Октава (строфа)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Октава
Отношения с другими понятиями:
Теория:
Строфика

Октава — строфа из 8 стихов с рифмовкой abababcc, например:

Обол — Харону: сразу дань плачу
Врагам моим. — В отваге безрассудной
Писать роман октавами хочу.
От стройности, от музыки их чудной
Я без ума; поэму заключу
В стесненные границы меры трудной.
Попробуем, — хоть вольный наш язык
К тройным цепям октавы не привык.

Д. С. Мережковский. Старинные октавы

Октава развилась из популярной у итальянских поэтов XIII в. «сицилианы». «Сицилийское» восьмистишие со схемой рифмовки abababab было генетически связано с народными песнями. Октава с её «книжным» характером постепенно вытеснила сицилиану. Обе разновидности восьмистишных строф предполагали использование наиболее распространенной формы итальянской силлабики — одиннадцатисложника. В русской силлабо-тонической традиции он передается 5-стопным ямбом. Поэтому русские октавы — ямбические. А сицилиана, в силу того что в русской поэзии исключительно мало её образцов, столь прочной связи с ямбом не получила.

 Май жестокий с белыми ночами!
    Вечный стук в ворота: выходи!
    Голубая дымка за плечами,
    Неизвестность, гибель впереди!
    Женщины с безумными очами,
    С вечно смятой розой на груди!
    Пробудись! Пронзи меня мечами,
    От страстей моих освободи!

(Александр Александрович Блок)

Развилась в итальянской поэзии 14 веке, стала традиционной строфой стихотворного эпоса итальянского и испанского Возрождения («Неистовый Роланд» Л. Ариосто, «Освобожденный Иерусалим» Т. Тассо, «Лузиады» Л. ди Камоэнса). В остальных литературах октава долго применялась лишь в переводах и подражаниях.

В русскую поэзию октава проникла в начале XIX в., когда отечественные стихотворцы познакомились с оригинальными сочинениями Гете и Байрона, начали их переводить или им подражать. Гете написал октавами ряд стихотворений, а также «Посвящение», с которого начинается текст «Фауста». Байрон использовал форму октавы в лиро-эпических поэмах «Дон Жуан» и «Беппо». Вслед за Жуковским октаву применил А. С. Пушкин в поэме «Домик в Коломне», ставшей образцом для произведений «Сон статского советника Попова» А. К. Толстого, «Две липки» А. А. Фета и др. В русском стихосложении октавы пишутся 5-стопным или 6-стопным ямбом; мужские и женские рифмы обычно чередуются (правило альтернанса) (http://dic.academic.ru/dic.nsf/bse/115967/%D0%9E%D0%BA%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%B0).

Вполне вероятно, с октавой генетически связана и так называемая «лермонтовская» строфа (с рифмовкой aBaBaCCddEE), которая использована в поэмах «Сашка» и «Сказка для детей». Место шестой строки октавы (B) занимает четверостишие с парной рифмовкой (CCdd) — и октава превращается в одиннадцатистишие:

Стихов я не читаю – но люблю
    Марать шутя бумаги лист летучий;
    Свой стих за хвост отважно я ловлю;
    Я без ума от тройственных созвучий
    И влажных рифм – как, например, на ю.
    Вот почему пишу я эту сказку.
    Ее волшебно темную завязку
    Не стану я подробно объяснять,
    Чтоб кой–каких допросов избежать;
    Зато конец не будет без морали,
    Чтобы ее хоть дети прочитали.

    (Сказка для детей)

(http://tezaurus.oc3.ru/docs/4/articles/3/1/5/)


См.Строфика, Сонет