб. После смерти Акима правление «мальцовской вотчиной» перешло к его жене — Марии Васильевне. Она ежегодно расширяла производство и владения, в частности, купила фабрику у жены Александра Васильевича, Евдокии, и перевела ее в Дятьково. Спустя непродолжительное время именно Дятьково стало «столицей» брянской группы мальцовских заводов, которых в пору владения Марии Мальцовой насчитывалось четыре. Помимо этого, М. Мальцова с детьми владела пятью заводами, в том числе в Гусь-Хрустальном и Мещерском краях. Сыновья Акима и Марии Мальцовых владели: Сергей — Гусевским хрустальным заводом, Иван — брянской вотчиной, унаследованной от матери. Иван значительно расширил поле своей деятельности: он владел несколькими стекольными, хрустальным, чугуноплавильным, железоделательным заводами. В Дятькове при нем был открыт первый в России свеклосахарный завод. В 1820 г. И. А. Мальцов купил завод в Людиново, а в 1839 г. тут же строит рельсопрокатный завод, который в 1841 г. выпустил первые русские рельсы. У Ивана Акимовича было два сына. Большой след в истории отечественной промышленности оставил младший — Сергей Иванович.

Сергей Иванович Мальцов. Брянская ветвь[править]

Сергей Иванович Мальцов[3]

Сергей Мальцов (1810- 21 декабря 1893[3]) получил хорошее домашнее образование, владел несколькими иностранными языками. Был определен на воинскую службу и успешно по ней продвигался. Служба в элитном кавалергардском полку открывала перед ним дорогу к успешной военной карьере, но он выбрал другой путь: подал прошение об отставке и, получив ее вместе с чином генерал-майора, в 1849 поселился в Дятькове, а в 1854 вступил в купеческое сословие, первую гильдию.

В наследство Мальцову достались хрустальная фабрика, несколько стекольных, свеклосахарных и маломощных железоделательных заводов. За время его предпринимательства были приобретены новые фабрики и заводы, организованы новые производства; изделия не только прочно завоевали российские рынки, но с большой охотой приобретались за границей. «Мальцовский промышленный район» занимал в пору своего расцвета (1860‒1870) огромную территорию: ее протяженность с севера на юг была около 120 км, а с запада на восток — 80 км. Здесь находилось до 25 крупных заводов и примерно 130 мелких обслуживающих предприятий, на которых работало 13‒15 тыс. человек, а всего населения в округе было до 100 тыс. человек. На песоченском заводе наряду с отливкой литья и выработкой железа впервые в России изготавливалась чугунная эмалированная посуда. В 1841, еще при отце Сергея Ивановича, на людиновском заводе были выпущены первые русские рельсы (для Николаевской железной дороги). Сергеем Мальцовым были созданы 3 чугунолитейных и железоделательных завода, механический, паровозовагонный заводы, винокуренные, пивоваренные, лесопильные (паровые и водяные), кирпичные заводы и др. Все эти предприятия взаимно дополняли друг друга.

Это был странный, одержимый человек… Он кормился с рабочими из одного котла, сам лично клал шпалы, рельсы, рубил и свозил лес для собственной узкоколейной железной дороги, тянувшейся через всю его вотчину на двести четыре версты… У Мальцова была своя телефонно-телеграфная сеть, свои шлюзы, сделавшие судоходной обмелевшую речку Болву, свои бумажные деньги, свои пароходы, школы, богадельни и церкви… Ни один из его заводов не зависел от заграницы. Тут все было свое, русское. Инженеру, приехавшему однажды из Англии посмотреть на «мальцовское чудо», дали английский напильник и мальцовскую сталь: напильник стерся, а сталь осталась целой.

Георгий Метельский[3]

Для содержания и развития своих владений Мальцов в 1875 учредил Мальцовское промышленно-торговое товарищество с правлением в Дятькове. В него вошли: 11 заводов металлообрабатывающих и механических, 8 фабрик по изготовлению стекла и стеклянной посуды, 4 завода винокуренных и пивоваренных, более 200 тыс. десятин земли. Товариществом была построена для нужд своих заводов первая в России узкоколейная железная дорога протяженностью 202 версты. Чтобы сохранить исчезающие леса, производилась разработка копей каменного угля и торфяных залежей, несмотря на убытки, которые она приносила.

В те годы России потребовался подвижной состав, и правительство обратилось к заводчикам с призывом «дать стране», но не угля, а побольше паровозов и вагонов. Мальцов взялся за сложное дело, вложив в него порядка 2 млн руб. и рассчитывая покрыть огромные затраты за счет будущих заказов.

Контракт предусматривал использование только отечественных материалов. Стремясь его выполнить, промышленник рискнул открыть собственное производство рессорной стали, необходимой для паровозостроения. Выписал машины, построил новые мастерские, устроил печи Сименса, выписал опытных конструкторов и мастеров из Франции. Однако Мальцева «кинули» так же, как и Савву Мамонтова, другого известного промышленника. Приговор ценою в 2 млн потерь оказался почти смертельным даже для такого мощного производства, как Мальцовское. Беда не приходит одна: банкротство Моршанско-Сызранской дороги лишает Мальцева еще полумиллиона рублей. В 1883 г. сокращается сбыт сельскохозяйственных машин (паровых молотилок) в южную часть России..[4]

В 1883 г. родственники отстранили Сергеем Ивановичем от дел. Новое правление товарищества с делами не справилось, в крае разразился тяжелый кризис. Чтобы не допустить полного развала промышленного хозяйства, было решено передать его в ведение казны, что и было сделано в 1885, однако упадок продолжался до 1893. В 1894 было образовано «Акционерное общество мальцовских заводов». Спустя 5 лет начало действовать также Акционерное общество мальцовского портланд-цемента по эксплуатации крупного цементного завода. После национализации в 1918 был создан трест «Государственного Мальцовского фабрично-заводского округа» с центром в Дятькове.

Мальцовский округ[править]

Мальцовский округ был фактически полностью автономен. В промышленной империи были свои вотчинные заводы и фабрики, снабжавшие район всем необходимым для жизни: строительными материалами, мебелью, напитками, здесь действовали свои законы, на территории района располагались восемь больниц, две аптеки, первый частный телеграф. Социальная инфраструктура и «пакет услуг» для жителей района существенно опережали свое время. Так, в период процветания мальцовской империи расценки были доведены до максимума и превосходили среднюю норму в полтора раза, в то время как рабочий день составлял не более 10‒12 часов по сравнению с традиционным, 14‒16-часовым. На особо тяжелых производствах был установлен восьмичасовой рабочий день, и это нововведение почти на 25 лет опередило европейскую норму. Для удобства Сергей Иванович строит рабочим каменные домики на три-четыре комнаты, выделяя место на участке под сад, выгон. В заводских центрах действуют школы на 100 учеников.

Николай Сергеевич Мальцов[5]

В рамках своей империи Мальцов пошел на беспрецедентный шаг: ввел собственную денежную единицу — записки, которые быстро прозвали «мальцовскими». Всего было выпущено два с половиной миллиона рублей, ценностью от трех копеек до пяти рублей. За дерзость поплатился: в середине 1870-х гг. хождение денег было запрещено, свыше поступил приказ срочно выкупить оставшиеся «записки».[4]

Николай Сергеевич Мальцов[править]

С именем сына С. И. Мальцова, Николая Сергеевича, связана история создания Симеизской обсерватории. Интересуясь науками, особенно астрономией, Николай Сергеевич, для наблюдения за звездным небом, в 1900 году в Крыму построил небольшую астрофизическую обсерваторию, оснащенную цейсовским телескопом. После знакомства с известным Пулковским ученым А. П. Ганским, Н. С. Мальцов передал свою обсерваторию в дар Пулковской. Позднее, одну из первых малых планет-астероидов, открытых в Крыму, назвали «Мальцовией» — в честь основателя Н. С. Мальцова.[5]

Владимирская ветвь[править]

Параллельно с развитием «брянского мальцовского района» шло становление и владимирского. Вдова первого владельца Гусевского завода, Мария Васильевна, в завещании все стекольные производства передала младшему сыну, Ивану, выделив старшему, Сергею, денежное вознаграждение. После смерти отца Сергей и Иван были записаны на воинскую службу в лейб-гвардии конный полк. Сергей любил лошадей, участвовал в скачках, на окружающих производил впечатление кутилы и азартного игрока в карты. Выйдя в отставку, Сергей Акимович стал вкладывать деньги в развитие стекольного дела во Владимирском промышленном районе: в 1811 построил Курловскую фабрику, через несколько лет выкупил у младшего брата все Гусевские заводы, основал новые стекольные и хрустальные фабрики (Великодворскую, Уршельскую, Вязовскую, Воронцовскую). Вот что писали в 1817 «Владимирские губернские ведомости»: «Во Владимирской губернии заводов находится хрустальных 4 и стекольных 16. Но из самых лучших хрустальных и стекольных заводов почитается… гвардии корнета Сергея Мальцова. На нем бывает лучшая отделка различной хрустальной посуды, которая не уступает даже аглицкой. Особенно сей завод славится отделкой посуды, так называемой брильянтовой». В 1823 Сергей Мальцов умирает, и весь «мальцовский стекольный район», включавший заводы Владимирской, Рязанской, Орловской, Калужской и Смоленской губерний, вновь объединяется под началом Ивана Акимовича. Гусевскими заводами он владел на правах опекуна Ивана Сергеевича Мальцова, сына Сергея Акимовича.

Иван Сергеевич Мальцов[6]

Иван Сергеевич (1807‒1880), дипломат, до 1827 работал в Московском архиве Министерства иностранных дел. В 1828‒29 был первым секретарем русского посольства в Тегеране. Во время разгрома русской миссии и убийства А. С. Грибоедова оказался единственным сотрудником посольства, которому удалось спастись. Позже продолжал служить в Министерстве иностранных дел, в 1855‒1864 трижды назначался «временно управляющим» этим министерством, имел придворное звание камергера. Поддерживал близкие отношения с С. А. Соболевским, известным эпиграммистом и библиофилом, другом А. С. Пушкина. Был знаком и с самим поэтом, сотрудничал в журнале «Московский вестник».

Любознательный Иван Сергеевич, проводивший за границей большую часть своей жизни, на своих предприятиях применял все технические новшества, появлявшиеся в Европе. Получив свою долю наследства (по линии и отца и матери), он значительно увеличил свое состояние. Владея 6 стекольными и 1 хрустальным заводами, бумагопрядильной фабрикой, каменным домом в Москве, он увеличил земельные владения, завел еще 3 стекольных предприятия, купил каменный дом в Петербурге и 2 деревянных в Москве. Иван Сергеевич, как и его кузен Сергей Иванович, числился в купеческом сословии. Перед смертью все свои миллионные капиталы и имения бездетный Иван Сергеевич завещал одному из своих племянников — Юрию Сергеевичу Нечаеву-Мальцову.

Нечаев-Мальцов[править]

Юрий Степанович Нечаев-Мальцов[7]

Юрий Нечаев-Мальцов (1836—1913) получил хорошее образование: он окончил 1-ю московскую гимназию с серебряной медалью, учился на юридическом факультете университета. Служил в Архиве Министерства иностранных дел. В течение последующих 50 лет достиг высоких чинов, служа по ведомству МИД. Имел звания гофмейстера Двора Его Императорского величества, тайного советника.

В наследство от дяди он получил 12 предприятий, крупнейшее — в Гусь-Хрустальном. При Ю. С. Нечаеве производство укрупнялось, появлялись новые корпуса фабрик, в Гусе были построены каменная больница и училище для рабочих, а также великолепный храм. Во Владимире на часть средств, завещанных Иваном Сергеевичем, и по его воле было возведено мальцовское ремесленное училище (здание сохранилось). На строительство училища, его оснащение и на нужды учеников было истрачено 500 тыс. руб. Но самые большие пожертвования Нечаев-Мальцов сделал в Москве, когда в 1897 стал товарищем председателя Комитета по устройству Музея изящных искусств им. Александра III (ныне Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина). С весны 1898 он много времени проводил в Москве, занимаясь делами музея. В 1904, когда пожертвования частных лиц прекратились, касса Комитета опустела, Юрий Степанович стал единственным жертвователем музея. За 15 лет строительства он пожертвовал около двух с половиной миллионов рублей. «Один такой покровитель музея, — писал о нем в своем дневнике И. В. Цветаев, — стоит мне целого десятка московских купцов и бар, сношения с которыми подчас так тяжелы, утомительны и бесплодны».

Дела, связанные с музеем, Нечаев вел с размахом и основательно. Хотя ему было за шестьдесят, он сам возглавил геологическую разведывательную группу на Урал, чтобы отыскать месторождения мрамора для отделки здания музея, сам наладил промышленную добычу белого мрамора, который шел на облицовку фасада. Из Финляндии, Венгрии, Бельгии, Норвегии, Фессалии доставлялся цветной мрамор для отделки парадной лестницы, из Германии везли фризы из тирольского мрамора. Меценат оплачивал счета крупнейших строительных фирм Москвы и Петербурга, Варшавы и Рима. Ежегодно Нечаев выезжал за границу и по соглашению с Цветаевым покупал в Египте, Греции, Лондоне и Париже вещи для музея. Среди наиболее ценных даров: копия с фриза Парфенона, коллекция памятников египетского искусства, копии византийских мозаик и порталов средневековых западноевропейских церквей, собрание античной греческой скульптуры, многочисленные копии с памятников искусства, хранящихся в музеях Греции, Англии и Франции. За заслуги перед русской культурой (он также финансировал журнал «Художественные сокровища России») Ю. С. Нечаев-Мальцов был избран почетным членом Академии художеств (1902) и Московского археологического общества (1908). По завещанию бездетного Ю. С. Нечаева его состояние в 1914 перешло к его родственнику — графу П. Н. Игнатьеву. В 1918 предприятия были национализированы.

Автор: Н. А. Круглянская Мальцовы

См. также[править]

Ссылки[править]