ТСДНЭ:Белорусская мова

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Вы шумите-шумите…

Вы шумите, шумите надо мною бярозы
Колышите, люляйте свой напев вековый
А я лягу-прылягу край гостинца старОга
На духмяным прокосе недоспелой травы

А я лягу-прылягу край гостинца старого
Головой на погорок, на высокий курган
ОстамлЁнные руки вольно в ширки раскину
А ногами в долину хай на накрое туман

Вы шумите, шумите надо мною бярОзы
Осыпайте-милуйте тихой лаской зямлЮ
А я лягу-прылягу край гостинца старОго
Я сторОжився трОхи, я хвилинку посплю.

Вступление

Мне ня спіцца сягоння, у харошай каровы многа малака, я жыву, шырокі прастор…

Наверное читатель улыбнётся, подумав про себя — к чему нужен этот олбанскей превед, кто придумал это искусственное коверканье русского языка? И тем более будет он удивлён, узнав, что олбанскей превед существует уже почти сотню лет в Белоруссии, где он объявлен одним из государственных языков, на котором издаются книги, выходят газеты и который изучают в школах дети.

Здравый смысл не позволил гражданам Белоруссии начать вытеснение русского языка белорусским. На референдуме 85 % проголосовавших отдали голос за придание русскому языку статуса второго государственного. Немалую роль здесь играет и принципиальная позиция белорусского руководства. Тем не менее, вопрос не выяснен до конца, ведь остаётся риск повторения в будущем украинского сценария.

Зачем нужна эта статья

Казалось бы, существование белорусского языка, отличного от русского, уже общепризнанный научным сообществом факт, уже написаны и изданы тонны книг на этом языке (по меньшей мере 95 % которых являются невостребованной макулатурой), однако не стоит забывать мудрого латинского изречения: Multitudo errantium non paris errori patrocinium — множественность ошибающихся не изменяет ошибки.

Мы привыкли позорно отступать. Вот уже сейчас в Интернете появляются статьи о некоем отдельном «сибирском» языке, нас приучают к мысли о том, что казаки и поморы являются отдельными народностями. Идеология самостийничества нагло наступает, и мы до сих пор ничего чёткого и вразумительного ей не протипоставили. Пора же осознать наконец, что на поле духовной брани за души, умы и сердца нельзя сидеть сложа руки, пока враги будут отщеплять от нас один кусочек за другим. Нужно действовать, и действовать активно. Убеждать, доказывать, и опровергать ядовитую ложь раскола и ненависти.

Предугадывая возможные обвинения неуважении к белорусам, сразу хочу оговориться о следующем. Я очень люблю белорусов и Белоруссию. Я с большим трепетом отношусь к белорусскому говору — мягкому, красивому и певучему. Очень люблю слушать, как говорят пожилые люди на селе, люблю народные песни и другие шедевры устного народного творчества.

Ниже речь пойдёт ни в коем случае не о народном говоре, не о живой народной мове, а именно о мертворождённом продукте, об искусственно созданном литературном белорусском языке. Этот язык стал порождением националистических кругов, чьей задачей было противопоставление вновь созданного белорусского языка русскому литературному языку. Проект, согласно которому вновь приезжавшие из деревень в город люди должны были переходить не на русский литературный, а именно на этот искусственно созданный язык.

Догмы белорусизаторов

Люди, верившие в то, что созданный несколькими десятками людей искусственный язык, сможет на равных конкурировать с великим и могучим, были, по меньшей мере, наивными. Проект потерпел поражение. Переезжавшие в город люди начинали пользоваться русским литературным языком. Тем не менее, многие националисты не унимаются и по сей день, пытаясь представить положение дел следующим образом:

1. Якобы некогда существовал отдельный белорусский язык на котором говорили белорусы.

2. Затем пришли злые москали и путём русификации отучили белорусов от родного языка и насадили свой.

3. Вывод — белорусы говорят не на своём языке, а на чужом. Ситуация ненормальная, и белорусы должны в будущем вернуться к своему «исконному» языку.

Увы, эта примитивизированная донельзя схема и поныне господствует в головах многих наших сограждан. Попытаемся разобраться, так ли обстояло дело.

Что нам теперь нужно делать

В патриотической прессе неоднократно затрагивалась тема расчленения единой Святой Руси большевиками, наступившего после их прихода к власти. Нельзя пренебрегать также и деятельностью самостийников рубежа 19-20 веков, подготовивших почву для последующего отторжения части Русского народа.

«Чёрный час паука», выражаясь словами из песни Ивана Баранова, пробил после падения самодержавия. В 1920-е годы началась активная работа по созданию на основе белорусских диалектов искусственного языка, который должен был по замыслу новых хозяев вытеснить в Белой Руси русский язык и внести свой вклад в дальнейший распад Русского народа.

В связи с этим будет очень интересно проанализировать свежим, трезвым взглядом так называемый «белорусский язык», проследить историю его становления и сделать выводы касательно целей, стоявших перед создателями современной литературной нормы.

Правописание

Что ж — в путь, друзья!

Начнём с небольшого анализа белорусской орфографии. В пособиях по славистике мельком указывается, что в белорусском языке за основу принят фонетический принцип написания (как слышим, так и пишем), в отличие от морфологического принципа русской орфографии, где сохраняется единообразное написание каждой морфему (части слова).

С какой целью был принят именно фонетический принцип, и к чему это привело? Об этом ниже.


1. Вопрос о букве И.

Как известно, звук И существует как в русском, так и в белорусском языке, и никаких различий в его произнесении не существует, ведь это один и тот же звук. Звук-то один, а вот обозначается он по неведомой никому причине по-разному, хотя оба алфавита — и русский, и белорусский, признаны кириллическими. В дореформенной орфографии, существовавшей в царской России, для обозначения этого звука традиционно служили две буквы — И и I., которые назывались соответственно И восьмеричное и I десятеричное. Названия заимствованы из церковнославянского языка, где обе буквы служили для обозначения цифр 8 и 10 соответственно, в случае их употребления с титлом.


До реформы 1918 года буква І ставилась в русском языке:


перед гласными и перед й (исторія, русскій, Іерусалимъ);

в слове мир (міръ) в значении «Вселенная», «общество» для отличия от слова миръ («спокойствие»).

Исключение в дореформенной орфографии составляли сложные слова, в которых первая часть оканчивалась на и: пятиугольникъ.


В начале слов и между гласными буква І иногда произносилась как согласный [й]: іодъ, маіоръ (как и в современных словах, начинающихся на И перед гласным).

В 1918 году большевики провели реформу русской орфографии. Несколько позже закладываются и основы белорусского правописания. И по той самой неизвестной нам причине было принято решение «развести» один и тот же звук по двум разным графическим обозначениям для него: в русской графике оставалась лишь буква И, а в белорусской — буква I. Таким образом, масса слов, имеющих одинаковое значение, происхождение и произношение, стала на письме выглядеть по-разному и вызывать подсознательное ощущение того, что речь идёт о двух разных словах из разных языков, а не об одном и том же слове одного и того же языка.


Примеры:

Минск Мінск

Иван Іван

Книга Кніга

Игла Ігла

Апельсин Апельсін

Липа Ліпа

Вид Від

Кино Кіно

Вопрос о букве И наиболее чётко раскрывает истинную цель белорусизаторов — в наибольшей степени оторвать белорусское наречие русского языка от его корней, и объявить его отдельным языком.


2. ЖИ ШИ пиши с И… или с Ы?

Правило, знакомое каждому первокласснику. Касается оно кстати также сочетаний ЖЕ ШЕ. И в русском, и в белорусском языке эти сочетания произносятся совершенно одинаково — однако белорусизаторы решили и здесь провести разделительную линию, пренебрегнув вышеупомянутым правилом правописания. С тех пор на уроках белорусского языка первоклассники пишут ЖЫ ШЫ через Ы, ЖЭ ШЭ — через Э, а ЖЁ, ШЁ — через О.

Получились тоже достаточно интересные пары одинаковых слов, разведенных насильно в разные языки:


широкий шырокі

шина шына

жить жыць

жито жыта

шелест шэлест

атташе аташэ

Женя Жэня

желе жэле

жёлтый жоуты

жёлудь жолудзь

шёлк шоўк

шёл ішоў

3. Очередным нововведением стало отбрасывание за ненадобностью конечного мягкого знака после шипящих во втором лице единственного числа настоящего либо будущего времени глаголов, а также на конце существительных третьего склонения:

видишь відзіш

читаешь чытаеш

бежишь бяжыш

спишь спіш

мышь мыш

печь печ

тишь ціш

ночь ноч


4. Очередным, быстрее всего бросающимся в глаза «нововведением» стал фонетический принцип написания безударных гласных. Из каких соображений он был введен — опять же ясно. Для того, чтобы по-одинаковому читающиеся слова развести по разным языкам. В первую очередь это коснулось безударного О.

молоко малако

корова карова

добро дабро

выход выхад

смело смела

окошко акошка

носатый насаты

пиво піва

небо неба


5. Весьма оригинален подход к написанию непроизносимых согласных. Видимо местечковым белорусизаторам они доставили в школе немало хлопот, и от них решили попросту избавиться.

Вот опять таки примеры:

солнце сонца

честный чэсны

счастливый шчаслівы

радостный радасны


6. На стыке корня, заканчивающегося на букву -т и суффикса -ск белорусизаторы тоже решили не усложнять себе жизнь:

солдатский салдацкі

пиратский пірацкі

хорватский харвацкi

то же самое коснулось и стыков глагольных окончаний -т, -ть и постфикса -ся:

мыться мыцца

браться брацца

убираться убірацца

не спится не спiцца

нездоровится нездаровiцца

7. Жестокая расправа ожидала также и многострадальный ЕРЪ, он же твёрдый знак. В конце слов он был попросту убран, как и в русском языке. В тех же случаях, когда в литературном русском он был оставлен, а именно между приставкой и начинающимся на гласный корнем, твёрдый знак заменили на «апостроф», графически ‘.


подъезд пад’езд

разъехаться раз’ехацца

объелся аб’еўся

Об орфографии белорусского языка можно ещё много и скучно говорить. Я думаю, что приведенных примеров будет достаточно.

Словарь

Обратим теперь внимание на словарный состав белорусского языка.


Очевидно, что белорусские говоры существовали лишь на селе, и служили для общения крестьян между собой. Терминов для обозначения городских реалий попросту не существовало. После того, как самостийники решили отделить эти диалекты в отдельный язык, перед ними возникла непростая задача — создать массу искусственных терминов, по принципу «лишь бы не похоже на русские». Повторюсь, что массы слов и словосочетаний не возникли в ходе естественного развития языка, а были искусственно придуманы, поскольку обозначения для данных явлений отсутствовали в живых белорусских говорах. Часто для этого были заимствованы польские слова, записанные кириллицей. Иногда слова были заимствованы целиком, а порой из славянских корней искусственно образовывались новые слова, отличные от русских.


Примеров тому бесчисленное множество.


Ниже отобраны 15 слов, созданных таким способом.


1. Общеобразовательное учреждение — Агульнаадукацыйная установа.

Агульны — заимствовано из польского ogolny

адукацыйны — из латинского еducatia

установа — придуманное слово

2. Охрана окружающей среды — Ахова навакольнага асяроддзя. Все три слова выдуманы.

3. Трудоустройство — працауладкаванне. Праца — заимствовано, уладкаванне — выдуманное слово.

4. Трудоспособный — працаздольны. Слова праца и здольны заимствованы из польского языка.

5. Электроосвещение — электраасветленне. Асветленне — заимствовано из польского.

6. Естествознание — прыродазнауства. Выдумано искусственно.

7. Первоисточник — першакрыница. Выдумано

8. Изящная литература — прыгожае письменства. Выдумано.

9. Лесообрабатывающий — лесаапроцоучы. Выдумано.

10. Отрасль промышленности — галина прамысловасци. Выдумано.

11. Второстепенный — другарадны. Выдумано.

12. Счётно-вычислительный — личыльна-выличальны. Выдумано

13. Правнонарушитель — правапарушальник. Выдумано

14. Целаахоўнік — телохранитель. Выдумано

15. Целасклад — телосложение. Выдумано


В некоторых случаях «исконно» белорусские слова создавались ещё более простым путём (справа немецкие слова, за исключением to found, взятого из английского):

дах das Dach

цукар das Zucker

гандаль der Handel

гвалт die Gewalt

накшталт nach Gestalt

важыць wägen

вага Waage

варта die Warte

вандраваць wandern

вандроука die Wanderung

кляштар Kloster

верш Vers

віншаваць wünschen

друкар Drucker

друкаваць drucken

друкарня Druckerei

друк Druck

шпиталь Spital

шуфляда Schublade

цэгла Ziegel

фэст Fest

файны fein

фурман Fuhrmann

фундаваць to found

фарба Farbe

фальварак Vollwerk

сурветка Serviette

статут Statut


Чаще источником заимствований являлся генетически более близкий польский язык:

твор two’r

твар twarz

тлум tlum

тлушч tluszcz

тлумачыць tlumaczyc

труна trumna

трымаць trzymac

стрэльба strzelba

стрэл strzal

танны tani

кепски kiepski

чакаць czekac

хвиля chwila


Прервёмся на этом, дабы не засорять эфир многобуквием. Очень надеюсь, что приведенные примеры смогут заставить многих поразмыслить и самостоятельно прийти к правильным выводам.