Иоанниты (секта)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Секта иоаннитов»)
Перейти к: навигация, поиск

Иоанни́ты — паразитическая спекулятивная[1] секта, образовавшаяся в Российской Империи в начале XX века среди наиболее неистовых поклонников протоиерея Иоанна Кронштадтского, видевших в нём новое воплощение Христа.[2] Согласно официальной точке зрения[3] Русской Православной Церкви — одно из течений в хлыстовстве, именовавшееся хлыстами-киселёвцами. В основном это были женщины, то есть не иоанниты, а иоаннитки.[4]

Описание секты[править]

Центром этой секты был Кронштадт, а затем Ораниенбаум (нынешний Ломоносов), куда в 1895 году переселилась из Кронштадта мещанка Матрёна Ивановна Киселёва, именуемая сектантами «богородицей»[5] Порфирией, «порфирою Царя царей». Секта достаточно быстро широко распространилась по всей России, преимущественно благодаря «нахальному и кощунственному» использованию имени св. Иоанна Кронштадтского, который был известен всем не только грамотным, но и неграмотным русским людям. Народ называл св. Иоанна молитвенником Русской Земли, всегда жаждал видеть его в лицо, получить его благословение, присутствовать при совершаемых им богослужениях, дальность расстояния не составляла препятствия для путешествия в Кронштадт. Портреты св. Иоанна, от художественной работы и фотографий до лубочного изделия коробейников, продавались не только в городах, но и в захолустных селениях, и редко можно было найти дом благочестивого и верующего крестьянина, в котором бы не было портрета кронштадтского батюшки. Многие (по неразумной ревности, но движимые благоговейным уважением к св. Иоанну) ещё до его канонизации вешали его портреты рядом с иконами и возжигали пред ними лампадки. Иные наивно полагали, что св. Иоанн возносит Богу какие-то другие молитвы, чем те, которые они слышали в своих приходских церквах, и искали случая приобрести их. Третьи желали иметь на память какую-либо вещь от св. Иоанна — просфору, свечу, ладан и т. п.

Этой популярностью св. Иоанна среди простого народа и воспользовались, с одной стороны, развратные тунеядцы, обиравшие доверчивых людей, собирая пожертвования по всей России то «на рясу батюшке», то «на карету», то на «вселенскую свечу», то на церковь, которую он строил на родине, то на монастырь и т. п., а с другой стороны — проходимцы с хлыстовской настроенностью и настоящие хлысты, которые ужé в 1902 году представляли собою настоящую секту. Её руководители, привлекая к себе именем св. Иоанна его почитателей, во множестве стекавшихся в Кронштадт на богомолье и рассеянных по всей России, путем разного рода обманов обирали их, не гнушаясь мошеннически выманивать у иных даже последние средства их. С 1906 года они усилили пропаганду своего лжеучения в печати, начав издавать еженедельный журнал «Кронштадтский маяк», с приложением многочисленных брошюр. В этих публикациях св. Иоанн назывался ими «селением Божиим», «жилищем Св. Троицы — Бога Отца, Сына и Святого Духа, Которые в нём почивают»; говорилось, что «в батюшке Кронштадтском явился во плоти Бог, он оправдал себя в Духе, показал себя ангелом и в народах проповедан» и т. п. Были сообщения, что эти сектанты на своих собраниях причащаются хлеба и вина из чаши с изображением св. Иоанна, считая это «печатью», по которой св. Иоанн, кощунственно признаваемый ими воплотившимся Триипостасным Богом, узнает в день Страшного суда своих последователей и спасёт их. Кроме обожествления личности св. Иоанна эти сектанты боготворили Матрёну Киселёву и пять главных её сподвижников:

  • крестьянина Назария Димитриева (называемого сектантами «старцем» или «отцом» Назарием),
  • «болящего Матфея», именуемого «Псковским»,
  • Василия Фёдоровича Пустошкина,
  • Михаила Ивановича Петрова.

Матрёна («Порфирия») Киселёва, умершая 12 ноября 1905 года, признавалась сектантами за «великую праведницу», имевшую дар пророчества и прозорливости, действовавшую по внушению Духа Божия, говорившую по благодати Духа Святого на разных языках,[6] «потрудившуюся для Бога более равноапостольных жён», молящуюся за своих почитателей и обладавшую «божественной» полнотой; она именовалась в их сочинениях «госпожой не от мира сего», «дщерью Царя Небесного», «непоколебимым столпом Церкви», «мученицей» и даже «богородицей»; прославлялась сектантами в особых слагаемых в честь неё песнопениях; изображалась на иконах, причем иконам этим воздавалось равное со священными изображениями поклонение; самое место погребения Киселевой (в Ораниенбауме[7]) служило предметом особенного почитания сектантов, оставшиеся после неё вещи и песок с могилы имели для них религиозное значение.

Крестьянин Назарий Димитриев, именовавшийся сектантами «отцом» или «старцем» Назарием, почитался ими за Христа,[8] Василий Феодоров Пустошкин — «за духа святого», Матфей, именовавшийся «Псковским», — за архангела Михаила, а все вообще вышеназванные пять сподвижников Киселевой признавались за «небожителей», «богоносцев», «святых», «столпов Церкви», «сподвижников Христа», «коим при вторичном их пришествии все цари и князи мира сего поклонятся» и которым так же, как и Киселёвой, подобает воздавать иконное почитание. Вместе с этим, почитая и себя уже святыми и озарёнными свыше, «киселёвцы» отвергали таинство покаяния. Признавая сожительство законных супругов грехом, они разлучали их друг от друга, поощряя в то же время «духовные супружества», совместные общежития мужчин и женщин, ведшие к распутству. Они распространяли также выдумки о «скором Суде Божьем» и уверяли, будто им открыты ужé и год, и месяц второго пришествия Христова. Прельщая доверчивый народ этими предсказаниями, «киселёвцы» убеждали распродавать свое имущество, а сами, забрав себе деньги, завлекали обобранных ими в свои притоны и держали в рабстве, предаваясь на вымогаемые деньги «угождению плоти во всех её видах, о них же срамно есть и глаголати».

В целях более широкого распространения этого богохульного учения сектанты стремились связать его с именем почитаемого в православном народе русском почившего пастыря св. Иоанна Сергиева Кронштадтского, называя себя по его имени иоаннитами и тем обманно представляя, будто бы почивший пастырь был сообщником и родоначальником их лжеучения, несмотря на то, что св. Иоанн при жизни своей многократно обличал их ложные притязания на близость к нему, обличал их богохульные суеверия и проклинал их вожаков. Пропаганду своего еретического, кощунственного и богохульного учения эти сектанты вели преимущественно путём литературным, во множестве распространяя среди православного русского народа, чрез особых книгонош, разного рода брошюры и сочинения, в коих, выдавая себя за истинных будто бы последователей Православной Церкви Христовой, дерзали проповедовать от имени сей Церкви своё лжеучение. Вообще, они, сначала вводя тонкую прелесть в души легковерных, затем стремились совершенно отвести их от заповедей Божьих ко следованию своим безумным басням.

Определение Синода по хлыстам киселёвского толка[править]

В 1912 году Синод, принимая во внимание угрожающий для Церкви характер пропаганды этих сектантов, определил:

Aquote1.png
  1. сектантов, так называемых «иоаннитов», впредь именовать в официальных церковных актах и в миссионерской полемике с ними «хлыстами киселёвского толка» или просто «хлыстами-киселёвцами», по имени главной основательницы Матрёны (у сектантов — Порфирии) Ивановой Киселёвой, умершей в 1905 г.;
  2. Матрёну (Порфирию) Иванову Киселеву, Назария Димитриева, Василия Феодорова Пустошкина, Матфея — по прозванию Псковского (умершего) и Михаила Иванова Петрова, коим по преимуществу воздается кощунственное, богохульное и еретическое почитание, объявить основателями и распространителями хлыстовщины киселёвского толка, а Николая Иванова Большакова (умершего), Ивана Артамонова Пономарёва, Ксенофонта Виноградова и Илью Алексеева Алексеева — главными распространителями лжеучения названной секты;
  3. в часовне, где погребена Матрёна (Порфиряя) Киселева, безрассудно принимавшая при жизни божеское поклонение, воспретить всякие церковные молитвословия, как заупокойные, так, тем более, читаемые там разными женщинами акафисты, относимые к её личности;
  4. журнал «Кронштадтский Маяк» с приложениями к оному и изданные редакцией названного журнала, особенно за подписями Н. И. Большакова и В. Ф. Пустошкина, брошюры: «Правда о секте иоаннитов», «Как нужно жить, чтобы богатому быть и чисто ходить», «Прошло красное лето, а в саду ничего нет», «Голос истинной свободы», «К свободе призвал нас Господь», «Ключ Разумения», «XX век — о кончине мира и Страшный суд», «Той земли не устоять, где начнут уставы ломать» или «Церковь Христова в опасности», «XX век — отчего разрушались царства», «Ещё днём закатится солнце», «IV Всероссийский миссионерский съезд и современные ревнители православия», «Подражайте в вере Божьей о. Иоанну Кронштадтскому», «Мысли последователей о. Иоанна Кронштадтского», «Наши стражи благочестия», «Суд иоаннитов» и все другие брошюры, проводящие те же взгляды, а равно кощунственный «акафист» И. А. Пономарёва предать осуждению, как содержащие в себе и защищающие кощунственное, богохульное и еретическое учение секты хлыстов киселёвского толка;
  5. вменить в обязанность духовенству, миссионерам и миссионерским учреждениям, сверх означенных в определении Св. Синода от 4-11 дек. 1908 г. за № 8814 пп. 4 и 6 мероприятий, в деле вразумления хлыстов киселёвского толка употреблять те меры, которые одобрены Св. Синодом для вразумления вообще хлыстов, а в предотвращении распространения учения хлыстов киселёвского толка иметь неослабленный надзор за книгоношами этой секты и пресекать всеми законными способами их вредную деятельность и
  6. сверх того, обратиться ко всей Российской православной пастве с посланием от имени Св. Синода, в каковом послании выяснить гибельность лжеучения хлыстов-киселёвцев и призвать к покаянию тех, кто поддался его обольстительному влиянию; о чём, во всеобщее известие по духовному ведомству, напечатать в «Церковных Ведомостях».

Примечание:
Согласно пп. 4 и 6 определения Св. Синода от 4-11 дек. 1908 г. духовенство должно с особенной осторожностью относиться к лицам, подозреваемым в принадлежности к этим сектантам, при совершении над ними таинств, требуя от них отречения от заблуждений; лиц, упорных в этом лжеучении, после увещаний, подвергать отлучению от Православной Церкви.

Aquote2.png

Прочие факты[править]

Писатель Б. К. Зайцев свидетельствовал:

Aquote1.png В просвещённом обществе (довоенном) к о. Иоанну было неважное отношение. <…> Не без высокомерия указывалось, что вот вокруг него всегда какие-то кликуши — о. Иоанн не весьма благополучен, от него отзывает изуверами и изуверками.[9] Aquote2.png

В советское время бездоказательно утверждалось:

Aquote1.png На легковерии тёмной мещанской и крестьянской массы организаторы секты и сам Иоанн грели руки и имели весьма приличные доходы. С этой сектой синодские верхи церемонились, ибо Иоанн пользовался репутацией святого и в императорском дворце.[1] Aquote2.png

В апологетической же книге о св. Иоанне Кронштадтском со слов вышеупомянутого Б. Зайцева говорится:

Aquote1.png «Иоаннитки» — это последовательницы секты, считавшей его за Спасителя, вторично сошедшего на землю. О. Иоанн не давал им причастия. «Проходи, проходи, — говорил он, — ты обуяна безумием, я предал вас анафеме за богохульство». Но отделаться от них не так-то было легко. Они, как безумные, лезли к чаше, так что городовым приходилось их оттаскивать. Мало того, при каждом удобном случае они кусали его, стараясь причаститься каплей его крови!

Он обличал их публично в соборе, и предавал отлучению, — ничто не помогало. Они доставляли ему много горя и неприятностей и давали повод к несправедливому осуждению его самого. Неодобрявшие его не видели или не понимали того огромного, что он делал, а крайности психопаток подхватывали, раздували. Но его глубоко любили и почитали самые здоровые, обычные люди (иоаннитки были, конечно, исключением).[9]

Aquote2.png
Картина «Дни отмщения постигоша нас… покаемся да не истребит нас Господь» (1905? 1906? 1907?). Изображены, в частности, игум. Арсений (Алексеев), протоиер. Иоанн Сергиев, А. И. Дубровин, И. И. Баранов, В. М. Пуришкевич, Н. Н. Ознобишин, В. А. Грингмут, князь А. Г. Щербатов, П. Ф. Булацель, Р. В. Трегубов, Н. Н. Жеденов, Н. И. Большаков, о. Илиодор (Труфанов)

В изложении историка С. В. Фомина, о существовании секты иоаннитов как таковой вообще говорить не приходится, а есть указания лишь на некоторых женщин, злоупотреблявших именем о. Иоанна Кронштадтского. Секта же была якобы выдумана врагами православия в союзе с синодскими завистниками кронштадтского чудотворца.[10]

Обвинявшиеся в поддержке иоаннитов[править]

Примечания[править]

  1. а б Никольский Н. М. История русской церкви. — М.: Политиздат, 1988. — С. 402. ISBN 5-250-00159-9
  2. Струве Н. А. Современное состояние сектантства в Советской России // Вестник РСХД. — 1960. — № 58—59, III—IV.
  3. С. В. Булгаков. «Расколы. Ереси. Секты. Противные христианству и православию учения. Западные христианские вероисповедания. Соборы Западной Церкви.» М.: 1913.
  4. Басинский П. Два Иоанна // Нева. — 2005. — № 8.
  5. В соответствии с хлыстовской традицией.
  6. Верование это сближало иоанниток с сектою пятидесятников.
  7. Кладбище разрушено немцами во время блокады Ленинграда.
  8. Также в соответствии с хлыстовской традицией.
  9. а б Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский. — Белград, 1938.
  10. Фомин С. Кронштадтский пастырь и странник Григорий // Исторический музей «Наша Эпоха»
  11. Степанов А. Главный учредитель Союза Русского Народа. Игумен Арсений (Алексеев) (1845—1913) // Русская линия, 05.01.2006
  12. Алексий (Молчанов) // Русское православие (база данных)

Ссылки[править]

Литература[править]