Владимир Фёдорович Джунковский

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Фёдорович Джунковский
Djunkovsky Vladimir (1865-1938).jpg
Род деятельности: государственый деятель, военный
Дата рождения: 19 сентября 1865
Место рождения: Санкт-Петербург
Дата смерти: 26 февраля 1938
Отец: Фёдор Степанович Джунковский
Мать: Мария Карловна Рошет
УДК 92

Владимир Фёдорович Джунко́вский (7 (19) сентября 1865, Санкт-Петербург — 26 февраля 1938) — российский государственный деятель и военный.

Биография[править]

Из русской ветви рода Джунковских.[1] Сын генерал-майора Фёдора Степановича Джунковского и Марии Карловны Рошет, лютеранки по вероисповеданию, племянник экумениста С. С. Джунковского.[2]

Окончив в 1882 году обучение в Пажеском корпусе, был зачислен в лейб-гвардии Преображенский полк. Быстро продвигался по службе, а в 1891 году стал адъютантом московского генерал-губернатора Великого князя Сергея Александровича. В этой должности состоял в течение 14 лет, дослужившись лишь до капитанских погон, но сумев завязать нужные связи, что очень пригодилось ему в дальнейшем.[1]

В августе 1905 года, в звании полковника и флигель-адъютанта Свиты Его Величества, был назначен московским вице-губернатором, в ноябре — губернатором Московской губернии, а в 1908 году был произведён в генерал-майоры. С 1909 по 1913 год одновременно исполнял должность генерал-губернатора Москвы. Получил звание почётного гражданина от семи уездных городов губернии, среди которых Серпухов, Коломна, Kлин, Подольск.[1]

Принимал активное участие в организации Бородинских торжеств 1912 года.[3] В начале 1913 года получил назначение на пост товарища министра внутренних дел и командира Отдельного корпуса жандармов, главной задачей которого являлась охрана государственного порядка, императора, членов его семьи и высших должностных лиц государства.[1]

В мае 1913 года подписал циркуляр, которым запрещалось вербовать агентов среди учащихся средних учебных заведений. Старался ограничить подобную практику и в армии[1] (вопреки возражениям генерала Н. И. Иванова[4]). Сдал провокатора Р. В. Малиновского — платного агента охранки, члена ЦK РСДРП и руководителя большевистской фракции в IV Государственной думе, который выдал охранке Я. Свердлова, И. Сталина, Г. Орджоникидзе, С. Спандаряна, Е. Стасову, Е. Розмирович, Н. Крыленко, Ф. Голощёкина и многих других.[5]

В 1913 году Джунковский упразднил часть охранных отделений, оставив только три (в Санкт-Петербурге, Москве и Варшаве), чем ещё больше загрузил соответствующие губернские жандармские управления (правда, он не был первым на этом поприще[6]). В то же время издевательски запретил жандармским офицерам просить о переводе из корпуса жандармов в армию.[7]

Летом 1915 года раскручивал дело о пьяном дебоше, якобы устроенном Г. Е. Распутиным в московском ресторане «Яр» весной того же года, но был после контрраследования уволен со всех постов.[8] Последнее, что сделал в Петрограде, — убедил Великого князя Николая Николаевича, что арестованных на нелегальном совещании под Петроградом большевиков-депутатов Государственной думы следует судить гражданским, а не военным судом.[9][10]

После Джунковский, никогда не имевший под началом даже роты,[11] командовал бригадой 15-й Сибирской стрелковой дивизии, а затем дивизией. В апреле 1917 года получил звание генерал-лейтенанта. В сентябре того же года был избран солдатским комитетом на должность командира 3-го Сибирского армейского корпуса.[1]

После Октябрьской революции был вместе с группой генералов арестован в Ставке Верховного главнокомандующего и заключён в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Однако как офицер, лояльный к власти, получил от советского правительства право на пенсию в размере 3270 рублей в месяц.[1]

В сентябре 1918 года, после покушения на Ленина, был арестован по дороге в Путивль к родственникам, будучи якобы перепутан с другим офицером, которого разыскивала ВЧK. Был препровождён в Московскую ЧK, а 6 декабря 1918 года заключён в Бутырскую тюрьму.[1] Позднее рассказывал художнице М. В. Сабашниковой, что во время первого его пребывания в тюрьме до суда его часто уводили якобы на расстрел, а потом вновь возвращали в камеру.[12]

6 мая 1919 года на заседании Московского революционного трибунала был признан опасным для советской власти и приговорён к заключению в концлагерь до окончания Гражданской войны без применения амнистии. 11 июня 1919 года был переведён в Таганскую тюрьму, где сидели в основном уголовники. На заседании Московского революционного трибунала 30 ноября 1920 года был приговорён вместо концлагеря к пяти годам принудительных работ с лишением свободы. 9 февраля 1921 года снова оказался в Таганской тюрьме.[1]

28 ноября 1921 года по постановлению ВЦИК был освобождён из-под стражи, а 6 апреля 1922 года прописан у своей сестры Евдокии Фёдоровны, бывшей фрейлины императрицы Александры Фёдоровны.[1]

По утверждению советского писателя С. М. Голицына, после освобождения рассказывал своим знакомым, что его как-то вызвал к себе председатель ВЧК Ф. Э. Дзержинский и начал расспрашивать о том, как функционировала охрана императора Николая II. По просьбе Дзержинского написал по этому вопросу подробную записку и с тех пор стал постоянно консультировать чекистов.[1]

После выхода на свободу работал церковным сторожем, давал уроки французского языка, писал воспоминания о своей жизни. Бытует мнение, что принял монашество, хотя документальных подтверждений этому не имеется.[1]

В 1929 году его архив в Пушкинском Доме был обнаружен членами Правительственной комисии под руководством Ю. П. Фигатнера.[13] 9 ноября того же года Джунковский представил А. С. Енукидзе докладную записку о своём архиве.[14]

По некоторым сведениям, помогал разрабатывать положение 1932 года о паспортном режиме,[1] в тех условиях ставшее одной из главных форм принудительного регулирования жизни русских людей, фактически восстановившее на деревне крепостное право.[15]

3 декабря 1937 года был вновь арестован и 21 февраля 1938 года специальной тройкой НКВД приговорён к расстрелу, что 26 февраля того же года было приведено в исполнение. Похоронен на Бутовском полигоне. В июне 1989 года реабилитирован.[16]

Семья[править]

Старший брат Джунковского, Николай (18621916), служивший по ведомству Министерства финансов в Харьковской, Тверской, Московской и Курской губерниях, а в 1915 году ставший сенатором, — свояк своего двоюродного племянника князя Д. А. Хилкова, проделавшего эволюцию от толстовства к анархизму, а затем состоявшего в партии эсеров. Николай находился в родстве также с эсером графом А. И. Доррером, на квартире которого в Вологде в 1911 году несколько дней скрывался собравшийся бежать из ссылки И. В. Джугашвили. На почве увлечения толстовством Николай сблизился с некоторыми представителями не только либеральной оппозиции, но и революционного подполья. Сообщение о смерти его жены Цицилии, умершей в 1928 году, было опубликовано партийной газетой «Заря Востока».[17]

Сочинения[править]

  • Джунковский В. Ф. Воспоминания. — Т. 1. — М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1997. — 736 с. ISBN 5-8242-0043-2
  • Джунковский В. Ф. Воспоминания. — Т. 2. — М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1997. — 688 с. ISBN 5-8242-0044-0

Личность Джунковского[править]

По воспоминаниям А. Белого, Джунковский, пока не стал губернатором, общался с известным антицарским поэтом К. Д. Бальмонтом.[18] Впоследствии он лицемерно отвергнет предложение амнистировать Бальмонта по делу о запрещённых стихотворениях.

По утверждению В. Н. Воейкова, вскоре после манифеста 17-го октября 1905 года Джунковский в Москве оказался среди бунтарей, направлявшихся к тюрьме для освобождения политических заключённых, но воздержался от донесения по начальству о своей «прогулке», которая не послужила для него препятствием как к оставлению в занимаемых должности и звании, так и к занятию впоследствии поста товарища министра внутренних дел.[19]

По утверждению П. Г. Курлова, Джунковский был «склонен искать популярности, а потому всегда проявлял презрительное отношение к полиции и к чинам отдельного корпуса жандармов».[20]

Бывший начальник московского охранного отделения А. П. Мартынов писал о Джунковском в воспоминаниях:

Связи у него в «сферах» были громадные, и он легко и бестрепетно всходил все на высшие ступени административной лестницы, закончив свою административную карьеру в должности товарища министра, заведующего полицией и командира Отдельного корпуса жандармов. В 1915 году он «поскользнулся» на одной «апельсинной корке», ловко прикрыв ее для публики своим «антираспутинством», и отправился на фронт, получив бригаду.[21]

По данным Н. Н. Берберовой, Джунковский был масоном. По сведениям Б. И. Николаевского, был как-то связан с масонами.[22]

После смерти в 1909 году князя Д. З. Меликова, покровительствовавшего бывшему губернатору Кутаисской губернии В. А. Старосельскому, который сочувствовал РСДРП, Джунковский послал сочувствующую телеграмму.[23]

В переписке с «патриархом» и теоретиком черносотенцев К. Н. Пасхаловым Д. А. Хомяков заметил, что назначение Джунковского в Министерство внутренних дел «заставляет почесать затылок», поскольку «очень уж ненадёжный этот господин, хотя и любимец публики». Пасхалов согласился, что выбор «Джунковского в начальники всероссийской полиции действительно побуждает не только устремиться к затылку, но и душу направиться в пятку».[24] А П. Ф. Булацель писал ещё ранее:

Горе Царской России, если «освободителям» удастся обмануть Царя. Они уже ликуют при одном слухе, что на место генерала Лауница будет назначен Джунковский. Точно праздник для руководителей революции, для вождей кадюков, если на место богатыря духом и волею, покойного Лауница, будет назначен слабенький духом «уступчивый» и столь предупредительный к евреям и кадюкам Джунковский!

или

Необходимо <…> окружить трон самодержавного Царя русскими людьми, не похожими <…> на фрейлин Бюцову, Оболенскую и Джунковскую, обожающих жидовские газеты и «представительный» строй.[25]

Джунковский, исходя из принципа надпартийности монархии, пытался «осадить» монархические партии.[26] При Джунковском был ликвидирован обычай выдавать бесплатные билеты на проезд по железной дороге организаторам публичных патриотических лекций в провинции.[27]

После инициированного Джунковским увольнения С. П. Белецкого из Департамента полиции разработка последним масонского следа была свёрнута.[28]

Джунковский объяснял поражения русской армии в феврале 1915 года деятельностью полковника С. Н. Мясоедова, который якобы проник в штаб 10-й армии в нарушение установленных служебных процедур.[11] Именно у Джунковского дело Мясоедова (который одно время состоял одним из руководителей военной службы по борьбе с революционным движением в армии) было сфабриковано, а затем передано военным властям Северо-Западного фронта для «исполнения».[29]

Императрица Александра Фёдоровна писала 22 июня 1915 года о Джунковском своему супругу:

Ах, дружок, он нечестный человек, он показал Дмитрию эту гадкую, грязную бумагу (против нашего Друга), Дмитрию, который рассказал про это Павлу и Але [Танеевой-Пистолькорс]. — Это такой грех, и будто бы ты сказал, что тебе надоели эти грязные истории, и желаешь, чтобы Он [то есть Распутин] был строго наказан.

Видишь, как он [то есть Джунковский] перевирает твои слова и приказания — клеветники должны быть наказаны, а не Он [то есть Распутин]. В ставке хотят отделаться от Него [то есть Распутина] (этому я верю), — ах, это все так омерзительно! — Всюду враги, ложь. Я давно знала, что Дж. ненавидит Гр.[30]

В своих воспоминаниях, писавшихся при советской власти, Джунковский проводил официальную трактовку гибели С. Т. Морозова — «самоубийство».[31] В тех же воспоминаниях он называет «удивительной по кротости и любви к ближнему женщиной» генеральшу А. В. Богданович[32] — известную сплетницу, не гнушавшуюся получать сведения от дворцовых камердинеров, дам полусвета, искателей богатых столичных невест и прочих сомнительных личностей.[33]

По свидетельству писателя С. М. Голицына, разговаривавшего с людьми, хорошо знавшими Джунковского, «никогда ни о ком он не давал порочащих сведений»[1] (чекистам).

Интересные факты[править]

Зачем только портрет Джунковского? Это мне непонятно. Ни исторической ценности и никакой другой из себя [он] не представляет. Рекомендую его сделать экспонатом помойной ямы, предать огню или отдать людям со старыми низкопоклонническими замашками.[37]

Примечания[править]

  1. а б в г д е ё ж з и й к л м «Зачислить за ВЧK впредь до особого распоряжения». Дело В. Ф. Джунковского в московской Таганской тюрьме / Публ., вст. ст. и комм. А. Н. Семкина // Отечественные архивы. — 2002. — № 5. — С. 79—98.
  2. Пушкарева И., Перегудова З. В. Ф. Джунковский и его воспоминания // Джунковский В. Ф. Воспоминания. — Т. 1. — М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1997. — С. 7. ISBN 5-8242-0043-2
  3. Пушкарева И., Перегудова З. В. Ф. Джунковский и его воспоминания // Джунковский В. Ф. Воспоминания. — Т. 1. — М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1997. — С. 12—13. ISBN 5-8242-0043-2
  4. Розенталь И. С. Провокатор. Роман Малиновский: судьба и время. — М.: РОССПЭН, 1996. — С. 141. ISBN 5-86004-049-0
  5. Тютюкин С. В., Шелохаев В. В. Революция и нравственность // Вопросы истории. — 1990. — № 6. — С. 3, 8—9, 14—15.
  6. Островский А. Кто стоял за спиной Сталина? — СПб.: Нева, М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — С. 34. ISBN 5-7654-1771-X, ISBN 5-224-02997-X
  7. Платонов О. А. Покушение на русское царство. — М.: Алгоритм, 2004. — С. 351. ISBN 5-9265-0156-3
  8. Платонов О. А. Григорий Распутин и «дети дьявола». — М.: Алгоритм, 2005. — С. 310—316. ISBN 5-9265-0161-X
  9. Розенталь И. С. Провокатор. Роман Малиновский: судьба и время. — М.: РОССПЭН, 1996. — С. 183. ISBN 5-86004-049-0
  10. Куликов С. В. Бюрократическая элита Российской империи накануне падения старого порядка (1914—1917). — Рязань: П. А. Трибунский, 2004. — С. 72. ISBN 5-94473-006-4
  11. а б Гребенкин И. Н. Офицерство российской армии в годы первой мировой войны // Вопросы истории. — 2010. — № 2. — С. 52—66.
  12. Варламов А. Н. Григорий Распутин-Новый. — М.: Молодая гвардия, 2007. ISBN 5-235-02956-9
  13. Брачев В. С. «Дело» академика С. Ф. Платонова // Вопросы истории. — 1989. — № 5. — С. 117.
  14. См.: «Докладная записка» В. Ф. Джунковского 9 ноября 1929 г. А. С. Енукидзе о своем архиве, хранившемся в Пушкинском Доме / Публ. А. В. Мельникова // Археографический ежегодник за 2001 год. — М.: Наука, 2002. — С. 413—420. ISBN 5-02-008817-X
  15. Платонов О. А. Под властью зверя. — М.: Алгоритм, 2004. — С. 361—362. ISBN 5-699-08264-6
  16. http://lists.memo.ru/d11/f65.htm#n46
  17. Островский А. Кто стоял за спиной Сталина? — СПб.: Нева, М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — С. 548—549. ISBN 5-7654-1771-X, ISBN 5-224-02997-X
  18. Белый А. Начало века. — М.: Художественная литература, 1990. ISBN 5-280-00517-7, ISBN 5-280-00518-5
  19. С Царем и без Царя. Воспоминания последнего Дворцового Коменданта Государя Императора Николая II В. Н. Воейкова. — М.: Родник, 1994. — С. 158. ISBN 5-86231-150-5
  20. XVI глава // Курлов П. Г. Гибель Императорской России. — М.: Современник, 1992. — С. 28. ISBN 5-270-01465-3
  21. Глава V. Снова в Москве // Мартынов А. П. Моя служба в Отдельном корпусе жандармов // «Охранка»: Воспоминания руководителей охранных отделений. — Т. 1. — М.: Новое литературное обозрение, 2004. — С. 315—316. ISBN 5-86793-342-3, ISBN 5-86793-344-X
  22. Николаевский Б. И. Русские масоны и революция / Ред.-сост. Ю. Фельштинский. — М.: ТЕРРА, 1990. — С. 99.
  23. Островский А. Кто стоял за спиной Сталина? — СПб.: Нева, М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — С. 544. ISBN 5-7654-1771-X, ISBN 5-224-02997-X
  24. Пушкарева И., Перегудова З. В. Ф. Джунковский и его воспоминания // Джунковский В. Ф. Воспоминания. — Т. 1. — М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1997. — С. 14—15. ISBN 5-8242-0043-2
  25. Булацель П. Ф. Борьба за правду: [Сб-к] / Сост., предисл., комм. Д. И. Стогова; Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2010. — С. 173, 552. ISBN 5-902725-46-6
  26. Розенталь И. С. Провокатор. Роман Малиновский: судьба и время. — М.: РОССПЭН, 1996. — С. 144. ISBN 5-86004-049-0
  27. Платонов О. А. Покушение на русское царство. — М.: Алгоритм, 2004. — С. 352. ISBN 5-9265-0156-3
  28. Синдром масонофобии российского чиновничества. Докладная записка экс-директора Департамента полиции С. П. Белецкого. 1916 г. / Вст. ст. В. Э. Багдасаряна // Исторический архив. — 2004. — № 5. — С. 3.
  29. Платонов О. А. Криминальная история масонства 1731—2004 гг. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2005. — С. 263—264. ISBN 5-699-09130-0
  30. Платонов О. А. Николай Второй в секретной переписке. — М.: Алгоритм, 2005. — С. 177. ISBN 5-9265-0173-3
  31. Носик Б. Загадочная смерть в Каннах // Звезда. — 2003. — № 9.
  32. Стогов Д. Салон генерала Е. В. Богдановича в борьбе за сохранение Империи // Фонд Имперского Возрождения, 7.03.2008
  33. Боханов А. Н. Распутин. Быль и небыль. — М.: Вече, 2006. — С. 69. ISBN 5-9533-1409-4
  34. Михалков С. Я был советским писателем. Приметы времени // Михалков С. В., Михалков М. В. Два брата — две судьбы: Мемуары. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. ISBN 5-9524-1884-8
  35. Куликов С. В. Бюрократическая элита Российской империи накануне падения старого порядка (1914—1917). — Рязань: П. А. Трибунский, 2004. — С. 158. ISBN 5-94473-006-4
  36. Пушкарева И., Перегудова З. В. Ф. Джунковский и его воспоминания // Джунковский В. Ф. Воспоминания. — Т. 1. — М.: Изд-во им. Сабашниковых, 1997. — С. 11. ISBN 5-8242-0043-2
  37. Розенталь И. С. Провокатор. Роман Малиновский: судьба и время. — М.: РОССПЭН, 1996. — С. 239. ISBN 5-86004-049-0
  38. Разгон Л. Непридуманное: [Повесть в рассказах] // Юность. — 1988. — № 5. — С. 32—34.
  39. См.: Пилкин В. К. В Белой борьбе на Северо-Западе. Дневник 1918—1920. — М.: Русский путь, 2005. — С. 40. ISBN 5-85887-190-9
  40. Розенталь И. С. Провокатор. Роман Малиновский: судьба и время. — М.: РОССПЭН, 1996. — С. 246. ISBN 5-86004-049-0

Ссылки[править]

Литература[править]