Рус (латынь)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Рус (лат.) – селение, деревня. Примеры античного использования корня «рус» появились задолго до средневековых значений этого корня.

Версии о "руси" латинского языка[править]

Латинский язык отчасти мог суммировать в Римской империи представления о «русских» и «руссах» за многие тысячелетия, хотя протославянские языки – вероятно – несколько превосходят латинский по древности хотя бы в рамках индоевропейства. Помня о кельтском «rus» (озеро, водоем, глубина – аналог русскому «русло»)[Источник?], справедливы поиски созвучия в ластинском языке. Но там русло - alveus [i, m]; fossa [ae, f]; так что русло для истоков русских – вероятнее всего – в латинском отпадает. А жаль, если помнить о «русалках» и «русалиях». Русский ряд в латинском представлен так:

  • русский Rossicus [a, um]; Russicus [a, um];
  • русское издание editio rossica;
  • русское описание descriptio rossica;
  • русский перевод versio rossica;
  • по-русски rossice;
  • русские Russi; Rutheni;
  • русый flavus [a, um]; rutilus [a, um]; относительное созвучие + русские как Rutheni (эти связи руссов с русыми-светлыми прослеживаются во многих древних языках, на что обращали внимание О.Н.Трубачев и другие линвисты);
  • Российский Rossicus [a, um]; Rossiacus [a, um]; Russicus [a, um]; Russus [a, um];Россия Russia [ae, f];

Но это не собственно русские — Russi; Rutheni. А далее для римлян еще до нашей эры…

  • деревенский rusticus, a, um; rusticanus, a, um; agrestis, e; paganus («погань» для элиты – она и есть деревенщина, хотя pag – бог языческой общины, а те общины как нередко в нынешней Индии каждая имели собственных богов), a, um; педалирование корня rustic;
  • деревенщина rus, ruris, n; rusticus, i, m; rusticanus, i, m; вот это по отношению к русским очень устойчивое определение;
  • деревня rus, ruris, n; vicus, i, m (vicos exurere; per pagos vicosque); pagus, i, m; (pagus – деревня с мольбищем, античный аналог вероятно не только средневековым русским погостам; на месте языческих мольбищ обычно вставали храмы и мечети новых вер тотального характера) http://linguaeterna.com/ru/lexicon/5-1.html
  • селение pagus [i, m]; vicus [i, m]; первое очень созвучно русским средневековым погостам
  • село pagus [i, m]; vicus [i, m]; первое вновь очень созвучно русским погостам, а вики отошли Западу и Скандинавии.
  • сельский rusticus [a, um]; agrestis [e]; agrarius [a, um]; paganus [a, um]; bucolicus [a, um]; silvestris [e]; foraneus [a, um];
  • сельское хозяйство res rustica;
  • сельский житель ruricola [ae, m];
  • сельское население pagus [i, m];

http://linguaeterna.com/ru/lexicon/17-1.html.

При этом "деревня" (рус) явно не связывалась с "деревом" (дерево (лат.)arbor, oris, f; stirps, rpis, f (stirpes et herbae); stipes, itis, m (consternunt terram concusso stipite frondes); styrax, acis, m; trabs, trabis, f; lignum, i, n;)

Таким образом, имперские римляне устойчиво связывали корень rus с сельской (и более деревенской) жизнью. Русый для них — rutilus [a, um]; а ранние русы – вероятно, еще до нашей эры, — фигурировали как Rutheni, что допускает вероятность многотысячелетней связи названия этноса с внешним обликом его носителей. Если это допущение верно, то в догородскую эпоху почти все русые европеоиды так или иначе попадали в число Russi; Rutheni, rusticus, paganus.

Вероятнее всего, и для российского неомасонства недавних веков все это из латыни было азбучной истиной. Недаром А.С.Пушкин использовал в одной из глав «Евгения Онегина» эпиграф из Горация: «О, rus !» Кто-то сразу вспоминал Русь, а кто-то – просто родную деревню с ее «пагаными местами» — следами языческих мольбищ.

Можно поискать в доностратике и ностратике корни с использование «сл-в-». Общеизвестна в славяноведении и линия: сколоты (самоназвание скифов) – скловени (обычное название славян у византийцев) – сакалибы (славяне у арабов) – словени (славяне). Версий здесь бездна, славяне как сколоты неизбежно оказываются полиэтносом. Отсюда тюркские, финно-угорские, северо-семитские и иные возможности трактовки скифской ономастики.

В частности, очень полюбилась римлянам связь «рабов» (servus) и «славян» (сербов).

  • раб servus [i, m]; famulus [i, m]; familiaris [is, m]; mancipium [ii, n]; verna [ae, m]; mediast īnus [i, m], mediastr īnus [i, m]; Сервий Туллий – один из ранних римских царей около 26 веков назад
  • раболепие humilitas [atis, f]; adulatio [onis, f]; vernalitas [atis, f]; obsequium [ii, n]; servilitas [atis, f];
  • раболепный vernilis [e] (blanditiae); vernalis [e]; humilis [e]; servilis [e];
  • рабский servilis [e]; ancillaris [e]; vernalis [e]; obnoxius [a, um];
  • рабство servitium [ii, n]; servitus [utis, m]; famulatus [us, m]; (долговое) nexus [us, m];

http://linguaeterna.com/ru/lexicon/16.html; http://linguaeterna.com/ru/.

Понятно, что это затем перешло в западные языки, развивавшие мировоззренческие представления имперского Рима. Славяне – примерно означает – «сервы» и «склавы» (для византийцев тоже нередко рабы). Правда, сами жители многочисленных в поздней античности «русов» и «пагусов» об этом далеко не всегда догадывались. И когда они наряду с другими народами стали громить империю, то больше подчеркивали свое единство в «слове» и «славе». Однако с веками о своих реальных истоках им упорно мировой официоз рекомендовал забыть. И с помощью современных тотальных религий это обрезание многотысячелетней памяти словено-русов в целом достигнуто. Только на пользу ли самим словено-русам, да и их соседям ?!

Начала отечественных "русов" и "пагусов"[править]

Если «русы» (как и "пагусы") - селения, деревни, то их стоит выявлять и на самой Руси.

История отечественного строительства включает десятки тысячелетий. 25 – 30 тысяч лет назад в Костенках под Воронежем и в соседних селениях наши пращуры-земляки строили всевозможные дома. Чаще полуземлянки. Типа небольших юрт, площадью в нескоько метров. Иногда возникали и целые полуземлянки-бараки. Площадью 38 на 8 метров, семь напольных очагов для обогрева. В дело шли кости мамонтов и шкуры, сверху использовалась присыпека землей. Высота строений не превышала двух метров. Перекрытие изнутри поддерживалось столбами из нетолстых бревен. Каменными топорами крупные деревья обрабатывать сравнительно долго.

Вероятнее всего, жилища назывались хором-хорон. У греков много позже ойкос-экос. С ним связана хаза-хата, от которой пошел и германский «хаус». Египтяне называли владение, где доминирует крупное здание, номом. Это название перешло на имения, в которых правили номархи. Номы были наименьшими местными центрами и в Скифии (будущей России). Есть версии о взаимосвязях нома-дома. Но нередко дом ведут от «дыма» (домашнего очага), который являлся и в средневековой Руси единицей налогообложения. Пустой дом мало кому был нужен. Крупные культовые дома именовались «иероны» или «храмы». И за тысячи лет появилось множество типов строений, каждый из которых у разных народов имел свои названия. Вал, ограда, печь, плита, стена, крыша, кровля, горница, сени… Первые избы (не полуземлянки) появляются на наших землях до 8 – 12 тысяч лет назад. Иногда избы составляли целые свайные поселения, например, у истоков Ловати на озерах. По мере овладения металлами и совершенствования орудий труда наземные строения получают все большее развитие. Избы из небольших бревен фиксируются в регионе истоков Волги около 6 тысяч лет назад. Они не имели двухскатных крыш, от осадков спасали пологие накаты и настилы, иногда промазанные глиной и прикрытые дерном. Селения тогда здесь состояли обычно из нескольких домов. Люди на одном месте долгие годы не задерживались, искали более щедрых угодий. Приходилось уметь строить удобные времянки.

По убеждениям северных мудрецов, Северная страна (Скифия) раньше других смирила испепеляющую жару холодами, а скифские горы (Рипы, Рыбы, ныне частью Валдайские) быстрее освободились от воды. Вывод ясен: «Тем раньше начала она производить живые существа». Скифы заметили, что обильное течение их рек переполняет Меотиду (Азовское море), затем наполняет Понтийское(Черное) и Египетское (Средиземное) моря.. Египет не спасали и не спасают от напора северных рек плотины и каналы. Но царские плотины и иловые наносы Нила и образовали Египет, во многом созданный строительной мощью северян. «Такими доказательствами скифы одержали верх над египтянами и всегда казались народом более древнего происхождения» (Вестник древней истории: ВДИ. 1949. № 1. С.249).

Орудия труда, жилища и языки на землях Скифии развивались сотни тысяч лет. Элементы письменности — если начинать с орнаментов -десятки тысячелетий. Поэтому какие-то доли истины в античных спорах северян и южан есть. Библия определяет исходной зоной человечества Араратские горы, Кавказ. За них, вероятно, ушел Каин и построил в земле Норд (Нод: наоборот: Дон) первый город планеты — Енох (Еног, Гелон у Геродота?). Город Гелон около 25 веков назад имел площаль до 40 км 2 , сотни домов, храмы и скульптуры из дерева. Следы этого города археологи ищут под Полтавой и в других местах, уже в России. Каин –пращур летописного Кия и нарцев-строителей, якобы строивших с другими народами Вавилонскую башню. И построивших Новгород у Ильменя еще до хождений Андрея Первозванного (так утверждают летописи). По легендам о скифских князьях Словене и Русе, Словенск – будущий Новгород – вместе с Русой построены у Мойско (Ильменя) около 2395 г. до н.э. От потомков Каина пошли «живущие в шатрах со стадами», играющие на гуслях и свирели, кузнецы всяких орудий из меди и железа. Если частью верить этим библейским намекам, то северяне задавали тон в скотоводстве, изготовлении музыкальных инструментов, в кузнечном деле тысячи лет. Загоны, мастерские, кузницы – все дело для строителей.

Из сынов судохода Ноя (ноу-нави – вести судно, отсюда навигация) – он противостоял наследникам Каина, уничтоженным потопом - первым назывался Иафет (Иапет, отец Прометея), у которого сыновьями были Гомер (киммериец Приазовья ), Магог (Гог, владыка севера; позже «князь Роша : Рос»), Мадай ( Мадий, такое имя имел выдающийся скифский царь-полководец VII в. до н. э .)... И все они оставили следы в истории строительства. Сказитель Гомер хотя бы подробностями о различных строениях в своих поэмах.

Город Троя (Илион) создавался при участии индоевропейцев, выходцев из Скифии. Александр (Парис), по словам Геродота

Aquote1.png «… Дом прекрасный воздвиг себе сам при пособьи

Лучших строителей-зодчих троянской страны плодородной. Был на акрополе выстроен он, со двором, с почивальней, С залом мужским (для пиров, застолий и т.п.:П.З.)…» (Илиада.У1.314-317).

Aquote2.png

Щит скифского белокурого и голубоглазого царя Ахилла, выкованный самим Гефестом, отразил жизнь городов и селений именно Скифии. Земли были общими, нередко возникали споры о границах участков – межах. Все стремились к равным долям, но имущественные расслоения и в строениях уже давали о себе знать. На юге России в городах небогатые дома с хозяйственными дворами не превышали по площади 60 – 80 кв. метров, а у богатых хозяев одна жилплощадь была в десяток раз большей. И этой 23 –25 веков назад.

"Русы" и "пагусы" Европейской России[править]

Но нельзя сказать, что жизнь северян была бедная. Так на территории будущей Москвы с X - VI вв. до н.э. складывалось несколько десятков селений знаменитой дьяковской культуры, развивающейся на землях от Волхова до низовий Оки. Здесь прослеживается археологические слои вплоть до летописного времени. Одни считают дьяковцев предками славян, другие - финно-угров, третьи проводят иные версии. Но в любом случае - это пращуры-земляки будущих россиян, конкретно именно москвичей и жителей округи. И аграрный характер дьяковский поселений очевиден. Мотыги, серпы, гарпуны, сети, стрелы. Селения дьяковцев обычно включали несколько крупных домов северного типа, хозяйственные постройки. Они чаще являлись “городищами” - укреплениями на береговых холмах, окруженных валами и рвами. В начале нашей эры появляются и открытые поселения - “селища”. Наряду с избами жилищами продолжают служить прямоугольные (иногда круглые) полуземлянки. Песты-терочники, костяные стрелы, элементы орнаментов, характер ряда жилищ и другие черты сближают дьяковцев с населением древнейших Костенок у Дона и подобных селений, существовавших 20 – 30 тысяч лет назад. Своих умерших дьяковцы сжигали, что тысячи лет характерно для индоевропейцев, включая и славян. Немало аналогов этим культурам в округе будущего Санкт-Петербурга, ряда других городов России.

Скотоводство, мотыжное земледелие, охота, рыболовство и собирательство уже не менее четырех тысяч лет оказывались и основными занятиями жителей на территории будущего Нечерноземья. Активно развивалось керамическое ремесло. Орудия труда и украшения со временем делались из бронзы и железа. Подобные селения и занятия жителей можно было встретить от Балтики до Тихого океана и от Белого моря до Черного. Число таких досредневековых российских сел и деревень можно определить в несколько тысяч. Нередко многие селения на века запускались (даже зарастали лесом), но со временем вновь возрождались. Так складывались сравнительно устойчивые системы аграрного расселения, оптимально использующие на уровне своего времени природные ресурсы. Но крупных населенных пунктов с числом жителей более 500 человек (реальных сел) тогда было очень мало, а под «селами» того времени подразумеваются все сельские населенные пункты.

Уже около тысячи лет назад по этому принципу по сути складывались и селения вокруг Новгорода Великого, в знаменитых новгородских погостах и пятинах. Погосты (античные «пагусы: паги», отсюда «ареапаг») - как места общих собраний и советов старейшин, сбора дани, торговых рядков, княжеского суда, языческих и позже христианских храмов - формируются на Руси в раннее средневековье, наследуют традиции административно-территориальных делений античности, хотя бы периода 30 – 25 веков назад. Как и в ведущих странах древнего мира на южных землях будущей России (тогда - Скифии) существовали “номы” (округа), где нередко действовали и свои устные “номос” («умы», законы). Центрами “номов” (развивавшихся по «уму») оказывались сравнительно небольшие крепости, “города” (на их местах ныне археологи исследуют “городища”). С ними связана дошедшая до нашего времени пословица “каждый город имеет свой норов”, где под “норовом” частью надо понимать и античные “законы” (номосы). “Экос:ойкос” (греч.) – помним - жилище. Эко-номика - буквально - “жилищное, домашнее правление”, законное управление домашним хозяйством, домо-хозяйством («домо-строем»). Эко-логия – наука о правильной жизни, по сути тоже «домострой». Это доказывает и опыт античного Приазовья, будущей русской Тмутаракани.

Вероятно, погосты у Дона, Днепра, Волги, Ловати, Волхова и ряда других рек складывались задолго до нашей эры, входили в административно-территориальную систему Скифии Великой. Эта система с веками реформировалась, иногда в связи с обезлюдиванием на больших территориях надолго исчезала. И новым правителям через несколько веков приходилось восстанавливать ее. Примерно с VIII века нашей эры погосты у Ловати и Волхова восстановил новгородский князь Бравлин (Буревой эпоса), это погосты как важные ориентиры на “пути из варяг в греки” использовали викинги, византийцы и арабы. Погосты - по скифским традициям - определялись варягами для сбора дани, затем поддерживались Гостомыслом (сыном Буревоя), его внуком Рюриком и князем Олегом (наставником Игоря, сына Рюрика).

Княгиня Ольга около 947 г. провела реформу административно-территориального правления на значительной части земель Руси. Погосты и места сбора даней, в частности, были определены у рек Мсты и Луги. Они надолго определили развитие местных систем сел. Знамения – знаки княжеской власти – были поставлены Ольгой по всей Руси. А княжеские сани, на которых княгиня ( знакомая с самим императором Византии) объезжала свои владения, века два хранились как святыня во Пскове. Допускается, что именно с той поры развиваются такие новгородские центры аграрного расселения как Боровичи, Любытино, Бронница и другие. Центра проявляют себя в регионах более ранних археологических культур, подтверждающих появление производящих форм экономики (керамика, животноводство и т.п.) в округе гор Рип около 5 тыс. лет назад. Средневенковье являет уже достаточно высокий уровень производства, с обилием железных орудий труда (топоров, серпов, кос). Археологические находки фиксируют резкое развитие аграрного производства, что способствовало и заметному росту Новгорода Великого, огромной аграрной округи этого города.

Центры погостов - как агроэкономические узлы - содействовали росту экономических связей десятков окрестных селений. Во второй половине средних веков две трети этих селений по сути были “фермами” (а домохозяева : фермерами) - имели всего один-два двора. На территории современной Новгородской области учитывалось, примерно, до 12 тыс. сельских селений на период около 1500 г. К началу ХХ века их осталось уже до 7,5 тыс., а ныне фиксируется до 4 тыс., из них лишь до 1,5 тыс. имеют постоянное население (на три четверти в небольших деревнях пенсионеры). Подобная динамика прослеживается по многим регионам России, да и почти всех стран мира.

Сложившаяся к 1500 г. агроэкономическая система расселения на Новгородской земле (нынешние Новгородская, Ленинградская, частью Псковская, Тверская, Вологодская области и некоторые другие субъекты РФ) оказывалась сравнительно доходной. Доходы от основных хлебов - озимых и яровых - в конце XV в. составляли около двух третей всех доходов крестьянского двора (в начале ХХ в. даже с учетом картофеля, гречки и гороха - менее трети). Остальная треть шла от животноводства и технических культур (лен, конопля и т.д.), лесного и рыбного промысла. Без этой “диверсификационной трети” (разнообразия промыслов) большинство крестьян существовать не могло. Сравнительно устойчиво по зерну крестьяне себя чувствовали при урожае сам-5 (пять центнеров на центнер высева), до 12 - 15 центнеров с гектара.

Западные регионы, торговавшие и с Прибалтикой, были более выгодны. Наибольший доход получали оброчные крестьяне Шелонской пятины (от Ловати до низовий Луги): около 350 денег на двор в год (в Деревской,. от Мсты до Ловати - 150 денег). Потребление и повинности отнимали у шелонских оброчников до 270 денег. Но на оставшиеся они покупали на рынках сошники, топоры, соль и другие необходимые товары. Жить было можно.

Умение многих крестьян “срубить дом и двор” позволяло им не держаться за одно место. Они охотно переходили в западные волостки, где повинности были меньше и доходы относительно больше . На двор в Шелонской пятине в среднем выходило уже две лошади.

Обычно зажиточные и сравнительно эффективно работающие крестьяне стремились к совместному проживанию, к росту деревень. Если в целом на Новгородской земле каждое третье селение было однодворным и примерно каждое третье - двухдворным, то в Новгородском уезде Шелонской пятины (Поозерья и верховья Луги) однодворным оказывалось одно из девяти и двухдворным - одно из шести. Здесь до пятой части деревень уже имели число дворов в 10 и более. А около 40 деревень достигали 20 -55 дворов (это были реальные средневековые села, хотя по числу жителей они и не достигают ориентировочных критериев современных сел - более 500 человек на селение). При среднем урожае сам-3,5 новгородские крестьяне мало уступали западноевропейским, где средний урожай доходил до сам-4,3. Крестьяне устойчиво кормили себя и города Новгородской земли, помогали и дальним землям, а оттуда на местные рынки тоже приходили сельхозтовары. Лишь в очень неурожайные годы обращались за иноземной помощью.

В результате реформ Ивана III и его наследников :около 10% крестьян стали дворцовыми (удельными) - примерно на этом уровне была доля их во всем крестьянстве и в начале ХХ в., 45 % поселились на оброчных землях великого князя, царя - стали казенными, государственными. Крестьянская реформа 1861 г. их коснулась в 1866 г. 36 % крестьян оказалось помещичьими. Затем их доля увеличилась, во многом за счет секуляризации церковных земель и пожалований новых поместий в южных землях. Понятно, что в этих соотношениях были за века и вариации. Так во времена Петра I государственные крестьяне составляли лишь 26 % всех крестьян. Россия в начале ХХ1 века уходит от многотысячелетних традиций строительства хоромов пращуров, но вместе с тем на новом уровне зодчества возвращается к ним. Дома нынешней элиты в пригородах – не дань ли хоромному строительству ?! Деревни с тысячами жителей, даже не окруженные стенами, превращались в города в связи с развитием в них ремесел, торговли и других неаграрных сфер. В крепостях размещались какие-то военные силы, карательные и судебные органы,. культовые учреждения и т.д. Города привлекательны своей многофункциональностью, но уязвимее по экологии и имеют меньше шансов в периоды кризисов выживать за счет натурального хозяйства. Это важно учитывать при подходах к изучению влияния систем расселения на развитие всей экономики, включая и строительную индустрию.

Многотысячелетие традиций[править]

Древнейшие типы отечественных селений - уровня Костенок у Дона под будущим Воронежем (25 тыс. лет назад) - иногда квалифицируются “лишь как территориальные объединения постоянных жилищ, исторически первый тип совместного поселения людей, возникший с переходом от охоты-собирательства к началам земледелия и животноводства, от бродячей жизни к оседлости”(/БСЭ. 3-е изд. Т.8.С.III). Любые “территориальные объединения постоянных жилищ” (в Костенках жилища находились на площади до 90 га) неизбежно и десятки тысяч лет назад обретали хозяйственные, экономические связи. Это подтверждают схожие черты археологических культур, охватывающих огромные территории. Иногда от нынешней Германии через Россию в округу Каспия и Урала. Или от верховий Дона через Кавказ до верховий Нила.

На путях из Скифии к Египту в южных странах, где нарци-словени строили Вавилонскую башню, создавались системы законов, которые отражали и образ жизни наших пращуров-земляков. За строительство дома вавилонский строитель получал 2 сикля (стоимость двух овец или свиней) за каждый сар (32 кв. метра; "сарай" ?) площади дома. Но если дом обваливался и погребал хозяев, то строителя убивали. Если обходилось без смерти, то строитель возмещал стоимость погребенного имущества и за свой счет восстанавливал дом. За строительства судна в 60 курру (коробов-коробей, каждая в 120 кг) свои 2 сикля серебра получал и корабельщик. И при недостатках строительства или эксплуатации судна он тоже нес суровую ответственность перед хозяевами. Любопытна статья 240 законов Хаммурапи. «Если судно, идущее вверх по течению, ударит судно, идущее вниз по течению, и потопит его, то хозяин, чье судно было потоплено, должен клятвенно показать перед богом все, что погибло на его судне, и шедшее вверх по течению судно должно возместить все погибшее…» Обратного варианта нет. Значит, вверх к Кавказу обычно гнали порожняк для северных товаров. И это подтверждается многими наблюдениями историков.

Так законы и свидетельства Египта, Вавилона, Хеттии и других стран почти 4 тысячи лет назад отражали и требования, которым вынуждены были хотя бы в отдельные периоды подчиняться на юге выходцы из Скифии, мушкены-мужики и подобные ограниченные в правах инородцы.

Шли века. Первые монеты чеканятся на землях Лидии (части Хеттии), где было немало выходцев из Скифии, почти 27 веков назад. Вскоре монетное дело на юге будущей России (в границах дореволюционных и СССР) стало особой отраслью металлообработки с 6 века до нашей эры. В городах Тира (Белгород-Днестровский), Ольвия (округа Николаева), Херсонес (Севастополь), Пантикапей (Керчь) и в городах российского Приазовья чеканили в общей сложности тонны разнообразных монет на протяжении около тысячи лет. При Владимире и Ярославе Мудром чеканка перемещается в Киев и Новгород, а затем в Москву и Санкт-Петербург. Наряду с городами типа Керчи (средневекового Корчева в Тмутараканском русском княжестве) монеты выпускали Фанагория (Тамань), Горгиппия (Анапа), Танаис (округа Ростова-на-Дону) и другие причерноморско-приазовские поселения-крепости , но обычно эпизодически или недолго. Эти городские монеты были главным образом из серебра и меди, редко из золота. Технически почти все ничем не отличались от большинства эмиссий в древнегреческом, а затем и в римском мире. Монетные кружки отливались в формах, следы литников заметны на многих монетах. Затем чеканили изображения и надписи (легенды). В античных городах Причерноморья найдены заготовки монет, не успевшие попасть под штемпель. Выявлены монетные мастерские.

Все больше фактов накапливается наукой о великом многообразии промышленного и гражданского строительства на землях будущей России тысячи лет назад. Взять земли Тмутараканского княжества, тесно связанного со средневековым Новгородом. В древности здесь было богатое Боспорское царство, где вторым после Пантикапея (Керчи) значился город Фанагория. Римляне одно время ее именовали Агриппия – в память о своем полководце. Здесь стояли статуи известной приазовской царицы Динамии и Ливии – жене римского императора Августа. От Августа русские цари, включая Ивана Грозного, пытались вести свое родословие.

"Погост" Фанагории[править]

Остатки Фанагории археологи указывают у поселка Сенной на берегу Таманского залива (там была одна из проток устья античного Гипаниса – Кубани). Город имел площадь не более квадратного километра (ныне большей частью под водой – по сравнению с античностью она поднялась почти на 4 метра). Имена типа Протогор, Фанагор, Святогор типичны для наших древних пращуров-земляков. Дружина Фанагора потерпела поражение от Кира Великого, который захватывал греческие города (там было много выходцев из Скифии). И около 542 г. до н.э. остатки дружины основали крепость на берегу залива.

Дома нередко строились из сырцовых кирпичей, уложенных прямо на материковый песок. Но встречались и каменые фундаменты. Застройка шла по единому плану. Деревянно-глинобитный стены поддерживались столбами, заглубленными в материк. После пожаров иногда сооружались полуземлянки площадью до 4 м2 , их стены и крыши поддерживались угловыми столбами. Небольшой очаг в такой «камере» (хороне) находился в углу. Когда отстраивали новый дом, полуземлянку использовали как погреб.

Крепостные стены толщиной около метра (позже – до четырех) возводились на фундаментах из огромных плоских камней песчаника. Этот прием через полторы тысячи лет использован при строительстве некоторых новгородских церквей, выполнявших при необходимости и функции небольшой крепости. Проезжие части города не превышали трех метров, что характерно и для средневековых новгородских мостовых. В городе действовали керамические мастерские. Собственный монетный двор около 400 г. начал чеканку серебряных монет (чем увлекалась и средневековая Русь). Стены многих построек украшались многоцветными росписями, рельефами. На агоре (центральном возвышении) находились святилища Афродиты (Венеры), Аполлона и Геракла, которого греки считали родоначальником скифов. Храм города имел размеры примерно 12 на 10 метров. Высота его могла достигать тоже десяти метров. Водоснабжение было из колодцев, обложенных камнем. По каменным желобам отводились сточные воды. Гимназию города украшали колонны, для спортивных занятий здесь имелся большой двор. Рядом находились термы (бани), с мраморной облицовкой стен. В начале эры среди жилых кварталов появляются и винодельни. Одна из виноделен имела пять давильных площадок и три цистерны (небольших бассейна), связанных системой наземных и подземных стоков. На настоящее время это самый большой античный винный завод в Восточной Европе. Квартал керамического производства (с несколькими керамическими печами, подсобными помещениями и жилыми домами) получил название Керамик. Наряду с кухонной посудой выпускалось обилие амфор – емкостей для здешнего кубанского (краснодарского) вина.

Эти глубины истории отечественных «русов» и «пагусов», их центров – городов, безусловно, забывать не стоит.

Ностратические корни ros-rus имеют ряд значений, вплоть до розовый и русый, ручей http://www.proza.ru/2010/06/20/451

См. также[править]