Мефо-вексель

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Мефо-вексель (нем. Mefo-Wechsel) — векселя Металлургического научно-исследовательского общества (нем. Metallwirtschaftliche Forschimgsgesellschaft — Mefo), выпускаемые для финансирования оборонной промышленности Третьего рейха в 1934‒1938 гг. За счет эмиссии Мефо-векселей было профинансировано около 45 % всех военных расходов.[1]

Прототипами Мефо-векселя были Оффа-векселя, выпускаемые с середины 1932 года, и модель двухконтурного денежного обращения, принятая в СССР с началом индустриализации (1928).

Проблема и её причины[править]

В первой половине 1929 года комитетом экспертов о репарационных платежах Германии под председательством американского банкира Юнга и при участии в качестве второго американского делегата Моргана был принят «План Юнга». В сравнении с существовавшим ранее планом Дауэса план Юнга предоставлял Германии некоторые «послабления». Срок платежей был установлен в 59 лет, причем наивысшие ежегодные платежи не превышали 2 млрд марок.[2]

Для целей реализации плана Юнга в Базеле в 1930 году был образован Банк международных расчетов (БМР, впоследствии переименованный в существующий и поныне "Международный валютный фонд). Устав БМР подписали представители центральных банков Англии, Франции, Бельгии, Италии, Германии, трех частных банков США — «Д. П. Морган энд компани», «Фёрст нэшнл бэнк оф Нью-Йорк» и «Фёрст нэшнл бэнк оф Чикаго» — а также частные банки Японии. Первым президентом БМР стал банкир из клана Рокфеллеров Гейтс Макгарра.[3]

13 марта 1930 г. Гинденбург поставил свою подпись под планом Юнга, передав Рейхсбанк и экономику страны под управление БМР. По этому поводу Розенберг писал в «Беобахтер»: «Без всякой сентиментальности мы констатируем, что президент фон Гинденбург порвал с Германией и принял решение в пользу колонии Юнга. Поэтому пробуждающаяся Германия в свою очередь рассталась с ним». А Грегор Штрассер хладнокровно заявил в парламенте: «Мы потребуем перед государственным трибуналом грядущей Третьего Рейха голов тех, которые подписали план Юнга и связанные с ним законы, игнорируя при этом жизненные необходимости немецкого народа». Председатель Рейхсбанка Яльмар Шахт отказался подписать план Юнга и вышел в марте 1930 г. в отставку. Его сменил Ганс Лютер (с приходом Гитлера к власти председателем Рейхсбанка 17 марта 1933 г.[4] был вновь назначен Шахт).[2]

В условиях экспорта в Германию экономического кризиса, раздутого процентными спекулянтами США, 9 января 1932 года глава правительства Брюнинг заявил, что Германия больше не в состоянии платить по репарациям,[5] в связи с этим были введены жесткие дефляционные меры экономии и ограничен размер долгосрочных государственных инвестиций (за счет эмиссии Рейхсбанка) — не более 400 млн. RM, то есть развитие экономики Германии было запрещено. Здесь следует ещё учесть еще одно обстоятельство — в 1933 году на все товары, произведенные в Германии, был объявлен всемирный экономический бойкот.

К 1934 году Яльмаром Шахтом был разработан «Новый план», который должен был исправить кризисное положение в экономике и финансах страны. Был объявлен полный мораторий на все иностранные долги. Каждая внешнеторговая операция должна была быть одобрена государственными учреждениями (стопроцентный контроль внешней торговли), импорт продовольствия был урезан в пользу импорта сырья и оборудования для промышленности, вывоз капитала запрещен, дивиденды корпораций были ограничены. Уход от ограничений, наложенных законом на предельный государственный долг Рейхсбанка был обойден с помощью векселей «Мефо».[6]

Механизм обращения[править]

В мае 1933 года четыре большие известные немецкие компании с рейтингом ААА, а именно Siemens, Gutehoffnungshütte, Krupp и Rheinmetall учредили Металлургическое научно-исследовательское общество Metallurgische Forschungsgesellschaft mbH — Mefo с уставным капиталом в размере одного миллиона рейхсмарок . Компания была фиктивной и занималась только эмиссией и учетом векселей, её правление состояло из представителей министерства обороны и Рейхсбанка,[7] поручителем по векселям выступало государство.[4] Векселя не фигурировали ни в бюллетенях национального банка, ни в государственном бюджете, что позволяло сохранить в секрете масштабы перевооружения Германии.

Механизм обращения векселей Мефо.

Предприятия, производящие военную продукцию получали в качестве оплаты «векселя Мефо». Эти векселя с одной стороны использовались как средство платежа, а также как активы в капитале компаний и инвестиционный инструмент с годовой процентной ставкой 4 %. Векселя выпускались с погашением в шесть месяцев, но дата погашения могла быть неоднократно продлена.

Выпуск Мефо по сути явился наиболее дешевым кредитом, полученным государством на внутреннем рынке. Векселя, снабженные теперь двумя «первоклассными» подписями, могли — по крайней мере формально — рассматриваться как торговые векселя, акцептованные банком, и следовательно, могли приниматься или учитываться государственным банком.

Резервов Рейхсбанка для переучет всех векселей эмитированных MEFO GmbH было недостаточно, поэтому эксперимент с Мефо был рискованным и правительство стремилось к тому, чтобы расчеты за выпущенную продукцию осуществлялись в самом MEFO GmbH, а регресс к Рейхсбанку производился только в исключительных случаях (например, для выдачи наличными заработной платы).

Банки или промышленные фирмы, имевшие такие векселя, могли в любое время погасить их в государственном банке; для государственного же банка они служили основой для эмиссии кредитных билетов. Как правило, в вексельных портфелях банков не находилось даже и половины векселей, так как они благодаря своей надежности и легкости удовлетворения по ним, гарантированными самим государством, охотно покупались предпринимателями, видевшими в них средство краткосрочного помещения своих свободных капиталов.

Векселям Мефо предшествовали так называемые векселя трудоустройства, введенные с осени 1932 года президентом государственного банка Лютером для финансирования общественных работ государственного масштаба.[2]

Результаты[править]

За период 1932‒1937 гг. промышленное производство выросло на 102 %, национальный доход удвоился, безработица упала до 1 млн, что расценивалось многими как экономическое чудо.[8]


Военные расходы Германии с 1934 года до 31 августа 1939 года по всем трем видам вооруженных сил, в том числе и расходы, связанные с увеличением вооружений, составили 60 млрд марок. В этот же период общие бюджетные расходы Германии равнялись 101,5 млрд марок, то есть военные расходы составляли 59,1 % этой суммы.

Налоговые сборы дали в общей сложности 62,2 млрд марок. Их вполне хватало для финансирования гражданского сектора (41,5 млрд.), и, кроме того, оставалось еще 20 млрд марок на покрытие военных издержек. Еще одна треть военных расходов (20 млрд марок) покрывалась «прочими хозяйственными сборами», то есть за счет прибылей железных дорог, почтовых сборов, доходов государственного банка и т. д., а также за счет кредитов, выдаваемых в первые годы в виде краткосрочных, а позднее—долгосрочных долговых обязательств. Сборы для покрытия последних 20 млрд марок военных расходов представляли наибольшие трудности, именно здесь вначале были использованы «векселя Мефо».

За три бюджетных года (с 1934 по 1937 год) векселей Мефо было выдано на общую сумму 12 млрд марок:

  • в 1934 году — 2,14 млрд,
  • в 1935— 2,72 млрд,
  • в 1936 — 4,45 млрд и
  • в 1937 — 2,69 млрд марок.[9]

Законом от 10 февраля 1937 г.[10] Рейхстаг провозглашает полный суверенитет германского рейха над Рейхсбанком и немецкими железными дорогами Reichsbahn. Ограничения БМР устранены. С 1 апреля 1938 года выпуск Мефо был прекращен. Финансирование вооружений должно было с этих пор осуществляться за счет обычных поступлений (на текущие расходы) и за счет займов (на чрезвычайные военные расходы). Долг по векселям Мефо должен быть погашен в течение следующих 17 лет. Остатки по долгам векселей Мефо:[7]

  • в 1938 г. — 11,9 млрд. RM
  • в 1939 г. — 11,4 млрд. RM
  • в 1940 г. — 10,8 млрд. RM
  • в 1941 г. — 10,1 млрд. RM
  • в 1942 г. — 9,5 млрд. RM
  • в 1943 г. — 8,8 млрд. RM
  • в 1944 г. — 8,1 млрд. RM

Обвинения в мошенничестве[править]

Довольно часто Шахта упрекали в том, что выпуск Мефо являлся мошенничеством. Логика же Шахта была такова: если имеются неиспользованные заводы, оборудование и запасы, должен быть также неиспользованный капитал, залежавшийся в предпринимательских концернах. Изъять этот капитал посредством выпуска государственных займов не представлялось возможным. Вера людей в способность государства платить была подорвана прежними правительствами. Предстояло найти новый механизм, который бы обеспечил увеличение объема денежной массы, и этот механизм — Мефо. За четыре года, общее число Мефо-векселей выросло до 12 миллиардов марок, и 8 миллиардов из этой суммы смогли полностью поглотиться рынком без обмена в Рейхсбанке.

Впоследствии, уже после разгрома Третьего рейха, Высший административный суд Гамбурга отказался от формулировки, что «Мефо-векселя» являлись аферой и жульничеством: «… в связи с государственными мерами по созданию рабочих мест система Мефо-векселей была хорошо приспособлена для осуществления этой цели. Она образовывала реальную основу для преодоления экономической депрессии. Имперский банк действовал в соответствии с требованиями здравого смысла».[11]

Дальнейшее совершенствование механизмов оплаты[править]

В течение переходного этапа имперское кредитное управление выпускало так называемые «денежные переводы за поставку». Это означало, что фирмы, производящие вооружение, получали при выполнении государственных заказов вместо наличных денег денежные переводы сроком на 6 месяцев, в течение которых они могли «закладывать» их в государственном банке, то есть под залог этих переводов брать ссуды. В 1938 году таких денежных переводов было выдано на сумму 6,5 млрд марок. В 1939 году было открыто новое средство финансирования — так называемые налоговые квитанции. 40 % своих заказов государство оплачивало не наличными деньгами, а налоговыми квитанциями; в свою очередь подрядчики при расчете со своими поставщиками также на 40 % расплачивались этими квитанциями. Их было выдано на общую сумму 4,8 млрд марок. Государственный банк принимал их так же неохотно, как и денежные переводы за поставки. Оплата денежных переводов и уменьшение налоговых сборов, происшедшее в связи с тем, что часть налогов стала оплачиваться квитанциями, потребовали увеличения государственного кредита, который и без того почти целиком уходил на финансирование основной части вооружений. Благодаря ряду мероприятий рынок капиталов несколько упорядочился. К этим мероприятиям относятся, во-первых, консолидация, то есть сосредоточение невыплаченных коммунальных долгов путем выпуска долгового займа, и, во-вторых, введение закона о займодержателях, который, кроме обеспечения определенных дивидендов, разрешал помещение сумм с твердым процентом. В связи с этим значительно расширился долгосрочный кредит.[9]

Современное использование опыта Мефо[править]

В настоящее время функциональным клоном векселей Мефо является система расчетов между национальными банками Еврозоны и планирования постоянной инфляции TARGET2.[12] [13]

Механизм обращения еврообязательств TARGET2.

См. также[править]

Ссылки[править]

  1. Mefo-Wechsel(нем.)
  2. а б в Конрад Гейден. История германского фашизма
  3. Хайэм Чарльз. Торговля с врагом.
  4. а б Уильям Ширер. Взлет и падение третьего рейха (Том 1) Москва. Воениздат, 1991.
  5. ru: Брюнинг, Генрих
  6. Цели экономической политики Гитлера(нем.)
  7. а б de: Mefo-Wechsel
  8. Германская корпоративная экономика
  9. а б Итоги второй мировой войны. Сборник статей. Иностранная литература. Москва, 1957. Министр финансов в отставке Лутц граф Шверин фон Крозиг. Как финансировалась вторая мировая война.
  10. de: Gesetz_zur_Neuregelung_der_Verhältnisse_der_Reichsbank_und_der_Deutschen_Reichsbahn
  11. Шахт Я. Главный финансист Третьего рейха. Признания старого лиса. 1923‒1948/Пер. с нем. Л. А. Игоревского. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2011.- С. 315.
  12. http://tandemvipera.blogspot.ru/2012_07_01_archive.html
  13. en: TARGET2