Александр Иванович Дубровин

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Дубровин, Александр Иванович»)
Перейти к: навигация, поиск
Александр Иванович Дубровин
Alexandr Ivanovich Dubrovin.jpg
Род деятельности: медик, общественный деятель, политик
Дата рождения: 1855
Место рождения: Кунгур Пермской губернии
Дата смерти: 1921
Супруга: Елена Ивановна
Дети: Александр, Николай
Этническая принадлежность: русский
Вероисповедание: православный
УДК 92

Александр Иванович Дубро́вин (1855, Кунгур Пермской губернии — 1921) — русский медик, общественный деятель и политик, по убеждениям монархист. Один из главных основателей Союза Русского Народа.

Биография[править]

Из обедневших дворян. Родился в семье полицейского чиновника.

Закончил Пермскую гимназию, а в 1879 году — Петербургскую Медико-хирургическую академию. Некоторое время служил военным врачом.

После защиты докторской диссертации с 1889 года работал в детских приютах в Санкт-Петербурге, в 1890-е годы был врачом ремесленного училища Цесаревича Николая, которым руководил Н. А. Майков-младший. В апреле 1896 года получил должность сверхштатного старшего медицинского чиновника Медицинского департамента Министерства внутренних дел, а в сентябре был произведён в статские советники. Занимался частной медицинской практикой, чем составил себе небольшое состояние: приобрёл акции и пятиэтажный доходный дом.

Ещё с 1901 года принимал участие в патриотическом движении, став действительным членом Русского Собрания. А 8 ноября 1905 года был избран председателем Главного Совета Союза Русского Народа (СРН), после чего начал издавать газету «Русское Знамя» (одно время состоял и её редактором).

По некоторым сведениям, 12 декабря 1906 года, когда на даче П. А. Столыпина на Аптекарском острове прогремел страшный взрыв, оказался волей судьбы на соседней даче и оказывал первую помощь жертвам теракта, среди которых были сын и дочь Столыпина.

В феврале 1907 года был под горячую руку чуть не исключён из СРН.

В 1909 году был избран «почётным стариком» Терского казачьего войска.

Ввиду «размежевания» в СРН весной — летом 1912 года стал руководителем Всероссийского Дубровинского Союза Русского Народа (ВДСРН), однако с 1916 года уже действовал рука об руку со своим «конкурентом» Н. Е. Марковым.

В 1912 году продал свой дом в Петербурге, оставив себе в нём только квартиру, и уехал жить в деревню (к тому времени его супруга купила небольшое поместье в Орловской губернии). С этого времени бывал в столице только наездами, по несколько месяцев в году.

Усилиями адвоката А. С. Зарудного 31 марта 1915 года был приговорён Петроградским окружным судом к 2 месяцам тюрьмы за «клевету» в адрес городского головы города Батума князя Андроникова.

После февральского переворота 1917 года был арестован в числе первых: уже 28 февраля он был доставлен в Таврический дворец, а затем заключён в Трубецкой бастион Петропавловской крепости. После Петропавловки летом 1917 года содержался в Фурштадтском арестном доме. Летом же обращался в Министерство юстиции Временного правительства с ходатайством об освобождении из-под стражи по болезни. 14 октября в прессе появилось сообщение об освобождении его под залог в 2 тысячи рублей; по другим данным, он был освобождён 2 ноября.

С 12 декабря 1917 года жил в Москве у старшего сына по адресу Денисовский переулок, д. 9, кв. 1. Зимой сильно заболел и почти два года был прикован к постели. К апрелю 1919 года поправился, стал выходить из дома. С лета вернулся к врачебной практике, сначала как частнопрактикующий врач, а с 7 декабря 1919 года он был зачислен в штат 1-й Лефортовской амбулатории.

Согласно данным Центрального архива ФСБ, последний раз был арестован в Москве, 21 октября 1920 года.

1 ноября 1920 года Особый отдел ВЧК вынес постановление расстрелять Дубровина, но расстрел был отложен.

14 апреля 1921 года Президиум ВЧК постановил расстрелять Дубровина без инсценировки судебного процесса. В служебной записке от 8 апреля начальник Оперативного отдела ВЧК Борис Моисеевич Футорян писал:

Если Зап[адная] Европа когда-либо оправдывала наш красный террор, то Дубровин один из таких. Все еврейство всего земного шара будет, безусловно, благословлять этот расстрел.

Сведений о том, когда и где был расстрелян, нет, как неизвестно и место его захоронения. По заключению Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 7 сентября 1998 года Дубровин был реабилитирован.

Семья[править]

Был женат первым (и единственным) браком на девице Елене Ивановне. От этого брака у него было два сына: Александр, родившийся 15 августа 1879 года, и Николай, родившийся 15 ноября 1881 года. Старший сын окончил Институт путей сообщения и служил инженером на железных дорогах. Николай же закончил Морское училище, в 1914 году был лейтенантом российского флота, участвовал в Первой мировой войне, в 19191920 годах служил в Красной армии, был начальником оперативного отдела Западно-Двинской флотилии.

Сочинения[править]

  • Дубровин А. И. За Родину. Против крамолы / Сост., предисл., комм. Д. И. Стогова; Отв. ред. О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2011. — 480 с. ISBN 5-902725-77-0

Награды[править]

Личность Дубровина[править]

11 декабря 1905 года Дубровин предложил военному министру А. Ф. Редигеру привезти из Витебска в столицу 20 тысяч старообрядцев, вооружить их и расположить вокруг города, чтобы «навести порядок в районе заводов и помешать рабочим двинуться на Царское Село».

2 декабря 1906 года Дубровин написал открытое письмо митр. Антонию (Вадковскому), публично обвинив его во многих грехах (правда, вскоре они примирились между собою).

А. В. Герасимов утверждал, что когда летом 1907 года П. А. Столыпин распорядился о выдаче Дубровину 25 тысяч рублей под условием прекращения критики правительства на страницах «Русского Знамени», то на следующий день именно в этой газете появилась очередная антистолыпинская статья, после чего денег Дубровину больше не выдавали.[1]

Дубровин подчёркивал, что «для борьбы с жидами нужны не погромы (от них страдают только еврейская беднота, да русские люди, которых потом таскают по судам)». На взгляд Дубровина, гораздо более эффективной мерой являлся «всеобщий бойкот товаров и услуг», производимых евреями.

Когда после стычки В. М. Пуришкевича с П. Н. Милюковым в Государственной думе кадеты начали обвинять Пуришкевича в воровстве, сообщая, что он стащил у Дубровина документы Главного Совета Союза Русского Народа, то председатель СРН выступил с публичным опровержением, заявив, что это не соответствует действительности. Лишь позднее, когда Пуришкевич открыто перешёл в лагерь врагов самодержавия, Дубровин подтвердил справедливость обвинений в воровстве документов.

В середине декабря 1916 года, когда была развязана настоящая травля императрицы Александры Фёдоровны, Дубровин писал, что русские люди должны поддержать её своим сочувствием.

Известно, что Дубровин по крайней мере четыре раза встречался с Г. Распутиным. На допросе в ЧК в 1920 году он сообщил:

Пришел он [то есть Распутин] в первый раз познакомиться. Второй раз он был мною позван на завтрак <…>. В свою очередь, он меня приглашал два раза к себе: раз на обед и раз на завтрак.[2]

Согласно протоколу допроса в ЧК, Дубровин назвал себя «коммунистом-монархистом», имея в виду, что желает, «чтобы при монархическом правлении были бы те формы правления, которые, которые могли бы принести народу улучшение его благосостояния».

Отзывы современников[править]

На Третьем Всероссийском Съезде Русских Людей в Киеве 1—7 октября 1906 года лидер московских монархистов, редактор газеты «Московские ведомости» В. А. Грингмут отметил, что «после 17 октября 1905, когда всё общество растерялось», Дубровин «первый в Петербурге собрал около себя кружок лиц для защиты устоев Самодержавия», организовал «стихию, которая известна под названием „Чёрной Сотни“, для борьбы с революцией», «он первый поднял голос „Долой Витте“ — этого величайшего врага и лжеца России».

Публицист О. А. Платонов приводит (со ссылкой на ГАРФ, ф. 102, д. 297, л. 129) следующие слова Г. Распутина (не указывая, правда, время, собеседника и вообще контекст):

Вся политика вредна, вредна политика… Понимаешь? — Все эти Пуришкевичи, Дубровины беса тешат, бесу служат. Служи народу… Вот тебе и политика… А прочее — от лукавого. Понимаешь, от лукавого.[3]

Примечания[править]

  1. Герасимов А. В. На лезвии с террористами
  2. Дубровин А. И. За Родину. Против крамолы / Предисл. Д. И. Стогова. — М.: Институт русской цивилизации, 2011. — С. 17. ISBN 5-902725-77-0
  3. Цит. по: Платонов О. А. Григорий Распутин и «дети дьявола». — М.: Алгоритм, 2005. — С. 103. ISBN 5-9265-0161-X

Ссылки[править]