Партизанская война

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Партизаны»)
Перейти к: навигация, поиск

Партиза́нская война́война, ведомая скрывающимися среди местного населения вооружёнными формированиями, избегающими открытых и крупных столкновений с противником.

Элементы партизанской войны[править]

В тактике партизанских действий можно выделить следующие аспекты:

Желательно (но не обязательно) чтобы партизанам в их борьбе оказывалась помощь со стороны какого-либо государства, организации и т. д. Характер помощи может быть различных — финансовая, помощь снаряжением (оружием прежде всего), помощь информационная (инструкции, руководства и инструкторы).

Теория партизанской войны[править]

Мао Цзэдун назвал партизанскую войну самым эффективным средством сопротивления властям (диктаторским, колониальным или оккупационным) и выдвинул основную идею партизанской войны: «Враг наступает — мы отступаем, враг остановился — мы тревожим, враг отступает — мы преследуем». Партизанская война подразумевает наличие партизанской базы и партизанского района. Латиноамериканские партизаны дополнили теорию партизанской войны тактикой изоляции региона в результате транспортных диверсий и разгромом противника, лишённом возможности получения помощи извне.

История[править]

Само понятие возникло в XVIII веке, и обозначало первоначально, согласно ЭСБЭ, «самостоятельные действия отдельных от армии лёгких отрядов, направляемые преимущественно в тыл и на фланги противника». Такие отряды, главным образом кавалерийские, которым ставилась задача нарушать коммуникации, носили французское название partie, откуда и слово «партизан», а от него в свою очередь — «партизанская война». Любопытно, что в XIX веке в русском языке говорили «партия», а не «партизанский отряд» — последнее выглядело тавтологией.

Однако, уже во время Наполеоновских войн «партизанами» стали называть также иррегулярные отряды из гражданских лиц, ведущие партизанскую войну. Тогда же родилось и испанское обозначение для партизанской войны — «герилья» (исп. guerrilla, «малая война»).

Партизанская война имеет давнюю историю. Первыми в истории её практиковали скифы в войне против персов в VI в. до н. э. В Новое Время партизанская война показала свою эффективность в борьбе с французскими войсками в Испании 18081814 и в России (Отечественная война 1812 года). Методы партизанской войны широко использовались всеми сторонами во время Гражданской войны в России; из партизанских командиров той эпохи наиболее прославился Нестор Махно. Партизанские методы широко практиковались также во время Второй мировой войны, особенно на оккупированных территориях СССР, где партизанское движение организовывалось и снабжалось из Москвы, а также в Польше, Югославии, Греции, Франции, на последнем этапе войны - в Италии. В послевоенные годы широкое партизанское движение развернулось в западных районах СССР (см. Украинская повстанческая армия, Лесные братья). Во второй половине XX века методы партизанской войны активно использовались радикальными движениями в странах Третьего мира, в том числе:

В России партизанские методы использовали чеченские террористы в Первой и Второй чеченских войнах. В широком смысле, партизанский характер носили всякие повстанческие движения и войны иррегулярных отрядов (например племенных) с регулярными армиями.

Правовой аспект[править]

Участники партизанского движения изначально не соответствуют требованиям, предъявляемым к воюющим Гаагской конвенцией «О законах и обычаях сухопутной войны» 1907 года, так как, участвуя в боевых действиях, маскируются под гражданское население (не имеют ни формы, ни знаков различия, оружие носят скрыто) и вынуждают оккупационные власти применять жёсткие меры ко всему населению. В соответствии с Гаагской конвенцией, партизаны, при попадании в плен, правами военнопленных не пользуются, а так же предаются суду.

Партизаны обрели статус законных комбатантов только при принятии IV Гаагской конвенции, в которой были обозначены 4 условия, при которых ополченец будет считаться комбатантом, а не уголовным преступником, и на него будут распространяться точно такие же привилегии как на солдат регулярной армии.

Во-первых, имеют во главе лицо, ответственное за своих подчинённых

Партизан, чтобы обладать статусом комбатанта должен принадлежать к какому-то военным образом организованному отряду, во главе которого стоит ответственное лицо. Подчинение начальнику в отряде — это важный признак правомерности действий партизанского отряда. От типа организации зависит должны ли они рассматриваться как военнопленные и пользоваться соответствующими привилегиями. Ответственность командиров партизанских отрядов может заключаться в ответственности перед законом и подсудности военным судам. Одним словом, если партизан хочет пользоваться привилегиями комбатанта — он должен действовать как составляющая часть отряда, который действует от имени государства, а не является органом интересов составляющих его лиц.

Смысловая нагрузка данного пункта заключается в моральном и юридическом праве лица на ведение боевых действий против комбатантов противника. Подконтрольность ополченца командованию, связанному с правительством переводит комбатанта из сферы применения уголовного права (за использование оружия, убийство и т. д.) в сферу гуманитарного права, то есть перекладывает эту ответственность на государство, представителем которого он является. А также наличие командира гарантирует, что подчинённый ему отряд будет действовать в рамках законов и обычаев войны.

Во-вторых, имеют определённый и явственно видимый издали отличительный знак

«Гуманитарное право обязывает государство вести боевые действия только против комбатантов, а для этого необходимо, чтобы партизаны отличались от мирного населения. Надевая форму или отличительный знак, партизан отказывается от привилегий мирного населения и становится комбатантом. Во-первых, это даёт ему право принимать участие в военных действиях, во-вторых, позволяет воюющим соблюдать нормы гуманитарного права, отличая партизан от мирного населения».

Следует также отметить, что партизан нельзя ставить в худшее положение, чем солдат регулярной армии, следовательно — не может быть и речи о расширительном толковании «явственно видимого» отличительного знака; а также, определённый отличительный знак не должен препятствовать маскировке партизан, поскольку в современных условиях тщательная маскировка войск является одним из важнейших принципов ведения войны.

«Требование в отношении отличительного знака и открытого ношения оружия в ряде случаев ставило бы партизан в явно худшие условия по отношению с регулярными войсками, так как сам характер партизанских действий требует скрытности и самой тщательной маскировки. И если выполнение указанных требований в отдельных партизанских операциях оказалось бы невозможным, то это объяснялось бы тактикой партизанских операций, а отнюдь не тактикой партизанской войны. Следовательно, такое невыполнение не лишало бы партизанское движение его законного характера, а самих партизан — признанного конвенциями международно-правового статуса»

В-третьих, открыто носить оружие

Многим кажется, что знака достаточно, чтобы рассматривать его как комбатанта. А лицо, открыто носящее оружие, но не имеющее отличительных знаков не обязательно относится к партизанскому движению. Также следует учитывать, что партизаны используют такие же методы боевых действий, что и строевые части, и поэтому могут прибегать к хитростям и маскировке. В последствии, этот пункт был уточнён в Дополнительном Протоколе I к Женевским конвенциям 1978 года.

В-четвёртых, соблюдать нормы и обычаи войны

Этот пункт является исключительно важным. Это не признак, а скорее важное условие, выполняя которое, партизан получает право называться комбатантом. Оно направлено на гуманизацию военных действий и в своих действиях партизан обязан соблюдать законы и обычаи войны. Данное условие является бесспорным и наиболее важным из всех перечисленных. Направленное на гуманизацию вооружённых конфликтов требование соблюдения партизанами законов и обычаев войны имеет целью пресечение попыток превращения войны в вакханалию. В то же время требование это нисколько не связано со спецификой партизанской борьбы. Оно обязательно и для других комбатантов, в том числе и лиц, входящих в состав регулярных вооружённых сил. Отсюда вытекает, что нарушение законов и обычаев войны, совершаемые отдельными партизанами, влекут за собой соответствующие правовые последствия лишь в отношении нарушителя. Но эти нарушения нисколько не отражаются на правовом статусе партизанского отряда в целом.

Нужно упомянуть, что за несоблюдение законов ответственность несёт не весь отряд, а лицо, нарушившее закон.

Представители государств, чьи народы в недалёком прошлом участвовали в таких (партизанских) конфликтах, утверждали, что в существующих условиях единственный шанс на успех движения сопротивления, компенсирующий до некоторой степени техническое превосходство противника, состоял в несоблюдении некоторых жёстких правил (прежде всего — второго и третьего) закрепленных в Гаагском положении 1907 года и третей Женевской конвенции 1949 года.

Более чёткое определение статуса партизан было дано в Первом Дополнительном протоколе к Женевским конвенциям 1978 года.

Второе и третье из традиционных условий подлежали соблюдению лицами, желающими, чтобы с ними обращались как с комбатантами, а, следовательно, — как с военнопленными в случае захвата. Условия стали гораздо более гибкими. Вместо требования иметь определённый отличительный знак, говорилось «что комбатанты обязаны отличать себя от гражданского населения в то время, когда они участвуют в нападении или в военной операции, являющейся подготовкой к нападению» (Первый Дополнительный протокол к Женевским конвенциям 1978 года ст.44(3)).

Что касается обязанности носить оружие, то было признано, что «бывают такие ситуации, когда вследствие характера военных действий вооружённый комбатант не может отличать себя от гражданского населения, он сохраняет свой статус комбатанта при условии, что в таких ситуациях он открыто носит своё оружие:

  1. во время каждого военного столкновения; и
  2. в то время, когда он находится на виду у противника в ходе развертывания в боевые порядки, предшествующего началу нападения, в котором он должен принять участие» (Первый Дополнительный протокол к Женевским конвенциям 1978 года п.3 ст.44)

Чтобы избежать этих трудностей, была принята другая важная статья, предусматривающая, что в случае сомнений статус военнопленного, а, следовательно, и комбатанта, предполагается. (Первый Дополнительный протокол к Женевским конвенциям 1978 года ст.45 (1,2)) На партизан полностью распространяется положения Женевских конвенций об обращении с военнопленными, а так же больными и раненными.

Наряду со стремлением мирового сообщества защитить партизан и участников национально освободительных движений необходимо упомянуть о некоторых проблемах, которые могут возникнуть в связи с наделением партизанов статусом комбатантов.

Во-первых, необходимо помнить, что статус комбатанта — это не только привилегия. Статус комбатанта подразумевает под собой, что лицо, обладающее им, является непосредственным объектом военных действий, то есть к нему может быть применено насилие во время боевых действий, вплоть до физического уничтожения. А так как бесспорным остаётся тот факт, что всё-таки партизаны визуально более похожи на гражданское население, нежели на бойцов регулярной армии, то таким образом может возникнуть путаница, жертвой которой может стать наименее защищённые лица в вооружённом конфликте — гражданское население.

Во-вторых, по мнению многих юристов, так же существует проблема в том, партизаны не соблюдают нормы международного права. R. Bindschendler, рассуждая на эту тему, пишет: «если одна из самых развитых в промышленном отношении стран имеющих самое современное вооружение, втягивается в войну со слаборазвитым государством, то последнее, не имея первоклассного вооружения, прибегает к партизанской войне. Для того, чтобы компенсировать материальную слабость в ходе войны, партизаны отказываются от правовых норм, ограничивающих воюющих. Другая сторона, не оставаясь равнодушная к этим шагам, предпринимает такие же действия что приводит к эскалации нарушений норм гуманитарного права.»

«Необходимо подчеркнуть, что правомерность партизанских движений тесно связана с правомерным, справедливым характером войны того государства, на стороне которого действуют партизаны. Совершенно иная международно-правовая оценка должна быть дана действиям всякого рода иррегулярных отрядов, к которым может прибегнуть агрессор, именуя их „партизанами“…в действительности это является не партизанским движением, а одним из видов интервенции, грубым нарушением общепринятых норм современного международного права.»

Литература[править]

  • Александр Тарасов. Теория партизанской войны Председателя Мао. // Бумбараш-2017, 1998, № 4.
  • Арцибасов И. Н., Егоров С. А. Вооружённый конфликт: право, политика, дипломатия. Москва 1992 «Международные отношения» стр.113,114,110
  • Кожевников. Международное право. Москва 1981 «Международные отношения» стр.417
  • Нахлик Стнаислав Е. Краткий очерк гуманитарного права. Международный Комитет Красного Креста 1993 стр.23, 25
  • Колесник С. «Защита прав человека в условиях вооружённых конфликтов» 2005
  • Первый дополнительный протокол к женевским конвенциям 1978 года
  • IV Гаагская конвенция

См. также[править]