Османская империя:Абдул-Азиз (1861—76) и Мурад V (1876)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Абдул-Азиз (1861—76) и Мурад V (1876)[править]

Абдул-Азиз был лицемерный, сладострастный и кровожадный тиран, скорее напоминавший султанов XVII и XVIII вв., чем своего брата; но он понимал невозможность при данных условиях остановиться на пути реформ и в опубликованном им при вступлении на престол гатти-шерифе торжественно обещал продолжать политику предшественников. Действительно, он освободил из тюрем политических преступников, заключённых в предыдущее царствование, и сохранил министров своего брата. Более того, он заявил, что отказывается от гарема и будет довольствоваться одной женой. Обещания не были исполнены: через несколько дней вследствие дворцовой интриги был свергнут великий визирь Мехмед Кыбрыслы паша, и заменён Аали пашой, который в свою очередь был свергнут через несколько месяцев и потом вновь занял тот же пост в 1867 г.

Вообще, великие визири и другие чиновники сменялись с чрезвычайной быстротой вследствие интриг гарема, который очень скоро был вновь заведён. Некоторые меры в духе танзимата были все-таки приняты. Самая важная из них — опубликование (далеко, впрочем, не точно соответствующее действительности) османского государственного бюджета (1864). Во время министерства Аали паши (1867—1871), одного из самых умных и ловких османских дипломатов XIX в., была произведена частичная секуляризация вакуфов, даровано европейцам право владеть недвижимой собственностью в пределах Османской империи (1867), реорганизован государственный совет (1868), издан новый закон о народном образовании, введена формально метрическая система мер и весов, не привившаяся, однако, в жизни (1869). В это же министерство организована цензура (1867), создание которой было вызвано количественным ростом периодической и непериодической печати в Константинополе и в других городах, на османском и иностранных языках.

Цензура при Аали паше отличалась крайней мелочностью и суровостью; она не только запрещала писать о том, что казалось неудобным османскому правительству, но прямо предписывала печатать восхваления мудрости султана и правительства; вообще, она делала всю печать более или менее официозной. Общий характер её остался тот же и после Аали-паши, и только при Мидхаде-паше в 1876—77 г. она была несколько мягче.

Война в Черногории[править]

В 1862 г. Черногория, добиваясь полной независимости от Османской империи, поддерживая повстанцев Герцеговины и расчитывая на поддержку России, начала с империей войну. Россия её не поддержала, и так как значительный перевес сил был на стороне османцев, то последние довольно быстро одержали решительную победу: войска Омера-паши проникли до самой столицы, но не взяли её, так как черногорцы стали просить мира, на который Османская империя должна была согласиться под давлением европейских держав. Черногория ничего не потеряла, но зато турки отплатили герцеговинцам за их восстание и за Черногорскую войну.

Восстание на Крите[править]

В 1866 г. началось восстание греков на Крите. Восстание это вызвало горячие симпатии в Греции, которая начала спешно готовиться к войне. На помощь Османской империи явились европейские державы, которые решительно запретили Греции заступаться за критян. На Крит было послано сорокатысячное войско. Несмотря на чрезвычайное мужество критян, которые вели партизанскую войну в горах своего острова, они не могли долго держаться, и после трёх лет борьбы восстание было усмирено; повстанцы были наказаны казнями и конфискациями имуществ.

После смерти Аали-паши великие визири стали опять сменяться с чрезвычайной быстротой. Помимо гаремных интриг, для этого была ещё одна причина: при дворе султана боролись две партии — английская и русская, действовавшие по указаниям послов Англии и России. Русским послом в Константинополе в 1864—77 г. был граф Игнатьев, который имел несомненные сношения с недовольными в империи, обещая им русское заступничество. Вместе с тем он имел большое влияние на султана, убеждая его в дружбе России и обещая ему содействие в задуманном султаном изменении порядка престолонаследия не к старшему в роде, как было раньше, а от отца к сыну, так как султану очень хотелось передать престол своему сыну Юсуфу Изедину.

Государственный переворот[править]

В 1875 г. вспыхнуло восстание в Герцеговине, Боснии и Болгарии, нанёсшее решительный удар османским финансам. Было объявлено, что отныне Османская империя по своим заграничным долгам уплачивает деньгами только одну половину процентов другую же половину — купонами, подлежащими оплате не ранее, как через 5 лет. Необходимость более серьёзных реформ сознавалась многими высшими чиновниками империи и во главе их Мидхадом-пашой; однако при капризном и деспотическом Абдул-Азизе проведение их было совершенно невозможно. Ввиду этого великий визирь Мехмед Рушди паша устроил заговор с министрами Мидхадом-пашой, Хуссейн Авни пашой и др. и шейх-уль-исламом для низвержения султана. Шейх-уль-ислам дал такую фетву: «Если повелитель правоверных доказывает своё безумие, если он не имеет политических знаний, необходимых для управления государством, если он делает личные издержки, которых государство не может вынести, если его пребывание на троне грозит гибельными последствиями, то нужно ли его низложить или нет? Закон гласит: да».

В ночь на 30 мая 1876 г. Хуссейн Авни паша, приставив револьвер к груди Мурада, наследника престола (сына Абдул-Меджида), заставил его принять корону. В то же время отряд пехоты проник во дворец Абдул-Азиза, и ему было объявлено, что он перестал царствовать. На престол вступил Мурад V. Через несколько дней было оповещено, что Абдул-Азиз вскрыл себе ножницами вены и умер. Мурад V, и раньше не совсем нормальный, под влиянием убийства дяди, последовавшего за тем убийства нескольких министров в доме Мидхада-паши черкесом Хассан-беем, мстившим за султана, и других событий окончательно сошёл с ума и стал точно так же неудобен для своих прогрессивных министров. В августе 1876 г. он также был низложен при помощи фетвы муфтия и на престол возведён его брат Абдул Хамид.