Оккупация Крыма в годы Великой Отечественной войны

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Хроника событий[править]

Органы управления[править]

1 сентября 1941 формально образован генеральный округ «Крым» (Generalbezirk Krim) включавший в себя, территории Крыма, Херсонской и Запорожской областей. Управление округом планировалось осуществлять из города Симферополь. Площадь округа - 22900 км². Охват населения - 661981 чел. Данный округ планировался быть в составе рейхскомиссариата «Украина» (Reichskomissariat Ukraine). Высшим органом гражданской оккупационной администрации в генеральном округе «Крым» являлся генеральный комиссариат под руководством А.Фрауэнфельда. Управление полуостровом осуществлялось непосредственно из Берлина. Власть номинально осуществлялась гражданской администрацией, представленной органами Министерства по делам оккупированных восточных областей. Реально, военными оккупационными инстанциями и аппаратом полиции и СС.

Справочно: Рейхскомиссариат «Украина» состоял, кроме Крыма из генеральных округов «Волыния-Подолия», «Житомир», «Киев», «Николаев» и «Днепропетровск». Возлавлял рейхскомиссариат Э. Кох. Резиденция - город Ровно.[1]

Генеральный округ "Крым" был поделен на 14 округов (Gebiete), в каждом из которых планировалось создать окружной комиссариат во главе с окружным комиссаром. Центрами округов были назначены следующие населенные пункты: Цурюпинск, Каховка, Геническ, Акимовка, Мелитополь, Джанкой, Евпатория, Курман-Кемельчи, Ички, Симферополь, Судак, Керчь, Ялта и Севастополь. Эти новые административные единицы объединяли по 2-3 прежних советских района. В наиболее важных городах генерального округа планировалось создать городские комиссариаты (Stadtkomissariat), руководители которых пользовались бы правами окружных комиссаров, к которым относились 4 населенных пункта: Мелитополь, Симферополь, Керчь и Севастополь.

Девять округов Крыма не перешли под юрисдикцию генерального комиссариата. Центр генерального округа перенесен в Мелитополь, а административная единица получила название генеральный округ «Таврия» (Generalbezirk Taurien).

Реальная власть на Крымском полуострове принадлежала Командующему войсками Вермахта в Крыму (Befehlshaber Krim), который подчинялся командующему группой армий «А» (с апреля 1944 – группа армий «Южная Украина»). Должность вводилась на оккупированных территориях, где высший начальник Вермахта должен выполнять охранную службу и выполнять административные функции. С декабря 1941 по май 1942 на этом посту находился командующий 337-й пехотной дивизией генерал-лейтенант К. Шпанг. В тот период времени должность называлась несколько по-другому – Командующий войсками Вермахта на полуострове Крым (Befehlshaber der landengen der Halbinsel Krim). В силу целого ряда причин, его административная власть являлась в тех условиях, скорее, временной и распространялась только на те районы Крыма, где боевые действия уже не велись. Кроме того, в функции входило обеспечение тыла стоявшей под Севастополем и Феодосией 11-й немецкой армии, у которой имелись свои административные службы. С мая по июль 1942 в Крыму развернулись интенсивные бои. В связи с тем, что теперь весь полуостров стал тылом немецких войск, вся полнота военно-административной власти на его территории перешла к соответствующим органам штаба 11-й армией генерал-фельдмаршала Э. фон Манштейна. Должность Шпанга была упразднена[2].

Оккупационные части, находившиеся в подчинении командующего войсками Вермахта в Крыму, состояли из частей и соединения союзников Германии - Румынии и Словакии. Части и соединения Вермахта и его союзников несли гарнизонную службу, обеспечивали охрану побережья, а также участвовали в операциях против партизан.

Перед началом ВОВ каждой немецкой группе армий приданы абверкоманды и их спецшколы, которые являлись органами разведки и контрразведки на всем протяжении Восточного фронта.

После оккупации полуострова были созданы стационарные организации военной разведки, отвечавшие за проведение разведывательных, диверсионных и контрразведывательных операций в генеральном округе «Таврия». В Николаеве располагалась местная резидентура «Украина-Юг», которая подчинялась главной резидентуре «Украина». Особую роль в системе силовых структур на оккупированных советских территориях выполняли все формы армейской службы порядка. Полевая жандармерия осуществляла функции полиции порядка в войсках и в зоне ответственности военной администрации. Ее задачи:

  • борьба с партизанами в районе дислокации;
  • регулировка движения войск на марше;
  • установка контрольно-пропускных пунктов, проверка документов, конвоирование военнопленных;
  • охрана портов и аэродромов;
  • приведение в исполнение приговоров военно-полевых судов.

Кроме того, полевая жандармерия руководила созданием на захваченных территориях местных органов власти, проводила поиск дезертиров, собирала беженцев и военнопленных, охраняла военные трофеи от разграбления и контролировала сдачу местным населением оружия. Жандармерией организованы контрразведывательные мероприятия по охране штабов. Велось наблюдение за военной корреспонденцией, контроль за почтовой, телеграфной и телефонной связью гражданского населения жандармерия оказывала содействие в охране почтовых сообщений, осуществляла розыск оставшихся на оккупированной территории военнослужащих армий противника, проводила дознания и надзор за подозрительными лицами в зоне военных действий.

Результатом деятельности германских« юридических структур» на территории Южной Украины и Крыма стало уничтожение более 91 тыс. мирных жителей. Немецкий оккупационный режим на территории СССР вообще, и Крыма в частности, имел много особенностей. Одной из них было то, что значительную роль в его военном обеспечении играли коллаборационистские или добровольческие формирования, созданные различными ветвями германских вооруженных сил и формами оккупационной администрации. Ими были, так называемые восточные части, фактически, русские формирования, но без выраженного национального характера, казачьи формирования, украинские формирования, также полк специального назначения «Бергманн», а также азербайджанские, грузинские, туркестанские, армянский, северокавказский пехотные батальоны, а также целый ряд других более мелких хозяйственных, строительных и вспомогательных частей, к которым относились крымско-татарские батальоны, так называемой вспомогательной полиции порядка (Schutzmannschaft der Ordnungspolizei /«Schuma»).

В армейских частях, расквартированных на территории полуострова, несли службу многочисленные «добровольные помощники» («хиви»). Они делали это как в индивидуальном порядке, так и небольшими частями (например, летом 1942 в 11-й армии их было 47 тыс. человек). Части Абвера, тайной полевой полиции и полевой жандармерии, также привлекали в свои ряды местное население. Местные добровольцы служили в частях охранной полиции и жандармерии - или небольшими подразделениями, или в индивидуальном порядке (на 25 ноября 1942 их численность в генеральном округе «Таврия» составляла соответственно 676 и 6468 человек).

Коллаборационистские формирования несли охрану общественного порядка по всей территории Крыма, находясь в распоряжении всех ветвей оккупационной администрации.

В начале 1942 года в Крыму служба СД сформировала восемь татарских рот самообороны, общей численностью до 3000 человек. Эти роты вели эффективную контрпартизанскую деятельность на территории Крыма. Крымско-татарские роты и батальоны самообороны «Schuma», а также другие части охранной полиции и жандармерии находились в подчинении начальника оперативной группы СД Отто Олендорфа и начальника полиции генерального округа «Таврия» были распределены между местными отделениями полиции безопасности.

Украинцы массово вступали в полицию и к концу 1942 в рядах «Schuma» служило уже более 70 тысяч украинцев. Кроме того, украинцы служили в некоторых казачьих дивизиях: в кавалерийских и артиллерийских частях. Силы украинской самообороны (УНС) достигли численности 180 тысяч человек. В мае 1944 года, когда Красная Армия освободила Украину, изрядно поредевшая УНС была переименована в «Украинский Легион», который в ноябре 1944 года расформировали. Оставшиеся части «Schuma» вошли в состав 30-й дивизии СС.

В марта 1942 две тысячи татар из деревни Коккозы собрались для молебна в честь германских воинов. «Великому Гитлеру - освободителю всех народов и религий! Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром. О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души, от всего нашего существа, верьте нам! Мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!.. Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!» - писала о молебне в Коккозах газета «Азат Крым» («Освобожденный Крым»), издававшаяся в оккупированном Симферополе[3].

Условия жизни местного населения во время оккупации[править]

Феодосия[править]

Жителей полуострова отправляли на работу в Германию, сажали в лагеря.

Издан приказ о регистрации людей еврейской национальности и об уничтожении крымчаков, о выселении караимов.

Продукты вывозились в Германию. В первые дни городская управа Феодосии издала приказ всем жителям города сдать все продукты (муку до последнего килограмма, картофель до последнего клубня). За невыполнение приказа - расстрел. Начался голод. Цены на рынке достигли максимума. Сотни феодосийцев скитались по деревням в поисках хлеба.

Для местного населения была разработана система штрафных работ, введены налоги: подоходный, на благоустройство города, на публичные дома, на содержание полиции. Разработана система штрафов. Забирали жильё, занимали дома для расквартирования немецких войск, разбирая дома на дзоты.

На стенах домов и заборах расклеены приказами и распоряжениями оккупационных властей, в которых объявлялось: "За появление на улице после комендантского часа - расстрел, за неявку на работу, за отказ от работы, за сопротивление мероприятиям оккупационных властей, за сочувствие и помощь партизанам, за хождение по ул. Ленина, Кирова, Интернационала - расстрел". На магазинах появились вывески "Только для немцев".

Через Гайка Майдеросова стал известен приказ фашистов: "24 декабря 1942 всех учащихся отправить на работу в Германию".

Ежедневно тысячи жителей отправлялись оккупационными войсками на строительство укреплений, устраивались облавы с целью вербовки на работу в Германию.

Разорено здание картинной галереи Айвазовского, размещена конюшня. В краеведческом музее разместили казармы, оставленная часть при эвакуации экспонаты расхищены. В Германию вывезены 23 ящика ценных экспонатов, разграблены и увезены картины Богаевского (умер в оккупации в Феодосии 17 февраля 1943), Латри и Фесслера (ученик И.К. Айвазовского). Разрушен городской театр, техникумы и школы (12), библиотеки, клубные здания. Набережная города опоясана колючей проволокой.

Возле городской управы на улице Карла Либкнехта на перекрёстке улиц Галерейной и Свердлова, возле почты, на Сенной площади и в других местах города для устрашения населения установлены виселицы, на которых подолгу висели трупы людей.

Зверствам и мучениям подвергались советские военнопленные, содержавшиеся в Феодосийских лагерях. Военнопленных истязали, подвергали пыткам, умирали от голода и холода и непосильной работы. У военнопленного Петра Золотарёва вырезали на спине полосу кожи и пятиконечную звезду, а потом расстреляли. Комендант лагеря лично убивал каждый день по несколько человек. Убийства производились тупыми предметами в голову.

Оккупационная валюта[править]

Досуг оккупационных войск[править]

Пропаганда[править]

Периодические издания[править]

Народное образование[править]

Оккупационные концлагеря[править]

На территории Крыма в годы немецкой оккупации размещалось 116 концлагерей и мест принудительного задержания разных по численности. Один из крупнейших являлся концлагерь "Красный"[4].

Лагеря смерти... Совхоз "Красный"

Концлагерь «Красный»[править]

Лагерь смертников, кто в него попадал, живыми редко кто выходил. Располагался в 3 км от Семферополя. Первично поселение носило название Сарчи-Кият, ныне Мирное. В начале 20‑х годов XX века стало именоваться «Хозяйство № 1». Завезено новое американское оборудование для выращивания кур. Построили птичники, коровники, дома для персонала. В 1925 хозяйство стало именоваться "Красным". Совхоз принадлежал НКВД и на то время являлся самым прогрессивным в Советском Союзе. Когда Симферополь был оккупирован немцами птичники (бараки) бывшего совхоза огороженные колючей проволокой были превращены в концлагерь. Бараки были разделены на блоки. Установили в них нары. В блоке размещалось по 150 человек. В лагерь, со слов директора местного музея истории Марина Кобус, попадали не только военнослужащие, но и мирные жители (вне зависимости от возраста и пола), в ходе облав, комендантского часа, на рынках, на улицах, возле дома, даже на огородах. В ходе облав проявляли себя татары из добровольческих батальонов, их в Симферополе было два. Местное население их особенно боялось. В целом с приходом немцев в Крым мусульманский комитет создал на полуострове десять татарских батальонов, которые своей жестокостью превзошли фашистов[5].

Обслуживающий персонал лагеря: 152-й добровольческий батальон СД.

Основная задача лагеря - обеспечение немецких госпиталей кровью пленных советских солдат и местных жителей[6]. На территории концлагеря размещались два временных крематория, которые представляли собой стеллажи из камней, рельсов и досок. Нижний слой шпалы, потом люди, доски, керосин. До десяти рядов. Многих сжигал заживо. Использовались автодушегубки, надышавшихся угарным газом от работающих двигателей в полуобморочном состоянии живых людей клали на кострища и сжигали. В одном крематории было сожжено минимум 2,5 тыс., во втором – около 1,7 тыс. На месте захоронений временных крематориев нет человеческих костей, только их пепел.

Обнаружено более 20 одиночных и малых коллективных захоронений и 9 колодцев с телами пленных солдат, три из которых до сих пор не перезахоронены. Всего уничтожено (сожжено, погребено заживо, убито, умерло от голода) - 15 тыс. человек, как в Бухенвальде - 56 тыс. человек за восемь лет существования концлагеря.

Эксгумация трупов пленных лагеря

Верховный суд СССР в 1972 проведен судебный процесс над палачами лагеря.

Строительство объектов[править]

Оккупационной властью построены взлетно-посадочные полосы (ВПП) с твердым покрытием на действующих аэродромах, не имевшие в то время аналогов в СССР:

  • 65 км с-з Симферополя. Аэродром "Саки" (Нитка)[7], введенном в строй в конце 1930-х гг., немцами достроены две бетонные взлетно-посадочные полосы (ВПП) длиной 1400 м и в 1000 м. Взлетные и рулежные полосы построены из железобетонных шестигранных плит длиной 1,3 м. Аэродром захвачен частями Красной армии в июне 1944 с неповрежденными ВПП.
  • 13 км сев. Симферополя построили бетонную ВПП на аэродроме "Сарабуз" (с 1948 — Гвардейское). ВПП и дома построенные немцами для личного состава используется в настоящее время[8].

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. Немецкий оккупационный режим на территории Крыма. Система управления
  2. Романько О.В. Немецкая оккупационная политика на территории Крыма и национальный вопрос (1941-1944): Монография. - Симферополь: Антиква, 2009.
  3. Исламские радикалы Крыма добились уничтожения краеведческого исследования о Великой Отечественной войне
  4. Документальный фильм "Нацистcкие лагеря смерти в Крыму".
  5. Черным по «Красному»
  6. Концлагерь «Красный»: крымская «фабрика смерти http://komtv.org/30564-konclager-krasnyj/
  7. Крым. Аэродром Саки
  8. Широкорад А. Б., "Непотопляемый авианосец" Крым. 1945—2014, — М.: Вече, 2014. — с. 5 (Военные тайны XX века). ISBN 978-5-4444-2235-9

Литература[править]

  • Широкорад А. Б., "Непотопляемый авианосец" Крым. 1945—2014, — М.: Вече, 2014. — с. 384 (Военные тайны XX века). ISBN 978-5-4444-2235-9.