Витязь в тигровой шкуре

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Витязь в тигровой шкуре

ვეფხისტყაოსანი


Автор:
Шота Руставели 
შოთა რუსთაველი
Царь Ростеван и Автандил на охоте. Иллюстрация из рукописи Мамуки Тавакарашвили, 1646 год




Дата написания:
11891212


Переводчик:
Константин Бальмонт, Пантелеймон Петренко, Георгий Цагарели, Шалва Нуцубидзе, Николай Заболоцкий
Язык оригинала:
грузинский
Язык перевода:
русский





В Сети:

«Ви́тязь в тигро́вой шку́ре» (груз. ვეფხისტყაოსანი, Вепхис-Ткаосани) — грузинская эпическая поэма, написанная Шотой Руставели в XII веке, вероятнее всего между 11891212 гг.

История[править]

Поэма эта в своём изначальном виде до нас не дошла. На протяжении веков текст поэмы немало искажался и почти изуродовался в руках продолжателей — подражателей и множества переписчиков. Сохранилось немало интерполированных позднейших редакций XVI—XVIII вв., и среди исследователей не прекращается спор как относительно содержания в целом, так и относительно толкований отдельных мест произведения. Существует и продолжение поэмы, известное под именем «Оманиани». Из всех редакций поэмы «Витязь в тигровой шкуре» канонизированной и наиболее распространённой является так называемая Вахтанговская редакция, отпечатанная в Тифлисе в 1712 году царём Вахтангом VI и снабжённая специальными комментариями. Новых изданий поэмы насчитывается до тридцати, но за исключением двух, все они в сущности являют в большей или меньшей степени повторение Вахтанговского издания. Философски-религиозные воззрения Руставели официальная церковь того времени признавала еретическими; она открыла гонения против поэмы. Преследования продолжались целые века, в результате чего почти целиком было уничтожено первое полное издание поэмы 1712 года.

Доныне остаётся неразрешённым и вопрос, откуда Руставели заимствовал сюжет своей поэмы. В литературе было высказано три мнения: первое основывается на словах самого Руставели, который в 16-й строфе поэмы заявляет, что «он нашёл персидский рассказ и переложил его стихами, словно крупную жемчужину, переходящую из рук в руки»; однако, персидский оригинал, несмотря на все поиски, до сих пор не найден.

Второе мнение впервые было высказано профессором Д. И. Чубиновым, который доказывает, что Руставели не заимствовал сюжета «Витязя в тигровой шкуре» у восточных писателей; она создана им самим и направлена к прославлению царицы Тамары.

Третье мнение принадлежит А. Хаханову: сравнивая стихи Руставели с народными песнями о Тариэле, он предположил, что искусственная поэма XII века имеет своим основанием народную поэзию, подобно тому как «Фауст» и «Гамлет» восходят к средневековым народным традициям. Руставели воспользовался народным сказанием для изображения великой исторической эпохи. Сопоставление обращающихся среди грузинского народа песен о Тариэле с поэмой Руставели, где главным героем является Тариэл, обнаруживает безусловное их сходство в общем сюжете и в деталях.

С другой стороны, сравнение жизни Тамары с событиями, описываемыми в поэме, даёт повод думать, что под именем главной героини, Нестан-Дареджан, скрывается сама Тамара. Можно думать, что поэт намеренно перенёс сюжет «Витязя…» в идеальную местность — «в Индию, Аравию, Китай» — с целью отвести читателя от догадок и скрыть свою любовь, «для которой нет лекарства…»

Название[править]

Поэма известна на русском языке под названиями «Витязь в тигровой шкуре», «Витязь в барсовой шкуре», «Носящий тигрову (барсову) шкуру», «Барсова кожа» и др.

Сюжет[править]

Страница из книги

Фабула поэмы «Витязь в тигровой шкуре» сводится к следующему: именитый, но пожилой царь Аравии — Ростеван, не имея сына-наследника, возводит на престол свою единственную дочь — прелестную и умную Тинатин, которая питала любовь к выдающемуся полководцу (спаспету) и рыцарю-царедворцу Автандилу. Однажды во время охоты царь с Автандилом встретились у речки со странным плачущим витязем. Попытки заговорить с ним остались тщетными, он покалечил и убил многих посланцев царя, а потом скрылся, не посмев сразиться с самим царём и Автандилом. Царь поручил слугам искать его в течение года, но никто не смог найти таинственного витязя. Тогда Тинатин поручила своему возлюбленному во что бы то ни стало привести загадочного чужестранца. Если же он не сможет его найти в течение трёх лет, то он должен вернуться. Автандил после долгих и опасных скитаний отыскал этого уединившегося в пустынной пещере витязя по имени Тариэл. Клятвою скрепив дружбу и побратавшись с Автандилом, Тариэл рассказал ему свою скорбную историю: он — великий царедворец великого индийского царя Фарсадана, терзаемый страстной любовью к солнцеподобной царевне Нестан-Дареджан. Но судьба не милостива к влюбленным; царь Фарсадан задумал выдать Нестан замуж за сына хорезмийского шаха, который к тому же объявлялся наследником индийского престола (каковым по праву считался Тариэл). По наущению Нестан-Дареджан Тариэл убил соперника и готовился захватить власть в свои руки. Нестан обвинили в порочной любви к мятежнику и после тяжких побоев бесследно удалили далеко за пределы Индии. Тариэл пустился в поиски, но безрезультатно… Наконец отчаявшийся витязь покинул мир, уединился, горько оплакивая в пустыне свою жизнь. С ним в пещере жила и служанка Нестан-Дареджан — Асмат.

Автандил утешал и обнадёживал своего славного побратима. Он поехал на родину, так как трёхлетний срок, после которого его должны были считать умершим, подходил к концу, но обещал вернуться и помочь Тариэлу. По возвращении царь Ростеван отказывается снова отпускать военачальника и Автандилу приходится уехать против воли царя, так как он не может нарушить клятву, данную другу. В конце концов он действительно напал на след Нестан-Дареджан. Она оказалась заключённой в неприступной крепости Каджети. Тариэл и Автандил при содействии третьего побратима Фредона овладели крепостью, освободив Нестан, и радостные и счастливые возвратились в свои края.

Поэтика[править]

Руставели является законодателем и непревзойдённым мастером господствовавшего в древней Грузии поэтического метра, называемого шаири, — шестнадцатислогового стиха. Руставели пользуется двумя видами этого метра: высоким (4+4) (4+4) и низким (5+3) (5+3). Разнообразие видов метра в поэме увязывается с определённым порядком рифмической системы. Четверостишия поэмы (числом до 1500; а по изданию академика Броссе поэма имеет 1637 строф, по 16 слогов в стихе) изобилуют аллитерациями, повышающими её органическую музыкальность.

Из других особенностей руставелевского поэтического строя следует отметить художественную чёткость его метафоры. Строфы поэмы насыщены сложными и развёрнутыми метафорическими рядами. И во всей этой сложности руставелевской гениальной поэтики доминируют простота языка, идейная глубина и художественная непосредственность.

Примечательна ars poetica Руставели, данная в знаменитом прологе поэмы. Для поэта бесспорны высокое общественное назначение и идейная ценность поэзии. Руставели защищает преимущество эпического жанра перед лирическим, годным, по его мнению, лишь для «увеселений, ухаживаний и забав». Подлинный поэт, по его воззрениям, — эпик, творец крупных повествований.

Анализ[править]

Поэма «Витязь в тигровой шкуре» во всей её сложности отображает эпоху грузинского феодализма, известного под названием «петронкмоба» (патронат). Главные и идеальные герои поэмы — Тариэл и Автандил — это типы преданных и почтительных «кме» — вассалов, бескорыстных служителей своего патрона, воспитанных и степенных, глубокомысленных царедворцев, храбрых и самоотверженных рыцарей. В поэме идеализируются преданность вассала и долг перед царём — высшим патроном. Непосредственные вассалы царя, царедворцы и прочие вельможи или знатные люди также обладают собственными поддаными вассалами-вельможами (как, например, Автандил, Тариэл и др.) Таким обазом, общественность, отображённая в поэме, является как бы звеном патронатских или, вернее, сюзеренно-вассальных взаимоотношений, Руставели романтизирует гуманистические формы этих взаимоотношений: «лучше всякой влюбленной четы взаимно любящие друг друга сюзерен и вассал», заявляет он. Автор намеренно предупреждает читателей: «служба своему сюзерену (патрону) никогда не пропадёт напрасно». Но поэт приемлет сюзеренов лишь «родимыми, сладкими, благомилостивыми, уподобляющимися небу, источающему милость». Руставели — ярый поборник гуманистического монархизма, зиждущегося на началах сюзеренно-вассальных взаимоотношений и династического легитимизма. Одним из центральных мотивов поэмы являются культ рыцарства, воинская доблесть и мужество. Идеализируемый поэтом герой-рыцарь предан и самоотвержен в дружбе и в товариществе. Дружба и товарищество — основа рыцарского правопорядка; солидарность и самопожертвование — лелеемый идеал Руставели. Рыцари бескорыстно и безвозмездно защищают торговцев от пиратов и разбойников, с величайшим почтением и уважением относятся к женщине, покровительствуют и помогают вдовам и сиротам, нуждающимся, неимущим. Руставели проповедует щедрость, равномерную милость «к великим и малым», «так как солнце одинаково озаряет своими лучами и розы и помет». Он ратует за свободую любовь, за свободный «выбор в супруги». Воспевая любовь, чуждую корыстолюбивых чувств, Руставели страстно осуждает бессердечие и необузданные сексуальные вожделения. Примечательно, что и руставелевской любви — «миджнуроба» — присущи формы патронатских (сюзеренно-вассальных) взаимоотношений. Любимая женщина по своему положению является наивысшим патроном-сюзереном, влюблённый же витязь лишь «всепреданнейший» вассал-слуга (кма). Характерно и то, что героини (Нестан и Тинатин) и в социальном отношении принадлежат к кругу патронов (сюзеренов).

В поэме нашли отображение и черты быта купеческого сословия. Взамен Тариэла и Автандила мы видим уже Усена, а Нестан и Тинатин здесь, в этой среде, сменяет Фатьма. Но какая пропасть лежит между ними и как противопоставлены их физические и нравственные качества. Ближайший приятель («арифи») царя Гуланшаро (представитель купечества), как и царедворец Усен, показан физическим уродом и морально падшей личностью, хотя в торговле он немало преуспевает. Такой же отрицательной фигурой является и Фатьма, женщина лёгкого поведения. В купеческой среде взамен аристократически-рыцарского великодушия и воздержания господствуют малодушие и жадность. Щедрость и скромность здесь уступают место скупости и корыстолюбию; преданность и моральная чистота — нравственной необузданности и разврату. Руставели определённо противопоставляет рыцарские традиции купеческим нравам. В этом отношении его симпатии безусловно на стороне феодально-рыцарской среды.

Руставели — художник-мыслитель. Ему чужды и христианско-клерикальный догматизм средневекового Запада, и мистицизм персидского суфизма, и официальное мусульманство. Это конечно не означает, что Руставели атеист: его философски-религиозное мышление носит на себе следы сильного влияния неоплатонизма, глубоко пустившего свои корни в Грузии и имевшего здесь выдающихся представителей; «неоплатоническое умозрение расширило умственный горизонт грузинского общества… Неоплатонизм разбил исключительность религиозно-национального мышления грузин и облегчил им тесное литературное общение с мусульманским миром» (Н. Я. Марр). Руставели чужда и националистическая замкнутость. В поэме любовно изображены люди разных народностей.

Для композиции поэмы характерен динамический драматизм, ведущий зачастую к неожиданным ситуациям. Поэма почти полностью лишена сказочных фантастических элементов: подлинные, человечески-земные, сильные переживания живых людей показаны жизненно правдиво, художественно-непосредственно, убедительно. Каждый герой поэмы, будь то главный либо второстепенный, выявляется в наиболее типических чертах. В этом отношении каждая, даже и малейшая деталь у поэта закономерна. Таковы — Нестан-Дареджан, Тинатин, Асмат, Тариэл, Автандил, Фредон, Шермадин, ставшие нарицательными, наиболее популярными именами в Грузии. В развёртывании сюжета поэт пользуется приёмом контрастирования: различные социальные слои и художественные образы мастерски противопоставляются друг другу с большим чувством меры. Руставели — гениальный афорист. Мудрые, глубокомысленные и вместе с тем лаконичные, крылатые руставелевские афоризмы проникли в широкие народные массы, превратились в народные поговорки, в народную мудрость. Должно отметить, что афоризмы эти, выражавшиеся в форме лирических отступлений, эпистолярных обращений, далеки от моралистических сентенций. Они способствуют оживлению повествования, динамизируют стих, подчёркивают монументальность произведения. По архитектонике и композиции поэма «Витязь в тигровой шкуре» являет один из величественных образцов мировой литературы.

Значение поэмы заключается в её художественной обработке психологическом анализе и щедро рассыпанных мудрых изречениях, которые и по прошествии семисот лет произносятся грузином с чувством особенного благоговения. Руставели внушает «освобождать рабов», провозглашает равенство полов («порождение льва остаётся львом, все равно, какого бы пола оно ни было»), взывает к щедрой милости: «что роздано тобой — твоё, что нет — потеряно». Личные заслуги он ставит выше знатного происхождения, славную смерть предпочитает позорной жизни, не терпит лживого человека, заявляя: «ложь и измена — две родные сестры». Подобные мысли сделали «Витязя в тигровой шкуре» воспитательной книгой для народа, а талантливая техника сделала её для грузин синонимом возвышенной и художественной поэзии.

Поэма Руставели «Витязь в тигровой шкуре» — один из величайших памятников мировой литературы — на протяжении столетий была и продолжает оставаться одной из наиболее читаемых книг в Грузии, оказывая исключительное влияние на дальнейшее развитие грузинской литературы вплоть до наших дней.

Переводы[править]

Произведение «Витязь в тигровой шкуре» переведено на многие иностранные языки, на иные полностью, а на другие — в отрывках, в отдельных частях. Есть переводы на немецкий (Leist, «Der Mann im Tigerfelle», Лейпциг, 1880), французский («La peau de léopard», 1885), английский, русский, польский и армянский. После 1712 года она была несколько раз напечатана в Санкт-Петербурге и в различных городах Грузии. В 1855 году в Москве появилась трагедия «Барсова кожа», написанная на русском языке, в стихах, царевичем Окропиром. Поэма Руставели в 1890 году была переделана К. Месхи в драму, которая была поставлена в Тифлисе. Стихотворный русский перевод отрывка из «Барсовой кожи», Баратынского, напечатан в «Иллюстрации» (№№ 6—7, за 1845 г.). Существует 5 полных переводов поэмы на русский язык (К. Д. Бальмонт, П. А. Петренко, Г. Цагарели, Ш. Нуцубидзе, Н. А. Заболоцкий). В настоящее время одним из наиболее известных переводов на русский язык — является перевод Н. А. Заболоцкого.

Существует более 50 изданий поэмы на грузинском языке.

Персонажи[править]

  • Автандил — спаспет в Аравии
  • Асмат — рабыня Нестан-Дареджан
  • Дулардухт — царица Каджети
  • Мелик Сурхави — царь Гуланшаро
  • Нестан-Дареджан — дочь Фарсадана, возлюбленная Тариэла
  • Нурадин-Фридон — правитель Мульгазанзара
  • Рамаз — властитель хатавов
  • Росан и Родья — племянники Дулардухт, за Ростана Дулардухт хотела выдать Нестан-Дареджан
  • Ростеван — царь Аравии
  • Рошак — военачальник Каджети
  • Тариэл — витязь в тигровой шкуре
  • Тинатин — дочь Ростевана, возлюбленная Автандила
  • Усен — глава торговцев Гуланшаро
  • Фарсадан — индийский царь
  • Фатьма — жена Усена
  • Шермадин — слуга Автандила, руководивший вотчиной в отсутствие Автандила
  • Чачнагир — любовник Фатьмы, убитый Автандилом

Словарь[править]

Источники[править]

Литература[править]

  • Орбели И. Герои Руставели и их подданные. — Ереван: 1963.>
  • Андроникашвили Р. Иллюстрации к поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». — Художник РСФСР, 1983.>
  • Конрад Н. «Витязь в тигровой шкуре» и вопрос о ренессансном романтизме // Запад и Восток. Статьи. — 2 изд.. — М.: 1972.>

Ссылки[править]