Лев Захарович Мехлис

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Мехлис, Лев Захарович»)
Перейти к: навигация, поиск
Лев Захарович Мехлис
Mehlis.jpg
Род деятельности: государственный и военно-политический деятель
Дата рождения: 13 января 1889
Место рождения: Одесса
Дата смерти: 13 февраля 1953
Место смерти: Москва
Супруга: Елизавета Абрамовна Млынарчик
Дети: Леонид
Этническая принадлежность: еврей
УДК 92

Лев Захарович Ме́хлис (1 (13) января 1889, Одесса — 13 февраля 1953, Москва) — советский государственный и политический деятель. Армейский комиссар 1-го ранга, генерал-полковник (1944). На протяжении трёх десятилетий был в разных ролях рядом с И. В. Сталиным. Главный виновник гибели маршала В. К. Блюхера. Согласно исследованию Н. Ю. Кулешовой, проявлял определённую заботу о (рядовых) красноармейцах. Противник чрезмерной украинизации.

Во время Великой Отечественной войны невысоко оценивал восполнение потерь советских войск представителями закавказских народов и требовал пополнение из славян.[1]

Биография[править]

Родился в еврейской семье.

Накануне 1905 года вступил в отряд рабочей еврейской «самообороны», действовавший в районе Молдаванки против «погромщиков»-черносотенцев.

В 1907 году вступил в Еврейскую социал-демократическую партию «Поалей Цион» и работал в её одесской организации «до отъезда в армию в 1914 г.».

С началом Первой мировой войны оказался на Юго-Западном фронте, в составе 11-й армии, но в боях вряд ли участвовал, больше ведая содержанием конского состава.

Демобилизовавшись в январе 1918 года, подался в Одессу, где ему сразу нашлось место в секретариате «Румчерода» — ЦИК советов солдатских, матросских, рабочих и крестьянских депутатов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесского военного округа.

После оккупации 14 марта родного города германскими и австрийскими войсками, отступая, попал в Ейск, где участвовал в установлении советской власти и вступил в РКП(б).

В 1919 году был командирован в Полтавскую группу войск и назначен политкомиссаром 3-го боевого участка и 46-й стрелковой дивизии, сменив на этой должности ушедшего на повышение И. И. Минца, будущего академика-историка.

В начале декабря 1920 года был делегирован на 2-й Всероссийский съезд партработников Красной армии и флота. Одновременно был избран делегатом VIII Всероссийского съезда советов. Из Москвы уже не возвратился, будучи откомандирован в распоряжение ЦК РКП(б). Сначала стал начальником канцелярии СНК РСФСР, а уже через десять месяцев трудился в наркомате Рабоче-крестьянской инспекции, во главе которого стоял И. В. Сталин. Ещё через полгода был назначен помощником генерального секретаря ЦК РКП(б).

В 1926 году был направлен на учёбу на курсы при Коммунистической академии, а затем в Институт красной профессуры (ИКП).

В мае 1930 года вошёл в состав редакции газеты «Правда», а в 1931 году занял пост главного редактора.

В 1935 году получил от бюро президиума Коммунистической академии учёную степень доктора экономических наук (без защиты диссертации).

На XVII съезде ВКП(б) был избран кандидатом в члены ЦК ВКП(б), а в октябре 1937 года решением пленума ЦК вместе с В. К. Блюхером, Н. А. Булганиным и ещё несколькими руководителями был переведён в члены Центрального Комитета.

На короткое время (с сентября 1937 года), оставаясь в «Правде», занял пост заведующего отделом печати и издательств ЦК ВКП(б). Но в январе 1938 года был назначен начальником Политического управления (ПУ) РККА и заместителем наркома обороны СССР. А 13 марта того же года вошёл в состав вновь образованного Главного военного совета РККА — узкой коллегии всего из девяти человек вместе с И. В. Сталиным, К. Е. Ворошиловым и несколькими заместителями наркома.

Летом 1938 года был по решению Политбюро ЦК ВКП(б) командирован на Дальний Восток в связи с обострением обстановки в районе озера Хасан.

Осенью 1940 года был назначен наркомом государственного контроля СССР и десять месяцев был главным контролёром страны. Одновременно был назначен заместителем председателя Совнаркома СССР.

К началу Великой Отечественной войны уже имел военно-политическое звание армейского комиссара 1-го ранга. 21 июня 1941 года постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) был назначен начальником Главного управления политической пропаганды (ГУПП) РККА (с сохранением за ним должности наркома госконтроля). А 10 июля постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) был назначен также заместителем наркома обороны СССР.

За первые полгода Великой Отечественной войны в качестве представителя Ставки Верховного Главнокомандования побывал: на Западном фронте (июнь — июль 1941), на Центральном (август), на Северо-Западном (сентябрь — октябрь), на Резервном и Западном фронтах (октябрь), в 30-й армии Западного фронта (ноябрь — декабрь), на Волховском фронте (декабрь 1941 — январь 1942).

В начале 1942 года был направлен на Крымский фронт, куда прибыл с шапкозакидательскими настроениями, став одним из виновников (если не сказать «одной из причин») катастрофы под Керчью. До вечера 19 мая находился на Керченском плацдарме и переправился с последними частями 51-й армии, войдя, таким образом, в число тех около 140 тыс. человек, которых всё же удалось эвакуировать на Таманский полуостров. Был снят с постов заместителя наркома обороны и начальника Главного политического управления Красной Армии и снижен в воинском звании до корпусного комиссара, то есть на две ступени.

26 июня 1942 года постановлением ГКО был назначен членом военного совета Северо-Западного фронта, но отбыть к новому месту службы не успел, поскольку 3 июля в связи с ширившимся наступлением немецко-фашистских войск и новым решением ГКО — о приведении в боевую готовность нескольких резервных армий — получил назначение на должность члена военного совета 6-й армии. После этого до конца войны сменил немало фронтов, а именно восемь, последовательно: Воронежский (сентябрь — октябрь 1942); Волховский (октябрь 1942 — апрель 1943); Степной, вначале военный округ, затем — фронт (апрель — июль 1943); Брянский (июль — сентябрь 1943); 2-й Прибалтийский (октябрь — декабрь 1943); Западный (декабрь 1943 — апрель 1944); 2-й Белорусский (апрель — июль 1944), 4-й Украинский (июль 1944 — июль 1945).

С упразднением в конце 1942 года военно-политических званий получил звание генерал-лейтенанта.

Членом военного совета Брянского фронта летом 1943 года участвовал в Курской битве, за что был удостоен первого для него за годы войны ордена Красного Знамени. Со 2-м Белорусским фронтом участвовал в операции «Багратион» и был награждён полководческим орденом Кутузова 1 степени. До 1944 года оставался заместителем председателя Совнаркома СССР, был членом оргбюро ЦК ВКП(б). В июле того же года был произведён в генерал-полковники.

Великую Отечественную войну завершил на гребне успехов своего 4-го Украинского фронта, освободителем чешских городов Моравска-Остравы и Праги. Вместе с командующим генералом армии А. И. Ерёменко удостоился звания почётного гражданина Моравска-Остравы. После расформирования 4-го Украинского фронта в июле 1945 года стал членом военного совета образованного на его основе Прикарпатского военного округа.

В 1946 году был избран депутатом Верховного Совета СССР и на первой же сессии утверждён министром государственного контроля СССР.

В декабре 1949 года перенёс тяжёлый инсульт и в октябре 1950 года был освобождён от обязанностей министра по состоянию здоровья (по другим сведениям, на здоровье никогда не жаловался[2]).

Умер 13 февраля 1953 года, примерно за три недели до кончины И. В. Сталина. Похоронен в некрополе у Кремлёвской стены. Сталин на похоронах Мехлиса не присутствовал.

Семья[править]

В 1919 году Мехлис женился на Елизавете Абрамовне Млынарчик. 10 октября 1922 года у них родился сын Леонид.[3]

Цитаты[править]

Лев Мехлис произносит текст какой-то присяги. Рядом с ним К. Е. Ворошилов
  • «Кадры газетной цензуры засорены политически ненадёжными людьми» (октябрь 1937)[4]
  • «Ни в одной союзной и автономной республике русская печать не находится в таком захудалом состоянии, как на Украине. <…> Там буржуазные националисты по сути дела ликвидировали русские газеты, несмотря на то, что русского населения на Украине немало. Да и украинское население охотно читает русские газеты. В Киеве выходит 11 республиканских и областных газет. Основные газеты… выходят на украинском языке. Кроме того, в Киеве издаются газеты на немецком, польском, еврейском, болгарском языках. Нет только ни одной газеты на русском языке, если не считать русского издания армейской газеты „Червона армия“. Спрашивается: неужели Украина нуждается больше в немецкой газете, чем в русской? Действительно ли польский и болгарский языки распространены на Украине больше, чем русский… Ни в одной из 12 областей УССР, кроме Донбасса, не выходит ни одна областная газета на русском языке» (30 октября 1937)[5]
  • «Авиация меньше всего очищена от вражеских сил» (21 марта 1938)
  • «Особенности работы вредителей в Красной Армии сказались в том, что здесь орудовало много различных, обособленных шпионских групп. Они действовали по принципу — „врозь идти, вместе бить“… Всех их объединяло одно — ненависть к нашей большевистской партии, к рабочему классу и к делу социализма» (апрель 1938)
  • «Порой трудно отличить, когда перед тобой выступает командующий или человек в маске» (27 июля 1938)
  • «Уволил двести пятнадцать политработников, значительная часть из них арестована. Но очистка политаппарата, в особенности низовых звеньев, мною далеко не закончена. Думаю, что уехать из Хабаровска, не разобравшись хотя бы вчерне с комсоставом, нельзя…» (28 июля 1938)
  • «Врагов и изменников будем уничтожать как бешеных собак» (14 марта 1939)
  • «Если вторая империалистическая война обернётся своим острием против первого в мире социалистического государства, то нужно перенести военные действия на территорию противника, выполнить свои интернациональные обязанности и умножить число советских республик» (марта 1939)[6]
  • «Комиссары и политработники — глаза и уши партии в Красной Армии» (1939)[7]
  • «…Чтобы уничтожить опасность капиталистической интервенции, есть одно средство — уничтожить капиталистическое окружение. Лишь тогда мы сможем сказать, что знамя Мировой Коммуны восторжествовало во всем мире!» (апрель 1939)[8]
  • «Германия делает в общем полезное дело, расшатывая Британскую империю. Разрушение её поведёт к общему краху империализма…» (10 ноября 1939)[9]
  • «Если говорить сегодня о главной опасности в вопросах военной доктрины, то главной нашей опасностью является недооценка трудностей манёвренной войны. Проявляется также и недооценка трудностей прорыва укреплённой полосы» (13 мая 1940)[10]
  • «Армию, безусловно, необходимо воспитывать, чтобы она была уверена в своих силах. Армии надо прививать дух уверенности в свою мощь[sic]. Но это как небо от земли отличается от хвастовства о непобедимости Красной Армии» (май 1940)
  • «Здоров. Сил хватит на всю войну. Работаю много, от зари до зари» (1 октября 1941)
  • «Бои идут на окраинах Керчи, с севера город обходится противником. Напрягаем последние усилия, чтобы задержать его к западу от Булганак. Части стихийно отходят. Эвакуация техники и людей будет незначительной. Командный пункт переходит в Еникале. Мы опозорили страну и должны быть прокляты. Будем биться до последнего. Авиация врага решила исход боя» (14 мая 1942)
  • «Самая серьёзная часть военного искусства — уметь отводить войска. Вся гениальность Кутузова в этом»

Отзывы и воспоминания современников[править]

В РГВА сохранилась записка И. В. Сталина А. И. Рыкову и В. М. Молотову от 17 июля 1925 года:

Прошу Вас обоих устроить Мехлиса в Мухолатку или другой благоустроенный санаторий, не обращайте внимания на протесты Мехлиса, он меня не слушает, он должен послушать Вас, жду ответа.

Одна из сокурсниц Мехлиса по Институту красной профессуры, А. А. Залкинд, уже в 1950-х годах вспоминала:

Никогда никто из нас не забудет, как много сделал Лев Захарович для разоблачения искусно замаскировавшихся агентов главарей антипартийных группировок, засланных в ИКП. Недаром эти вражеские агенты жгуче ненавидели Мехлиса.

Е. Ярославский обратился 16 октября 1939 года к А. А. Андрееву и А. А. Жданову с письмом, в котором были такие строки:

…прошу: 1. Разрешить Центральному совету Союза безбожников созвать в конце октября пленум Совета для обсуждения вопроса об улучшении антирелигиозной пропаганды. 2. Разрешить Союзу безбожников издание газеты «Безбожник» 1 раз в пятидневку с тиражом до 250 тыс. (т. Мехлис — за издание такой газеты).[11]

Наиболее подробные свидетельства о Мехлисе накануне и в годы Великой Отечественной войны оставил адмирал Н. Г. Кузнецов:

…Меня тоже стал атаковать Мехлис, человек удивительной энергии, способный работать днями и ночами, но мало разбиравшийся в военном деле и не признававший никакой уставной организации. Мехлиса я тогда знал мало, но твердо попросил его: без моего ведома приказов флоту не отдавать.

…И вот мы в штабе [Крымского] фронта. Там царила неразбериха. Командующий Крымским фронтом Д. Т. Козлов уже находился «в кармане» у Мехлиса, который вмешивался буквально во все оперативные дела. Начальник штаба П. П. Вечный не знал, чьи приказы выполнять — командующего или Мехлиса. Маршал С. М. Буденный [как главком Северо-Кавказского направления] тоже ничего не смог сделать. Мехлис не желал ему подчиняться, ссылаясь на то, что получает указания прямо из Ставки.

…Мехлис во время боя носился на «газике» под огнем, пытаясь остановить отходящие войска, но все было напрасно. В такой момент решающее значение имеют не личная храбрость отдельного начальника, а заранее отработанная военная организация, твердый порядок и дисциплина.

Когда Мехлис попытался переложить ответственность за неудачи Крымского фронта на генерала Козлова, И. В. Сталин в ответной телеграмме отчитал его:

Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта. Эта позиция очень удобна, но она насквозь гнилая. На Крымском фронте вы — не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающей[sic] за все успехи и неуспехи фронта и обязанный исправлять на месте ошибки командования…

Адмирал И. С. Исаков рассказывал К. Симонову:

Я видел Мехлиса, когда нам было приказано эвакуировать то, что еще можно было эвакуировать с Керченского полуострова. Он делал вид, что ищет смерти. У него был не то разбит, не то легко ранен лоб, но повязки не было, там была кровавая царапина с кровоподтеками; он был небрит несколько дней… Вид был отчаянный. Машина у него тоже была какая-то имевшая совершенно отчаянный вид, и ездил он вдвоем с шофером, без всякой охраны. Несмотря на трагичность положения, было что-то в этом показное, — человек показывает, что он ищет смерти.

В сентябре 1943 года в войсках Брянского фронта работал корреспондент «Красной звезды» майор В. Коротеев, решившийся на письмо в адрес секретарей ЦК партии Г. М. Маленкова и А. С. Щербакова, полностью посвящённое отношению в войсках фронта к Мехлису:

Его боятся, не любят, более того, ненавидят. Происхождение этой неприязни вызвано, видимо, крутыми расправами т. Мехлиса с командирами на юге, на Воронежском и Волховском фронтах, известия о которых распространились по-видимому в армии и о которых здесь, на Брянском фронте, тоже знают.

К. А. Мерецков писал о своём члене военного совета:

От Сталина он никогда ничего не скрывал. Сталин это знал и поэтому доверял ему. В результате, если Мехлис о чем-нибудь писал Верховному Главнокомандующему, ответные меры принимались весьма быстро.

Киновоплощения[править]

Историография[править]

Журналист М. Брукмайер в своей книге «Stalin, the Russians, and Their War 1941—1945» «переименовал» Льва Мехлиса в Лазаря.[16]

Интересные факты[править]

  • Историк Ю. В. Рубцов писал в 1998 году о том, что вместо того, чтобы посылать Мехлиса на Крымский фронт, «куда целесообразнее было бы назначение сюда кого-то из способных военачальников». Рубцову фактически возразил задним числом сам И. В. Сталин (!) в полной публикации в «Красной звезде» телеграммы по поводу «гнилой позиции» Мехлиса, процитированной выше Рубцовым лишь по А. М. Василевскому:

Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но Вы не можете не знать, что у нас нет в резерве Гинденбургов.

Примечания[править]

  1. Дмитриев Т. «Не возьму никого, кроме русских, украинцев и белорусов»: национальное военное строительство в СССР 1920‒1930-х гг. и его испытание «огнем и мечом» в годы Великой Отечественной войны // АПН, 28.08.2013
  2. Мехлис Л. З. // Проект Против Пыток
  3. Рубцов Ю. В. Мехлис. Тень вождя. — М.: Вече, 2011. — С. 45‒46. ISBN 5-9533-5781-4
  4. Цит. по: Голубев А. В. «Добро пожаловать или посторонним вход воспрещен»: к вопросу о закрытости межвоенного советского общества // Отечественная история. — 2004. — № 4. — С. 46.
  5. Цит. по: Большая цензура: Писатели и журналисты в Стране Советов. 1917‒1956 / Под общ. ред. акад. А. Н. Яковлева; Сост. Л. В. Максименков. — М.: МФД: Материк, 2005. — С. 481, 482. ISBN 5-85646-145-2
  6. Цит. по: Семиряга М. И. Советский Союз и предвоенный политический кризис // Вопросы истории. — 1990. — № 9. — С. 61.
  7. Цит. по: Кокошин А. А. Исторические корни блицкрига // Вопросы истории. — 2014. — № 5. — С. 11.
  8. Цит. по: Кулешова Н. Ю. Военно-доктринальные установки сталинского руководства и репрессии в Красной армии конца 1930-х годов // Отечественная история. — 2001. — № 2. — С. 69.
  9. Цит. по: Случ С. З. Советско-германские отношения в сентябре‒декабре 1939 года и вопрос о вступлении СССР во Вторую мировую войну // Отечественная история. — 2000. — № 5. — С. 12.
  10. Цит. по: Минц И. И. «Стратегия сокрушения»: стратегическая и военно-техническая концепции будущей войны в структуре советской военной доктрины 1930-х — начала 1940-х годов // Российская история. — 2010. — № 3. — С. 7.
  11. Цит. по: Курляндский И. А. 1937 год: власть не от Бога // Вопросы истории. — 2009. — № 10. — С. 32.
  12. Война — актеры и съемочная группа // КиноПоиск
  13. Сериал Война на западном направлении (1990) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  14. Фильм Повесть непогашенной луны (1990) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  15. Фильм Генерал (1992) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  16. Отечественная история. — 2006. — № 6. — С. 183.

Ссылки[править]

Литература и документы[править]

  • Рубцов Ю. В. Лев Захарович Мехлис // Вопросы истории. — 1998. — № 10. — С. 69‒93.
  • Рубцов Ю. В. Л. 3. Мехлис — представитель Ставки ВГК в Крыму в 1942 г. Новые документы // Новая и новейшая история. — 2000. — № 3. — С. 68‒79.
  • Рубцов Ю. В. Ревизия Мингосконтроля СССР 1948 года в Азербайджане: реванш правящей элиты // Отечественная история. — 2002. — № 2. — С. 158‒161.
  • Кулешова Н. Ю. Красная армия в конце 1930-х годов: проблема боеспособности с точки зрения истории повседневности // Отечественная история. — 2003. — № 4. — С. 60‒83.
  • Картунова А. И. 1938-й. Последний год жизни и деятельности маршала В. К. Блюхера // Новая и новейшая история. — 2004. — № 1. — С. 164‒183.
  • «Гнездо троцкистско-бухаринских шпионов» в редакции «Известий» / Вст. ст. и публ. Э. А. Галумова // Вопросы истории. — 2010. — № 5. — С. 3‒8.