Диалектическая логика

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Диалектическая логика — в широком смысле есть философская наука, систематически развернутое изложение диалектики, понимаемой как логика (наука о мышлении) и теория познания объективного мира. В узком смысле, логическая дисциплина о формах правильных рассуждений, как и в формальной логике, только с учётом действия законов диалектики.

Предмет диалектической логики — мышление. Диалектическая логика имеет своей целью развернуть его научное изображение в тех необходимых его моментах и притом в той последовательности, которые не зависят ни от нашей воли, ни от сознания.

Содержание

О предмете диалектической логики[править]

Наиболее перспективным способом решения любой научной проблемы является исторический подход к ней. В случае с Диалектической логикой (ДЛ) такой подход к тому же оказывается и весьма актуальным. Дело в том, что логикой ныне именуются учения, которые значительно расходятся в понимании границ предмета этой науки. Так, предмет диалектической логики, с одной стороны, пересекается с предметом диалектики (теория познания, онтология, метод); с другой стороны, предмет ДЛ (собственно логики) непосредственно увязан с предметом логики формальной. И та, и другая (формальная логика и диалектическая логика) являются науками о рассуждениях, закладывают рассудочную модель человеческого мышления в основу описания и развития представлений о естественном и искусственном интеллекте.

Разумеется, каждое из логических учений претендует не только и не столько на название, сколько на право считаться единственно современной ступенью в развитии мировой логической мысли. Вот почему история вопроса помогает сформировать правильное понимание предмета науки Логики. Систематизация знаний диалектической логики возможна на следующей основе. В одном из учебников логики именем "диалектическая логика" названа научная дисциплина о развитии знаний, создать которую пытались в 20 веке, а именем "формальная логика" названа наука о формах мышления, формально-логических законах и связях между мыслями по логическим формам их выражения. [1]

Диалектическая логика формально представлена в учебнике методологическими принципами, вытекающими из мировоззренческих принципов философии, а также методами и формами развития знаний, связанными с логическими формами выражения мысли. Правильность всех этих форм должны обеспечивать в отношении конкретных предметов конкретные науки, а роль логики сводится к обеспечению соответствия этих форм предмету. В связи с этим вычленить логику как научную дисциплину из науки вообще можно лишь в отношении форм выражения мыслей и форм развития знания, а также методов и методологических принципов, а применять их нужно в единстве, чтобы обеспечить соответствие языка индивида, который их применяет, нормативным принципам языка науки. В полноценном научно-философском познании логическая методология должна быть составной частью философской методологии, а это требование ещё более усложняет применение логической методологии. Поэтому философская методология нигде не представлена как нечто целое, включающее в себя научную и логическую методологии, а методология научно-философского познания не представляет собой единой системы средств познания.

Отсутствие единой методологии не позволяет традиционной науке превратиться в подлинную науку о мире в целом, поэтому в традиционной науке нет единства методологий и языков разных наук - логики, философии, нейрофизиологии, психологии, семантики, лингвистики, теории коммуникации, кибернетики, синергетики, теории операций, системного анализа и пр. Единая методология познания, оценивания и преобразования мира, обеспечивающая единство логических форм выражения мыслей и развития знаний без противоречий с учебниками по философии, психологии, семантике и др., предложена в книге "Вариант "Омега" на основе ВНМС". ВНМС - это всеобщее нематериальное средство интеллектуальной деятельности, объединяющее смыслы нематериальных средств развития знаний разных методологий в единое целое, которое позволяет реализовать идеи Гегеля об однозначности понятий и идеи Маркса о превращении знаний в производительную силу общества. В структуре ВНМС исчезают недостатки понятий о методологических средствах разных наук, поскольку структура ВНМС имеет единый знак - образ, отображающий диалектику превращения научных знаний в производительную силу коллектива или общества с минимальным количеством слов. Эту структуру можно применять для повышения качества и эффективности нематериальных активов фирм или государства.

Донаучный период[править]

Мифологическая форма познания мира[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Мифология
Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Традиция

Мифологическое мировоззрение было древнейшей формой познания мира, космоса, общества и человека. Миф по необходимости возник из потребности индивида, его семьи, рода и социума в целом, в осознании окружающей природной и социальной стихии, сущности человека и передачи их единства через различные символические системы. В мифологических системах человек и социум, как правило, не выделяют себя из окружающего мира. Космос, природа, общество и человек — различные проявления одного и того же божественного закона, передаваемого через символическую или символико-мифологическую системы. Природа, общество и человек слиты в единое целое, неразрывное и единое, однако сами они внутри неоднородны и уже авторитарны, авторитаризм общества перенесен на всю природу.

Мифологическое сознание мыслит символами: каждый образ, бог, культурный герой, действующее лицо обозначает стоящее за ним явление или понятие. Это возможно потому, что в мифологическом мировоззрении существует постоянная и неразрывная связь между «однотипными» явлениями и объектами в социуме, личности, природе и космосе.

Важнейшим аспектом Традиционной культуры и мифологического мировоззрения является и то, что мифы изначально живут в своем, особенном времени — времени «первоначала», «первотворения», к которому неприложимы линейные представления о течении времени. Подобное отношение к времени хорошо прослеживается в народных, в частности русских сказках, где время действия определяется как «давным-давно», «в стародавние времена» и т. д.

Кроме того, миф, особенно на начальных стадиях своего развития (в долитературном виде), мыслит образами, живет эмоциями, ему чужды доводы современной формальной логики. При этом он объясняет мир, исходя из ежедневной практики. Данный парадокс объясним тем, что социум, где преобладает мифологическое мировоззрение, напрямую соотносит особенности своего восприятия мира с реальным миром, индивидуальные психические процессы с природными и социальными явлениями, зачастую не делая различия между причиной и следствием, а часто меняя их местами.

Религиозная форма познания мира[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Религия

Согласно религиозному мировоззрению, действительностью управляют некие сверхъестественные силы. В язычестве эти силы зачастую похожи на людей внешне или, по крайней мере, поведением (этот подход называется антропоморфизмом). В монотеистических религиях (начиная с иудаизма) Бог не антропоморфен, хотя некоторые конфессии монотеистических религий и прибегают к антропоморфным образам по тем или иным причинам.

Ранние формы религиозного сознания характеризовались политеизмом (синоним многобожие, язычество, идолопоклонство). Каждый бог (дух, идол и т. п.) в такой системе отвечает за что-то своё, они отличаются друг от друга по целому ряду характеристик и их отношения между собой нередко напоминают взаимоотношения в человеческом обществе (например, языческие боги нередко вступают в битвы друг с другом, плетут интриги и т. д.). Религии, которые считают, что Бог существует всего один, называются монотеистическими.

Рассмотрение религиозных источников с применением научного метода, базирующегося на последовательном выполнении методологических принципов формальной и диалектической логик, описанных в учебнике Ю.В. Ивлева, позволяет найти в них знания, полезные для развития диалектической логики. Так, например, изучение Евангелия или Дао де цзин показывает, что многие положения учений Христа или Лао-цзы можно объяснить лишь при помощи принципов диалектической логики. При этом принципы Христа или Лао-цзы освобождается от религии и превращаются в принципы диалектики социального прогресса, которые могут применяться для формирования более ценной философской теории ценности по сравнению с теми, которые полностью игнорируют логическое содержание религиозных источников. Заветы Христа парадоксальны с позиций формальной логики, но с позиций диалектической логики они полезны для разрешения социально-экономических проблем современного мира. Диалектическое развитие знаний Христа и Лао-цзы можно осуществлять согласно идеям и методам, сформулированным Гегелем и Марксом. Религия здесь представлена как форма древнего знания о мире, которая превращается в основу для подлинной науки о мире в целом, но не все религии содержат формы знаний, развивающие диалектическую логику.

Рождение философии[править]

Философия рождается в страстном полемическом диалоге с системой религиозно-мифологических взглядов на мир. Ее собственные позитивные воззрения складываются непосредственно в ходе критического переосмысления и преобразования того духовного материала, который был оставлен людям в наследство их предшествующим развитием. Естественно, что на первых порах она оказывается связанной рамками этого материала, находится в сильной, хотя и негативной зависимости от него.

Именно поэтому философия и выступает сначала вовсе не как особая наука, не как особая область знания, четко выделяющая предмет своего исследования, круг своих специальных проблем, а как «любовь к мудрости» или «мудрость вообще», – она рассматривает все, что попадает в поле зрения мыслящего существа. Ее предмет сливается с предметом мышления вообще, – это «мир в целом», без каких бы то ни было уточнений и ограничений. Философия выступает тут как синоним мировоззрения вообще.

На этой стадии пока еще не приходится говорить о философии как об особой науке – по той простой причине, что нет еще других наук. Есть лишь слабые ростки математических, астрономических и медицинских знаний, вырастающие на почве практического опыта и ориентированные вполне прагматически. Неудивительно, что «философия» с самого начала включает в себя все эти немногочисленные зародыши научного познания и помогает им развиваться в своем лоне, стараясь освободить их от тех магически-знахарских наслоений, с которыми они переплетены в составе религиозно-мифологического мировоззрения.

Развитие философии совпадает тут полностью и без остатка с развитием научного понимания окружающего мира. Но именно поэтому в состав её размышлений, естественно, попадает и всё то, что впоследствии составит её специальный предмет, то, что останется на её долю, когда она, как король Лир, раздаст по кускам своё царство своим дочерям – «положительным наукам»: исследование универсальных закономерностей, в рамках которых существует и изменяется как «бытие», так и «мышление», как постигаемый космос, так и постигающая его душа.

Следует отметить, что самое наличие таких законов, одинаково управляющих и космосом и «душой», для мыслителей того времени являлось чем-то само собой разумеющимся, столь же самоочевидным, как и существование окружающего мира.

На первый взгляд может показаться, что философия тогда вообще не касалась тех вопросов, которые впоследствии составят ее специальный предмет, и прежде всего вопроса об отношении «мышления к бытию», духа – к материи, сознания – к действительности, идеального – к реальному. Но это лишь на первый взгляд.

Философия той эпохи не просто исследовала внешний мир, хотя, выступая как теоретическое мышление вообще, она действительно его исследовала, но делала это в ходе критического преодоления религиозно-мифологического миропонимания, в процессе полемики с ним, т.е. постоянно сопоставляя между собой две чётко разграниченные друг с другом сферы: с одной стороны,

  • внешний мир, каким она сама начинала его осознавать,
  • а с другой стороны, мир, каким он был представлен в наличном, т.е. религиозно-мифологическом, сознании.

Более того, ее собственные воззрения формировались именно как антитезы опровергаемых ею представлений.

Первый шаг философии – это именно критическое уразумение действительного отношения мира, наличного сознания и воли к миру независимой от них реальности: к космосу, к природе, к «бытию».

В форме философии человек впервые начинает критически, как бы со стороны, наблюдать свою собственную деятельность по построению образов действительности, самый процесс осознания фактов, вокруг которых возникает спор. Философия, рождающаяся как орган критического отношения к любому высказанному мнению, с самого начала оказывается вынужденной искать путь к истине через рассмотрение противоречащих друг другу представлений. Иными словами, предметом специального рассмотрения оказываются все те общие представления и понятия, на которые опираются сталкивающиеся мнения.

Предметом мышления выступает здесь не только «внешний мир» как таковой, но и сам способ его теоретического освоения, «мышление о самом мышлении», диалектически-противоречивое единство того и другого, отношение мышления к внешнему миру, то, что и является предметом философской, и в частности Диалектической логики.

Развитие философии осуществляется в процессе выявления и разрешения противоречий теоретической мысли, её отношения к своему предмету – природному и социальному бытию человека. Именно на данном пути история теоретической мысли подготовила почву для Аристотеля.

Система Аристотеля[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Аристотель

Если «греческая философия наметила все... те области знания, из коих должна сложиться теория познания и диалектика», то система Аристотеля – первая в своем роде сознательно проведенная попытка создать энциклопедическую сводку всей совокупности теоретических знаний. Одна из первых попыток дать органический синтез всех предшествующих принципов оказалась в Греции, что в итоге привело к полной чёткости выражения внутреннюю несовместимость материализма и идеализма, диалектики и метафизики как принципов решения основной проблемы философской науки.

Поэтому не случайно учение Аристотеля послужило общим теоретическим истоком для нескольких, впоследствии принципиально разошедшихся направлений в философии. По той же причине каждая из сталкивающихся точек зрения на логику и на отношение логики к «онтологии» всегда имеет основания рассматривать учение Аристотеля как неразвитый прообраз самой себя, а его автора – как своего сторонника и прародителя. Каждая из точек зрения на эти вещи усматривает в системе Аристотеля в качестве «существенного» и «интересного» то, что в тенденции ведёт к ней самой.

Так, известная – формальная – традиция в логике прямо считает Аристотеля отцом логики – а на самом деле лишь одного вполне определенного метафизического направления в учении о мышлении.

С другой стороны, Аристотель есть столь же несомненный «отец» того направления в этой науке, которое приводит к гегелевскому пониманию логики как учения о всеобщих формах всего существующего, т.е. того направления, которое послужило отправной точкой для диалектико-материалистического понимания логики.

У самого Аристотеля нигде и никогда не употребляется термин «логика» в том значении, которое ему было придано позже. И это отнюдь не терминологическая деталь. Дело в том, что в его концепции вообще нет места каким-то особым «формам мышления», которые представляли бы собой нечто отличное, с одной стороны, от всеобщих форм всего сущего, а с другой – от форм словесного выражения этого «сущего».

Принцип соответствия речи вещам – это основной принцип учения Аристотеля о «силлогизмах», изложенного в «Аналитиках», источник «ошибочных силлогизмов» он усматривает в несоблюдении этого требования. Если говорить о действительном составе аристотелевского учения о мышлении (о его логике в подлинном смысле слова), то оно отнюдь не сводится к учению о схемах связи терминов в высказывающей речи, в силлогических фигурах. Эти фигуры сами по себе, как чистые схемы связи терминов, имеют для него значение лишь риторических фигур. Все его исследовательское внимание направлено на выяснение тех условий, при которых эти схемы речи оказываются формами движения действительного – «аналитического», «аподиктического» знания и доказательства, соответствующего вещам.

В мистифицированной форме Аристотель осуществляет не что иное, как исследование законов развития всей предшествующей ему духовной культуры греков, исследование тех коллизий и противоречий, в развертывании и разрешении которых и совершается всегда процесс теоретического познания действительности.

И всё же логика Аристотеля была только подходом к логике диалектической, ибо в учении выдающегося античного мыслителя действительно переплетаются не только различные, но и прямо взаимоисключающие точки зрения на мышление, на его формы, на отношение мышления к объективной реальности. Материалистический взгляд на отношение форм мышления к формам вещей у него то и дело уступает место идеалистическому взгляду на «разум» как на деятельность, направленную только на самое себя, онтологическое толкование форм мышления смешивается с формально-синтаксическим и даже грамматическим их пониманием, мышление рассматривается с точки зрения то его предметной истинности, то его чисто психологической формы и т.д. и т.п.

Стоики[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Стоицизм

Термин «логика» применительно к науке о мышлении впервые был введен стоиками, выделившими под этим названием лишь ту часть действительного учения Аристотеля, которая согласовалась с их собственными представлениями о природе мышления. Само название «логика» производилось ими от греческого термина «логос» (который буквально означает «слово»), а указанная наука сближалась по предмету с грамматикой и риторикой.

Средневековая схоластика[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Схоластика

Средневековая схоластика, окончательно оформившая и узаконившая эту традицию, превратила логику в простой инструмент («органон») ведения словесных диспутов, в орудие истолкования текстов «священного писания», в чисто формальный аппарат. В результате оказалось дискредитированным не только официальное толкование логики, но даже и самое ее название.

Философия XVI-XVIII веков[править]

Выхолощенная «аристотелевская логика» поэтому и утратила кредит в глазах всех выдающихся естествоиспытателей и философов нового времени. По той же причине большинство философов XVI‑XVIII веков вообще избегает употреблять термин «логика» в качестве названия науки о мышлении, об интеллекте, о разуме. Это название даже не фигурирует в заглавиях выдающихся сочинений о мышлении. Достаточно напомнить «Рассуждение о методе», «Трактат об усовершенствовании интеллекта», «Разыскание истины», «Опыт о человеческом разуме», «Новые опыты о человеческом разуме».

Признание непригодности официальной, схоластически-формальной версии логики в качестве «органона» (инструмента) действительного мышления, развития научного знания – лейтмотив всей передовой философской мысли того времени.

  • «Логика, которой теперь пользуются, скорее служит укреплению и сохранению заблуждений, имеющих свое основание в общепринятых понятиях, чем отысканию истины. Поэтому она более вредна, чем полезна» Фрэнсис Бэкон.
  • «...В логике ее силлогизмы и большая часть других ее наставлений скорее помогают объяснять другим то, что нам известно, или даже, как в искусстве Луллия, бестолково рассуждать о том, чего не знаешь, вместо того чтобы изучать это» Декарт.
  • «силлогизм в лучшем случае есть лишь искусство вести борьбу при помощи того небольшого знания, какое есть у нас, не прибавляя к нему ничего» Локк.

Декарт и Локк считали необходимым отнести всю проблематику прежней логики в область риторики. Поскольку же логика сохраняется как особая наука, то она единодушно толкуется не как наука о мышлении, а как наука о правильном употреблении слов, имен, знаков. Подытоживая свой «Опыт о человеческом разуме», Локк так и определяет предмет и задачу логики: «Задача логики – рассмотреть природу знаков, которыми ум пользуется для понимания вещей или для передачи своего знания другим». Он толкует логику как «учение о знаках», как семиотику.

Поскольку объективная реальность толковалась представителями чисто механистического взгляда и на мир, и на мышление абстрактно-геометрически (т.е. единственно объективными и научными считались лишь чисто количественные характеристики), то принципы мышления в математическом естествознании сливались в их глазах с логическими принципами мышления вообще. Эта тенденция в законченной форме выступает у Гоббса, который развивает концепцию логики как исчисления слов-знаков.

Спиноза[править]

Диалектическая логика в немецкой классической философии[править]

Кант[править]

Фихте[править]

Шеллинг[править]

Гегель[править]

Сфера логического распадается у Гегеля на три формы:

  • абстрактная, или рассудочная,
  • диалектическая, или отрицательно разумная, и
  • спекулятивная, или положительно разумная.

Гегель специально подчеркивает, что названные три формы «не составляют трех частей логики, а суть моменты всякого логически реального, т.е. всякого понятия или всего истинного вообще»

В эмпирической истории мышления (как и в любом данном исторически достигнутом его состоянии) эти три формы как правило выступают в виде трёх разных и рядом стоящих систем логики.

Гегель дает характеристику трёх «моментов» логического мышления, которые должны войти в состав Логики:

  1. «Мышление как рассудок не идет дальше неподвижной определенности и отличия последней от других определенностей; такую ограниченную абстракцию это мышление считает обладающей самостоятельным существованием». Отдельным (обособившимся) историческим воплощением этого «момента» в деятельности мышления выступает догматизм, а логически-теоретическим его самосознанием – «общая», т.е. чисто формальная, логика.
  2. «Диалектический момент есть снятие такими конечными определениями самих себя и их переход в свою противоположность».
  3. «Спекулятивное, или положительно-разумное, постигает единство определений в их противоположности, то утвердительное, которое содержится в их разрешении и переходе». В систематической разработке этого последнего «спекулятивного момента» как развития первых двух, Гегель видит свою собственную миссию и цель своей работы.

Абстрактно эти моменты предстают частями логического и рассматриваются Гегелем как три ступени одной и той же спекулятивно-логической системы.

Отсюда же вытекает и внешнее, абстрактное членение его логики на: 1) учение о бытии, 2) учение о сущности и 3) учение о понятии и идее.

Возврат к материализму[править]

Фейербах[править]

Маркс, Энгельс[править]

Энгельс в своей незаконченной книге [2] обозначил единство законов и принципов объективной логики природы, человека и общества. Маркс сформулировал основные методологические принципы диалектической логики, составляющие основу научного метода (объективного и материалистического).

Единство логики, диалектики и теории познания[править]

Категории диалектической логики[править]

Категории диалектической логики (диалектики) — всеобщие (универсальные) формы и закономерности развития «всех материальных, природных и духовных вещей».

Категории диалектики обладают:

  • как объективным содержанием (т.е. содержанием, которое независимо не только от мышления, но и от человека вообще),
  • так и субъективным содержанием (т.е. содержанием со стороны той активной роли, которую эти категории играют в процессе теоретического познания, со стороны их логической функции).

К ним относятся: Категории, в содержании которых раскрывается объективная реальность

Категории, выступающие как необходимые элементы стратегии исследования

Принципы и методы диалектической логики[править]

Принцип соответствия мышления действительности[править]

Этот принцип обязывает рассматривать мышление не «само по себе», т.е. в отрыве от действительности, а в процессе превращения действительности в мысль. Принцип соответствия реализуется посредством "диалектического метода", который обеспечивается путём выполнения определённых требований к организации рассмотрения действительности. В логике эти требования составляют основу диалектического метода и сформулированы в виде принципов объективности и всесторонности рассмотрения. В свою очередь, принцип (или требование)объективности рассмотрения имеет следствия: рассматривать первичные явления как причины следствий, рассматривать конкретные особенности объекта и подчинять им метод исследования.

В логике действительность (а не реальность) является важнейшей и притом специфической категорией. В действительности предметом диалектической логики может быть логика объективного мира и логика мышления человека. Если же не проводить между ними существенного различия, как это часто делается при философском рассмотрении знаний о логике, знания мировоззренческих законов и принципов философии преподносятся как принципы диалектической логике и возникает путаница понятий о методах развития знаний в логике и философии. В идеале философская методология должна рассматриваться как более общая, включающая в себя логическую методологию, но реализация этого идеала требует единой методологической структуры средств познания, оценивания и преобразования мира, которая описана в книге. [3] Поскольку ВНМС в науке ещё не применялась, ниже следующий текст содержит ряд проблем неоднозначного описания и понимания логики объективной и субъективной.

В мышлении человек отдает самому себе отчет в способе и характере своих познавательных действий, держит процесс отражения под контролем категорий, логических форм, выражающих универсальные формы всего существующего, формы действительности, как внутренне расчлененного «единства во многообразии» (т.е. «конкретности»). Именно поэтому без категорий, выражающих универсальные формы и закономерности действительности, нельзя вообще ни понять, ни выразить «специфики мышления», а логика, замыкающаяся в рассмотрении так называемой «специфики мышления», т.е. рассматривающая мышление «само по себе», вне его отношения к действительности, в итоге не схватывает как раз искомой «специфики», подменяя логический аспект исследования психологическим, феноменологическим, описательно-историческим или лингвистическим рассмотрением.

Способ (метод) восхождения от абстрактного к конкретному[править]

Метод восхождения от абстрактного к конкретному обеспечивает соответствие сознания с действительностью, достигаемое через сложный диалектически противоречивый процесс развития понятий, категорий.

Способ (метод) восхождения от абстрактного к конкретному – это прежде всего сознательное выражение того закона, которому всегда и везде подчинялось и подчиняется развитие теоретического познания действительности как единого, связанного во всех своих проявлениях целого, как объективного «единства во многообразии», находящегося в процессе возникновения, становления и развития.

Противоречие[править]

Противоречие — важнейший логический принцип и форма развития определений, принцип логического перехода от факта к факту. Этот принцип только и обеспечивает объективность перехода от категории к категории, т.е. согласие развития определений с развитием действительности.

Законы диалектической логики[править]

Закон единства и борьбы противоположностей[править]

Единства и борьбы противоположностей закон - всеобщий закон действительности и её познания человеческим мышлением, выражающий суть, «ядро» материалистической диалектики. Каждый объект заключает в себе противоположности. Под противоположностями диалектический материализм понимает такие моменты, «стороны» и т. п., которые (1) находятся в неразрывном единстве, (2) взаимоисключают друг друга, причем не только в разных, но и в одном и том же отношении, т. е. (3) взаимопроникают.

Нет противоположностей без их единства, нет единства без противоположностей. Единство противоположностей относительно, временно, борьба противоположностей абсолютна. Этот закон объясняет объективный внутренний «источник» всякого движения, не прибегая ни к каким посторонним силам, позволяет понять движение как самодвижение. Он раскрывает конкретное единство многообразия именно как конкретное, а не мертвое тождество. Диалектическое мышление не рассекает целое, абстрактно разделяя крайности, а, напротив, осваивает целое как органическое, как систему, в которой противоположности взаимно проникают, обуславливая весь процесс развития. Тем самым воспроизводится конкретная целостность и развитие предмета «в логике понятий». В этом законе наиболее концентрированно выражается противоположность диалектического мышления рассудочно-метафизическому, которое толкует «источник» движения лишь как отличный от самого движения и внешний для него, а единство - как существующее рядом о многообразием.

Метафизика толкает на путь подмены движения и конкретного единства многообразия описанием внешних результатов движения и лишь внешне сопоставленных сторон предмета. Вся история диалектики есть история борьбы вокруг этих проблем, попыток их решения.

Родоначальник диалектики противоречий - Гераклит. Элейцы (Зенон) превратили противоречие в чисто субъективное и свели к средству опровержения движения и многообразия («отрицательная диалектика» - апория). В эпоху Возрождения идею «совпадения противоположностей» развивали Николай Кузанский и Бруно. Кант «устранял» антиномии лишь путем дуалистического разрыва субъекта и объекта. Попытки преодолеть этот разрыв вели к идее диалектического противоречия (Фихте, Шеллинг, Гегель). Особенно велика в разработке этой идеи заслуга Гегеля, который сделал в исследовании проблемы противоречия самое большее, что можно было сделать, оставаясь на почве идеализма.

Для современной буржуазной философии характерны, с одной стороны, тенденция иррационализации противоречия как якобы неразрешимого («трагическая диалектика»), с другой стороны - попытка отрицать эту категорию, подменяя ее терминологическими различениями (позитивизм). Марксизм материалистически истолковал и разработал Единства и борьбы противоположностей закон «как закон познания (и закон объективного мира)» (Ленин). Подход к этому закону с точки зрения принципа совпадения диалектики, логики и теории познания направлен против сведения его к сумме примеров, на понимание его как всеобщего закона бытия и мышления. Объективная всеобщность этого закона - основа его методологических функций в познании. Доказательство его всеобщности требует исследования этих функций. Он определяет также и структуру научной теории, поскольку последняя раскрывает диалектику раздвоения единого. Классический образец такой структуры - «Капитал» Маркса. Разрешение противоречий ведет исследование вперед по логике самого предмета и служит рациональным способом выработки новых понятий, их синтеза.

Диалектическое противоречие в познании не сводится к столкновению тезиса и антитезиса. Оно заключается в движении к его разрешению. Понять диалектическое противоречие - значит понять, как оно развивается и разрешается. Разрешение его отнюдь не сводится к простому устранению путаных формально-логических противоречий в рассуждении. Адекватно сформулировать диалектическое противоречие внутри теории можно в творческом процессе восхождения от абстрактного к конкретному (Абстрактное и конкретное). Поэтому развернутое изложение теории не может быть втиснуто в рамки единственной «непротиворечивой системы». Процесс развития осуществляется через столкновение как внутренних, так и внешних противоположностей. Диалектика рассматривает внешние противоположности не как изначально различные сущности, а как результат раздвоения единого, в конечном счете как производные от внутренних. Марксистское учение об общественном развитии построено на применении данного закона, на исследовании противоречий общества, оно обосновывает тезис о борьбе классов как движущей силе развития классового общества и делает из него свои революционные выводы.

Социализм есть закономерный результат развертывания и разрешения путем социальной революции противоречий капитализма. Противоречия и формы их разрешения многообразны. Социализм тоже развивается путем противоречий, но они носят специфический характер (Антагонистические и неантагонистические противоречия). Категория диалектического противоречия имеет важное методологическое значение и для современного естествознания, которое всё чаще сталкивается о противоречивой природой объектов.

Марксизм-ленинизм сделал категорию противоречия достоянием образа мыслей, вытекающего из целостного освоения мира человеком, у которого нет причин бояться противоречий или мешать их разрешению. Мировоззренческое и воспитательное значение этого закона выражается и в том, что он учит никакую ступень развития, никакое достижение истории не брать как окончательное и ориентирует на бесконечное творчество. [4]

Закон перехода количественных изменений в качественные[править]

Гегель отрицал абсолютность качеств и считал, в отличие от Аристотеля, что всякое новое качество есть лишь результат накопившихся количественных изменений. В подтверждение своего тезиса Гегель приводил изменения агрегатного состояния вещества: плавление, кипение и т.п. - где появление нового качества, например текучести, есть результат количественных изменений, например, увеличения температуры. Однако не все явления так обратимы, как фазовые переходы. Кроме этого, качество как свойство вещи или предмета не обязано быть абсолютным, а носит и относительный характер. Данные замечания не отменяют философское значение закона, а лишь подчёркивают его особенности.

Закон отрицания отрицания[править]

Согласно этому закону, всякое развитие в живой и неживой природе осуществляется по спирали. В качестве примера действия третьего закона диалектики во всех учебниках приводят колос пшеницы. Колос вырастает благодаря смерти зерна, то есть он как бы отрицает зерно. Однако, когда сам колос созревает, в нем появляются новые зерна, а сам колос как бы умирает, и его срезают серпом. Таким образом, отрицание зерна является причиной возникновения колоса, и отрицание колоса является причиной возникновения новых зерен. В духовной сфере примером действия закона отрицания отрицания является возврат Гегеля к некоторым положениям Гераклита. Этот возврат есть следствие двойного отрицания /Аристотель отрицал Гераклита, Гегель - Аристотеля/. Как замечал сам Гегель, все это похоже на действие с отрицательными числами /"минус на минус дает плюс" и тому подобное.

Недостаточность диалектической логики[править]

Современной тенденцией логики мышления и теории познания является углубление теории, достижение ею своих основ, формулирование исходных постулатов. В наиболее ранней, метафизической логике понятия и категории философии выступают отдельными сущностями, характеризуя отдельные стороны мира и его восприятия. На первом плане находится абсолютизация понятий, подчёркивается их самостоятельность. С возникновением диалектической логики появилась возможность познавать взаимопереходы противоположных сторон действительности как источник их развития. Однако возможные связи между понятиями и категориями философии, между единицами и элементами познания, развитие категорий, их взаимодействие друг с другом, полнота, достаточность и непротиворечивость философских принципов и законов – эти вопросы не могут быть решены в рамках диалектической логики. Становится необходимым привлечение многозначной логики, оперирующей не единичными или парными категориями как противоположностями, а всем множеством философских категорий. Это возможно в рамках синкретной логики, частью которой являются метафизическая и диалектическая логики. В частности, в синкретной логике доказано, что философские понятия в совокупности составляют математическую группу, а категории образуют её подгруппу. [5] В результате дальнейшего развития философской логики становится возможным формулирование новых философских законов.

См. также[править]

Portal:Философия
Русская энциклопедия «Традиция»
Портал «Философия»


Ссылки[править]

  1. Ивлев Ю.В. Логика .СПбГУ-МГУ.
  2. Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения. Т.5. Диалектика природы. – М., Изд. Политической литературы, 1986.
  3. "Вариант "ОМега" на основе ВНМС".
  4. Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. - 4-е изд.-М.: Политиздат, 1981. - 445 с.
  5. Федосин С.Г. Основы синкретики. Философия носителей, М: Эдиториал УРСС, 2003, ISBN 5-354-00375-Х. 464 стр., Табл.28, Ил.11, Библ. 102 назв.