Ядерная война

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Ramses II at Kadesh.jpgGustavus Adolphus at the Battle at Breitenfeld.jpgM1A1 abrams front.jpg

Война Шаблон: п·о·и
Военная история
Эпохи войн
Доисторические •Древние
Средневековые •Мануфактурные
Индустриальные •Современные
Боевые действия
Сухопутные •Морские •Воздушные
Информационные •Подземные •Космические •В киберпространстве
Вооружения
Бронетанковое •Артиллерия •Биологическое
Кавалерия •Химическое •Электронное
Пехота •Ядерное •Психологическое
Тактика

На истощение •Партизанская
Маневренная (блицкриг) •Осада •Окопная

Стратегия

Экономическая •Ядерная

Структура вооружённых сил

Воинские звания

Логистика

Военное оборудование •Материалы •Обеспечение

Списки
Сражений •Командующих •Операций
Осад •Теоретиков •Войн
Преступлений •Вооружений •Писателей

Ядерная война — гипотетический конфликт между крупными государствами или военно-политическими блоками, обладающими ядерным и термоядерным оружием. В такой войне главным средством поражения является ядерное оружие.

Во второй половине XX века считалась одним из возможных вариантов развития холодной войны.

Доктрины ядерной войны[править]

Доктрина ядерной войны была принята в США сразу после Второй мировой войны, впоследствии найдя отражение во всех официальных стратегических концепциях США и НАТО. Военная доктрина СССР также предусматривала решающую роль ракетно-ядерного оружия в войне.

На первом этапе рассматривалась возможность лишь всеобщей ядерной войны, для которой характерно неограниченное, массированное и сконцентрированное по времени применение всех видов ядерного оружия как по военным, так и по гражданским целям, в сочетании с другими средствами. Преимущество в такого рода конфликте должна была иметь сторона, которая первая нанесёт массированный ядерный удар по территории противника с целью уничтожения его ядерных сил.

Однако такая атака могла не принести желаемого эффекта, что создавало большую вероятность нанесения ответного удара по крупным городам и промышленным центрам. Кроме того, выделение огромного количества энергии в результате взрывов, а также выбросы сажи и пепла из-за пожаров (так называемая «ядерная зима» или «ядерная ночь»), и радиоактивное заражение имели бы катастрофические последствия для жизни на всей Земле. Прямо или косвенно в такую войну — «третью мировую» — оказались бы вовлечены все или большинство стран мира. Существовала вероятность того, что развязывание такой войны привело бы к гибели человеческой цивилизации, глобальной экологической катастрофе.

Во второй половине 1950-х в США была выдвинута концепция ограниченной ядерной войны. Позднее, в 1970-х, такой конфликт стал рассматриваться как вооружённая борьба с применением различных видов оружия, включая тактическое и оперативно-тактическое ядерное оружие, использование которого ограничивается по масштабам, районам применения и видам ядерных средств. Ядерное оружие в этом случае применяется для поражения важнейших военных и военно-экономических объектов противника.

Теоретики ограниченной ядерной войны исходят из того, что в случае возникновение подобного конфликта список целей можно ограничить пусковыми установками и аэродромами противника, а также его военно-промышленной и траспортной инфраструктурой (нефтяные предприятия, системы связи, железнодорожные узлы и т. п.). Другие объекты (города, угольные производства, электростанции) должны оставатьчся «в заложниках» для того, чтобы обеспечить подписание выгодного атакующей стороне мира. Поэтому ключевым элементом концепции ограниченной ядерной войны выступают разработанные в США в начале 1960-х годов понятия "эскалационный контроль" и "эскалационное доминирование". Первое предполагает, что один из противников сумеет навязать противоположной стороне сценарий, при котором конфликт ограничится использованием тактического ядерного оружия. Второе — что один из противников будет сохранять превосходство над оппонентом на всех стадиях ограниченного ядерного конфликта. Согласно теоретикам ограниченной ядерной войны, необходимым условием эскалационного доминирования служит превосходство в стратегическом ядерном оружии, прежде всего — в средствах нанесения контрсилового удара. Однако реализация «эскалационного контроля» и «эскалационного доминирования» упирается в неразрешимую до настоящего времени проблему: как сохранить конфликт на стадии применения тактического ядерного оружия, если противоположная сторона решается пойти на применение стратегического ядерного оружия или других видов оружия массового поражения.

Даже ограниченный ядерный конфликт, однако, несёт в себе опасность радиоактивного заражения обширных территорий и перерастания во всеобщий конфликт с участием нескольких государств, обладающих ядерным оружием. По аналогии с теорией ядерной зимы можно сказать, что ограниченная ядерная война приведет в случае ее возникновения к эффекту «ядерной осени» — долговременным негативным экологическим последствиям в рамках определенного региона.

От Хиросимы до Семипалатинска[править]

Количество ядерных боеголовок у США и СССР

США — единственное государство, которое на практике применило ядерное оружие в ходе боевых действий, причём против мирного населения, сбросив в 1945 две ядерные бомбы на японские города Хиросиму и Нагасаки.

В течение нескольких лет после Второй мировой войны США создавали стратегические силы, основанные на использовании бомбардировщиков Б-36, способных наносить удары по любому потенциальному противнику с авиабаз на американской территории. Возможность ядерного удара по территории самих США рассматривалась как чисто гипотетическая — поскольку ни у кого больше не было «бомбы». Главное, чего опасались тогдашние американские стратеги, — попадания ядерного оружия в руки сумасшедшего генерала, которому могло прийти в голову нанести удар по СССР без надлежащего приказа (этот сюжет использовался во многих фильмах и шпионских романах). Чтобы успокоить страхи общественности, ядерное оружие США было передано под контроль самостоятельного ведомства — Комиссии по атомной энергии США (en:United States Atomic Energy). Предполагалось, что в случае войны бомбардировщики Стратегического авиационного командования США будут переведены на базы Комиссии по атомной энергии, где на них будут погружены авиабомбы. Весь процесс должен был занять несколько дней.

В течение нескольких лет среди многих представителей военных кругов США царила эйфория и уверенность в непобедимости США. Существовало общее мнение, что угроза нанесения Соединёнными Штатами ядерного удара должна остановить любого потенциального агрессора. Одновременно обсуждалась возможность помещения арсенала Комиссии по атомной энергии США под международный контроль или ограничения его размеров — возможно, это была своего рода пропагандистская уловка, чтобы отмести любые обвинения в агрессивных устремлениях самих США.

Тем временем усилия десятков государственных ведомств СССР (в том числе советской разведки) и миллионов советских людей были направлены на то, чтобы во что бы то ни стало ликвидировать монополию США на обладание ядерным оружием.

29 августа 1949 в Советском Союзе были проведены первые испытания ядерной бомбы на Семипалатинском ядерном полигоне. Американские учёные из Манхэттенского проекта и раньше предостерегали, что со временем СССР обязательно создаст свой собственный ядерный потенциал — тем не менее, этот ядерный взрыв оказал ошеломляющее воздействие на военно-стратегическое планирование в США — главным образом, поскольку военные стратеги США не ожидали, что им придётся лишиться своей монополии так скоро. В то время ещё не было известно об успехах советской разведки, сумевшей проникнуть в Лос Аламос.

В последующие годы распространение ядерного оружия по планете продолжилось. В 1952 свою бомбу испытала Великобритания, в 1960Франция. Западноевропейские ядерные арсеналы, однако, всегда были несущественными по сравненю с запасами ядерного оружия у сверхдержав, и именно ядерное оружие США и СССР представляло наибольшую проблему для мира в течение всей второй половины XX века.

Массированное возмездие[править]

Хотя СССР теперь тоже располагал ядерным потенциалом, США были далеко впереди как по количеству зарядов, так и по числу бомбардировщиков. При любом конфликте США легко смогли бы нанести бомбовый удар по СССР, тогда как СССР с трудом смог бы ответить на этот удар.

Переход к широкомасштабному использованию реактивных истребителей-перехватчиков несколько изменил эту ситуацию в пользу СССР, снизив потенциальную эффективность американской бомбардировочной авиации. В 1949 Кертис Лемэй (en:Curtis LeMay), новый командующий Стратегическим авиационным командованием США, подписал программу полного перехода бомбардировочной авиации на реактивную тягу. В начале 1950-х на вооружение стали поступать бомбардировщики Б-47 и Б-52.

В ответ на численное увеличение советской бомбардировочной авиации в 1950-е годы США создали вокруг крупных городов довольно крепкую эшелонированную систему ПВО, предусматривающую использование самолётов-перехватчиков, зенитной артиллерии и ракет «земля-воздух». Но во главе угла всё же стояло строительство огромной армады ядерных бомбардировщиков, которым было предназначено сокрушить оборонительные рубежи СССР — поскольку считалось невозможным обеспечить эффективную и надёжную защиту столь обширной территории.

Такой подход прочно укоренился в стратегических планах США — считалось, что причин для особого беспокойства нет, пока стратегические силы США своей мощью превосходят общий потенциал советских Вооружённых сил. Более того — по мнению американских стратегов, советская экономика, разрушенная в годы войны, вряд ли была способна на создание адекватного контрсилового потенциала.

Однако СССР быстро создал собственную стратегическую авиацию и испытал в 1957 г. межконтинентальную баллистическую ракету МБР Р-7, способную достигать территорию США. С 1959 г. в Советском Союзе началось серийное производство МБР. (В 1958 г. свою первую МБР «Атлас» испытали и США). С середины 1950-х годов в США начинают осознавать, что в случае ядерной войны СССР сумеет нанести ответный контрценностный удар по американским городам. Поэтому с конца 1950-х годов военные эксперты признают, что тотальная ядерная война с СССР становится невозможной.

Гибкое реагирование[править]

В 1958 г. американский политолог Герман Кан выдвинул концепцию ограниченной ядерной войны, которая быстро приобрела популярность у политико-военных элит США. Предполагалось, что для решения определённых задач Вашингтон может пойти на применение небольшого числа тактических ядерных боезарядов. Наиболее вероятным сценарием считалось их использование для отражения советского наступления в Западной Европе. (В декабре 1957 года Совет НАТО одобрил размещение американского тактического ядерного оружия в Европе, прежде всего — на территории Британии, Италии, Турции и ФРГ). Администрация Эйзенхауэра рассматривала возможность использования тактического ядерного оружия в локальных кризисах вокруг Кореи (1953), Индокитая (1954) и островов Куэмой и Мацу в Южно-Китайском море (1955 и 1958).

В начале 1960-х годов администрация Кеннеди выдвинула концепцию «гибкого реагирования» — допустимость использования ядерного оружия не только в тотальном, но и в ограниченном военном конфликте. Считалось, что руководство США должно само решать в какой мере и в каком масштабе оно может использовать ядерное оружие. В Соединенных Штатах появляются и развиваются концепции «эскалационного контроля» и «эскалационного доминрования» как сценарии ведения регионального ядерного конфликта с СССР. С этого времени политико-военные доктрины США стали рассматривать тактическое ядерное оружие как средство ведения военных действий, а стратегическое ядерное оружие как средсво «сдерживания / устрашения» («deterrence») СССР.

Одновременно администрация Кеннеди рассматривала вопрос о возможности нанесения упреждающего контрсилового удара по еще немногочисленным советским межконтинентальным баллистическим ракетам. С этой целью в начале 1960-х годов США начинают создавать разделяющиеся головные части индивидуального наведения (РГЧ ИН) и создавать мощный флот атомных подводных лодок. В начале 1970-х годов большинство американских носителей ядерного оружия морского и наземного базирования были оснащены РГЧ ИН, что позволило США достичь временного превосходства над СССР в забрасываемом весе ядерных боезарядов.

Однако быстрый рост ракетного потенциала СССР во второй половине 1960-х годов сделал доктрину контрсилового удара нереалистичной. В 1970-е годы Советский Союз сумел создать собственные РГЧ ИН и оснастить ими боевые блоки межконтинентальных баллистических ракет. СССР построил систему предупрежедения о ракетном нападении — сеть радиолокационных станций и спутникового наблюдения за ракетными пусками США и их союзников. За основу своей статегии СССР взял доктрину ответно-встречного удара — массированный запуск носителей ядерного оружия после получения и подтверждения сигнала о начале ракетного нападения.

В 1960-е годы и США, и СССР связывали доктрины ограниченной ядерной войны с развитием систем противоракетной обороны (ПРО). Больших успехов достиг в этой сфере Советский Союз: в 1961 г. учебная советская противоракета впервые в истории осуществила перехват цели, а в 1970-е годы была создана система противоракетной обороны вокруг Москвы. Попытки США создать аналогичную систему вокруг ракетной базы Гранд-Форкс (штат Северная Дакота) окончились неудачей. Но постепенно обе стороны стали осознавать дестабилизирующую роль противоракетной обороны. В 1972 году президент Ричард Никсон и генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев заключили Договор по противоракетной обороне, а в 1974 году — дополнительное соглашение. Согласно этим документам, стороны могли иметь только 100—150 стационарных противоракет наземного базирования вокруг одного заранее оговоренного района.

С начала 1970-х США делают ставку на сдерживание СССР посредством реалистической концепции ограниченной ядерной войны, под которой в те годы понималась оборона Западной Европы с помощью тактического ядерного оружия от возможного вторжения войск Варшавского договора. Толчком к разивтию подобных теорий стало введение войск Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году. Американские аналитики полагали, что превосходство США в средствах доставки с РГЧ ИН позволит в случае военного конфликта «сдержать» СССР от применения стратегического ядерного оружия, в то время как страны НАТО смогут с помощью тактического ядерного оружия отразить наступление войск Варшавского договора.

В конце 1960-х годов роль ядерного оружия стала пересматриваться и в рамках советской военной доктрины. В начале 1960-х советские маршалы (например, Василий Данилович Соколовский) полагали, что в будущей войне термоядерное оружие будет использоваться также, как и обычные вооружения. Быстрый рост ракетных потенциалов США и СССР убедил советское руководство в нереалистичности этой доктрины. Поэтому в СССР начинает проводиться различие между понятиями «ядерная война» и «война с применением ядерного оружия». Формально советское руководство отвергало концепцию «ограниченной ядерной войны». Фактически СССР постоянно совершенствовал контрсиловой потенциал своих ядерных сил, создавая в том числе мобильные МБР железнодорожного базирования и на автотягачах.

Однако до середины 1970-х годов наиболее вероятным сценарием военного конфликта (согласно реконструкции российских и американских исследователей) в СССР считался крупный неядерный конфликт в Центральной Европе. Считалось, что в случае начала войны превосходство стран Варшавского договора в обычных вооруженных силах позволит предпринять форсированное наступление на территории ФРГ, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга, в ходе которого ядерное оружие не будет применяться — наподобие того, как это было с химическим оружием в период Второй мировой войны. (Теоретически такое наступление облегчалось тем, что в 1966 г. Франция вышла из военной организации НАТО). В такой войне могло применяться и небольшое количество тактических ядерных боезарядов.

"Подлетное время"[править]

В 1973 г. министр обороны США Джеймс Шлессинджер выдвинул доктрину «ослепляющего» или «обезглавливающего» удара: поражение командных пунктов и узлов связи противника с помощью ракет средней и меньшей дальности, крылатых ракет, обладающих лазерными, телевизионными и инфракрасными системами наведения на цели. Такой подход преполагал выигрыш в «подлётном времени» — поражение командных пунктов до того момента, как противник успеет принять решение об ответно-встречном ударе. На этой основе США и другие страны НАТО начали модификацию средств передового базирования (Forward Base Systems) — американское тактическое ядерное оружие, размещенное на территории Западной Европы или у ее побережья. Одновременно США начали создание нового поколения крылатых ракет способных максимально точно поражать заданные цели.

Эти шаги вызвали опасения в СССР, поскольку средства передового базирования США, а также «независимые» ядерные потенциалы Британии и Франции могли поражать цели в европейской части Советского Союза. В 19761977 гг. СССР начал модификацию средств доставки ядерного оружия средней и меньшей дальности на европейском театре военных действий. В декабре 1976 г. СССР разместил, а в феврале 1977 г. поставил на боевое дежурство в странах Восточной Европы около 300 баллистических ракет средней дальности СС-20 с разделяющимися головными частями индивидуального наведения, способных за несколько минут уничтожить европейскую инфраструктуру НАТО. (Формально они должны были заменить устаревшие ракеты средней дальности СС-4 и СС-5). Одновременно СССР модифицировал размещенные в Центральной Европе силы общего назначения — в частности, модифицировал тяжёлый бомбардировщик Ту-22 М до стратегического уровня.

Действия СССР вызвали негативную реакцию стран НАТО. В декабре 1979 г. принимается двойное решение НАТО — развёртывание американских ракет средней и меньшей дальности на территории стран Западной Европы и одновременно начало переговоров с СССР по проблеме евроракет. Однако переговоры зашли в тупик. В 1983 г. США разместили на территории ФРГ, Великобритании, Дании, Бельгии и Италии баллистические ракеты средней дальности «Першинг-2» в 5-7 минутах подлета от целей на европейской территории СССР и крылатые ракеты воздушного базирования. Параллельно в 1981 г. США началось производство нейтронного оружия — артиллерийских снарядов и боеголовок ракеты меньшей дальности "Ланс". Аналитики предполагали, что это оружие может быть использовано для отражения наступления войск Варшавского договора в Центральной Европе.

В ответ в ноябре 1983 года СССР вышел из проходивших в Женеве переговоров по евроракетам. Генеральный секретарь ЦК КПССС Юрий Андропов заявил, что СССР предпримет ряд контрмер: разместит оперативно-тактические ракеты-носители ядерного оружия на территории ГДР и Чехословакии и выдвинет советские атомные подводные лодки ближе к побережью США. В 19841986 гг. советские ядерные силы и система предупреждения о ракетном нападении находились в состоянии повышенной боевой готовности.

Cогласно имеющимся данным, в 1981 г. советские разведслужбы КГБ и ГРУ начали операцию ракетно-ядерное нападение (операция РЯН — наблюдение за возможой подготовкой стран НАТО к началу ограниченной ядерной войны в Европе). Тревоги советского руководства вызвали учения НАТО «Эйбл-Арчер-83» — в СССР опасались, что под их прикрытием НАТО готовится к запуску «евроракет» по целям в странах Варшавского договора. Аналогично в 19831986 гг. военные аналитики стран НАТО опасались, что СССР нанесет упреждающий «разоружающий» удар по местам базирования «евроракет». Опасность конфликта сохранялась до 1987 года, когда СССР и США договорились уничтожить ракеты средней и меньшей дальности (Вашингтонский договор о сокращении ракет средней и меньшей дальности).

Стратегическая оборонная инициатива[править]

В 1983 г. администрация Рейгана начала программу стратегической оборонной инициативы СОИ — полномасштабной космической ПРО. Предполагалось, что СОИ система космических перехватчиков и лазерных станций сможет перехватить ослабленный удар советских МБР. В СССР началась разработка ассиметричных контрмер, особую роль среди которых играло увеличение количества РГЧ ИН. Однако в 1985 г. комиссия под руководством американского генерала Спенсера Абрахамсона — пришла к выводу о неэффективности СОИ. (Одной из причин была названа невозможность энергетического обеспечения большого количества постоянно пилотируемых космических объектов). В 1986 г. США фактически свернули работы над СОИ.

Дискуссии вокруг СОИ в контексте полемики по «евроракетам» способстовали росту страха перед началом ядерной войны. Опасность начала ограниченного ядерного конфликта резко снизилась после того, как в СССР началась Перестройка.

См. также[править]