Эдгар Юнг

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Эдгар Юнг.[1]

Эдгар Юлиус Юнг (нем. Edgar Julius Jung; * 6 марта 1894 в Людвигсхафен — † 30 июня или 1 июля 1934 в Берлине, или в лесу под Ораниенбургом)[2] — немецкий юрист, политик и журналист, один из идеологов «консервативной революции».

Биография[править]

Родился 6 марта 1894 г. в Людвигсхафене в семье школьного учителя (впоследствии профессора). В 1913 г. закончил гимназию и приступил к изучению права в Лозанне, где посещает лекции и знакомится с Отмаром Шпанном. В 1914 году — доброволец 3 Баварского полка легкой кавалерии, участник сражения в Вердене. В 1917 году — лейтенант. После войны в начале 1919 года — участник фрайкора Эппа при подавлении Баварской Советской республики.

С 1919 г. Юнг — активный участник младоконсервативного «Июньского клуба» (впоследствии «Немецкого клуба господ» — мозгового центра младоконсерваторов) и «Ринга».

Продолжил изучение права в Гейдельберге и Вюрцбурге и после первого государственного экзамена в 1920 году получил докторскую степень в Вюрцбурге. В 1922 году адвоката в Цвайбрюкене в юридической фирме «Альберт Запф». В декабре того же года он женился.

В 1923—1924 гг. участник «движения сопротивления» в Пфальце, участвовал в покушении на лидера рейнских сепаратистов, а затем был выслан из Рура за активную антифранцузскую деятельность. Незадолго до «Пивного путча» он несколько раз встречался с Гитлером, пытаясь уговорить его на подавление французского сепаратизма — но у фюрера были иные планы.

В отличие от многих националистических идеологов включая Юнгера, Шпенглера и Шмитта, Юнг обладал неплохими организаторскими способностями и вел практическую политику. В 1924 г. он выдвинул свою кандидатуру на выборах в рейхстаг от Немецкой национальной народной партии (нем. Deutschnationale Volkspartei; DNVP), но не прошёл, что не охладило его. В период относительной стабилизации он осуществлял связи с немецкой диаспорой и координировал деятельность занимавшихся этим организаций; особый интерес у него вызывала проблема сближения с Австрией.

В 1927 г. выходит главная книга Юнга — «Господство неполноценных» (нем. Die Herrschaft der Minderwertigen). Её текст стал программным для «консервативной революции», её «библией», особенно для младоконсервативного течения. Целью консервативной революции Юнг полагал «восстановление элементарных законов и ценностей, без которых человек теряет связь с природой и Богом и не сможет построить истинный порядок. На место равенства вступит внутренняя ценность, на место классового сознания — справедливое социальное устройство в корпоративном обществе, на место механических выборов — органическое воспитание вождя, на место бюрократического принуждения — внутренняя ответственность истинного самоуправления, на место массового безликого счастья — право суверенной личности как части народа».

Юнга не удовлетворял номенклатурный характер DNVP, особенно после прихода к власти популиста А.Гугенберга, и в 1930—1931 гг. он активно сотрудничал в «Народном консервативном объединении», пытаясь развернуть независимую консервативную инициативу, а после ряда неудач стал поддерживать «национальную оппозицию» (умеренное крыло нацистов) в его борьбе против «системы».

В 1932 г. Юнг становится секретарём Ф. фон Папена и пишет для него правительственные речи.

Летом 1933 г. Юнг сформулировал «цель немецкой революции» как «деполитизацию масс, отстранение их от управления государством». «Народное движение» национал-социализма, казалось ему, делало ненужный и, по всей вероятности, вредный крюк на пути к «антидемократическому принципу власти» в желанном «Новом рейхе» .[3]

В конце мая 1933 г. Юнг встречается с Отто Штрассером о растущих противоречиях внутри гитлеровского кабинета, различиях между СА и рейхсвером, распрях между штурмовиками и эсэсовцами, разногласиях между СА и «Стальным шлемом», о растущем нацистском терроре. Свой рассказ Юнг якобы закончил мыслью, что влиятельные круги не всегда будут безропотно смотреть на эти безобразия. После обмена мнениями Юнг и его друзья выразили готовность купить несколько тысяч экземпляров «Черного получателя» и антигитлеровской брошюры, чтобы отправить ее в Германию. Кроме этого Юнг сделал Штрассеру подарок — поддельный паспорт, выписанный на чье-то имя. Он мог обеспечить Штрассеру при необходимости свободу передвижения по Германии. Дело шло к тому, что Штрассера хотели вовлечь в консервативный заговор против Гитлера.[4]

25 июня 1934 г. арестован, Эдгара Юнга выволакивают из камеры в подвале штаб-квартиры гестапо на Принц-Альбрехтштрассе; 30 июня или 1 июля 1934 г. Юнг умирает в роще близ Ораниенбурга.[3]

Политические и социальные взгляды[править]

Современное государство — это социальное государство, «оно превратилось в государство подаяний, от которых немцы ждут оздоровления Германии». Культ преклонения перед социальным государством Юнг считал грубым суеверием, и поэтому оно должно исчезнуть, если общество заинтересовано в здоровом восприятии политической и социальной жизни. Государство должно вернуть присущие ему функции и перестать быть благотворительным заведением.

В программной статье «Германия и консервативная революция» (1932) Юнг констатирует: «В Германии параллельно идут две революции: одна стремится уничтожить последние остатки лучшей европейской традиции, растворив их в бесформенном коллективизме, а другая есть не что иное, как восстание крови против денег, человека против аппарата, достоинства против рабства». Немецкая революция, что совершается здесь и сейчас, едва ли примет такие формы, как французский штурм Бастилии. «Она будет продолжительной подобно реформации, но зато и более основательно определит лицо человечества. Она противопоставит себя духовным импульсам, формулам и целям, вызванным к жизни веком Французской революции. То будет великая консервативная контрреволюция (Gegenrevolution), которая помешает уничтожению западноевропейского человечества и станет основанием нового порядка, нового этоса и нового западноевропейского единства под предводительством Германии».[5]

Корпоративное общество[править]

Экономическая жизнь должна быть радикально отделена от государства и полностью отдана обществу. Все экономические вопросы должны решаться автономными сословиями людей, непосредственно занятых в экономике. Нельзя допускать национализации экономики: и государственный капитализм и государственный социализм логически ведут к тирании бюрократии, к государственному всесилию. У государства, считал Юнг, должны быть отобраны духовная жизнь, воспитание, школа, университеты, искусство, церковь, всем этим должны заниматься автономные корпорации, которые и составляют народ, то есть «общность, внутри которой немцы реализуются как нация». В этой связи Юнг указывал, что фашистская Италия лишь внешне напоминает идеал корпоративного государства: итальянцы ошибочно начали реформы сверху, с государства, фашизм создал не корпоративное общество, а корпоративное государство, в итальянском фашистском государстве недостаёт самоуправления, децентрализации. Итальянский фашизм, по Юнгу, — это всесилие государства и цезаризм. Вместо того, чтобы двигаться к органическим средневековым решениям, фашизм застрял в традициях деспотизма Ришельё, Робеспьера, Руссо.

Партии и парламентаризм[править]

Истинной язвой для современной демократической системы Юнг считал политические партии. В корпоративном государстве в силу его специфики наверх будут пробиваться люди с общепризнанными деловыми качествами, одарённые политически, а в политических партиях наверх пробиваются: в мелких — интриганы, а в крупных — демагоги. Механистическое царство большинства нужно заменить органическим царством, которое сломит анонимность власти и даст ответственной личности все необходимые права. Необходимые политические преобразования могут быть проведены, не нарушая духа демократии. «Демократия — это, чего хочет народ, для что для народа является решающим… Ни одна Конституция не сможет осмелиться оказать ему сопротивление, ни один парламент не может стать ему на пути, ни одна партия, ни одна группа интересов не может навязать ему свои представления». Юнг возражал против какого-либо диктата: «Тот, кто полагает, что немецкий народ, немецкая культура, немецкое государство могут быть спасены диктатурой, тот видит только завтрашний, а не послезавтрашний день, не говоря уже о далёком будущем. Нельзя строить сверху вниз, если хочешь поострить крепкое здание. Такое государство будет неорганичным».

Отношение к национал-социализму[править]

Давление нацистов на общественное мнение, беспорядки, учиняемые штурмовиками, дезорганизация общественной жизни после 1933 г. вызвали весьма напряжённые отношения Юнга с нацистскими лидерами. Юнг довольно критически относился к нацизму и считал его наряду с марксизмом одной из форм либерализма: «В нацизме либерализм вылился в экстремистскую концепцию государства». Беспрецедентно прямым обвинением национал-социализма была «Марбургская речь» написанная Юнгом для Папена 17 июня 1934 г. Эта речь была настоящим вызовом к нацистам, и именно так была ими воспринята. «Правительство, писал в этой речи Юнг, — хорошо осведомлено о том, что за „немецкой революцией“ скрывается эгоизм, бесхарактерность, ложь, нечестность». Юнг писал об анонимной слежке, унифицированной нацистами прессе, подавлении критики, засилии бюрократии. Через две недели 30 июня 1934 г. Юнг был убит в «Ночь длинных ножей». Папен пытался заступиться за своего секретаря, но Гитлер и Геринг, даже не приняли его, а Гиммлер заверил Папена, что Юнг вскоре будет освобождён. Жена Юнга вскоре получила урну с прахом мужа без всяких комментариев, а Гитлер распорядился назначить ей пенсию за мужа.

Ссылки[править]

  • Основной источник: О. Ю. Пленков. Мифы нации против мифов демократии. Русский Христианский гуманитарный институт. СПб.: 1977 576 с. ISBN 5-88812-027-6
  1. Bilder — Das Problem der Zivilisation
  2. de: Edgar Julius Jung
  3. а б Норберт Фрай «Государство фюрера. Национал-социалисты у власти: Германия, 1933—1945»
  4. А. В. Васильченко Война кланов. «Чёрный фронт» против НСДАП. М. 2005
  5. Александр Михайловский. Консервативная революция: апология господства.