Карло Костаманья

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Карло Костаманья (итал. Carlo Costamagna; 21 ноября 1880, Куилиано, Лигурия — 1 марта 1965, Генуя)[1] — итальянский теоретик государства и права, активный участник фашистского движения, главный идеолог и теоретик корпоративизма, в конце правления Муссолини — сенатор. После войны — один из основателей «Итальянского социального движения».

Карло Костаманья

Биография[править]

Отец, Элиджио, был врачом, а мать, Эмма Pertusio, была дочерью экс-директора Министерства финансов. Карло Костаманья окончил юридический факультет в Университете Генуи. Поступил в магистратуру, стал был заместителем генерального прокурора короля, директором Верховного суда Королевства (1935) и дослужился до звания президента Верховного суда. Приехал в Рим и служил в Министерстве юстиции с 1910 года, оставаясь там до 1945 года, когда и вышел в отставку.[1]

Политическая и академическая деятельность[править]

В 1920 году Костаманья присоединился к Национальной фашистской партии (PNF) и сразу стал её влиятельным членом.[2]

Сотрудник «группы» («gruppi di competenza») Массимо Рокко, ставшей ядром построения корпоративного государства и переименованной в январе 1924 г. в «национальный технический совет», в котором и стал национальным секретарём.

В августе 1924 г. вместе с Серджио Панунцио и Курцио Малапарте (Suckert) основал движение партии для «завоевания государства» и был избран в Национальный совет PNF.[3]

В политическом отношении Костаманья был весьма консервативным и видел в фашизме преходящую фазу, которая привела бы к введению корпоративизма. По этому поводу у него были длительные интеллектуальные дебаты с Серджио Панунцио, который был убежденным сторонником фашистского государства как самоцели, а не просто как средства для экономических изменений.[1]

Член «Комиссии восемнадцати» (Commissione dei Diciotto) Джованни Джентиле по конституционной реформе, с января 1925 года — секретарь этой комиссии.[3] Несмотря на первоначальную поддержку Джентиле, впоследствии стал одним из самых ожесточённых его противников.[2]

Между 1926 и 1927 вместе с правоведом Альфредо Рокко и экономистом Джузеппе Боттаи, был привлечён к разработке нового законодательства для преобразования Италии в фашистское государство. Автор одной из редакций Хартии труда (хотя, окончательно была принята редакция Рокко, так как Муссолини был вынужден искать компромисс с потребностями бизнеса[3]). После этого Костаманья стал играть ведущую роль в Министерстве корпораций.

С 1927 г. — профессор корпоративного права в университете Феррары в 1927 году, с 1933 г. читал также лекции в университетах Пизы и Рима.

В 1929 г. стал членом итальянской Палаты депутатов, а затем Палаты фаший и корпораций.

Костаманья редактировал свой ​​собственный журнал, «Lo Stato» («Государство»), который он основал в 1930 году. В нём Костаманья, в полемике против «старых идеологий», пропагандировал свою приверженность полной «перестройке» итальянской культуры, основанной на идеях нео-идеализма, в котором он видел «полное торжество формализма в моральных наук».[3] Костаманья использовал журнал для поддержки расовых законов, организовав обсуждение в терминах «столкновения цивилизаций», одобрял, под влиянием Юлиус Эволы, «спиритический расизм» как особенность итальянского фашизма.[2]

В 1932 г. Костаманья предложил руководителям европейских стран создать, в качестве противовеса Советскому Союзу, «пятилетний план Европы» («piano quinquennale europeo»), основанный на идеях корпоративизма.[4]

С 29 февраля 1943 г.[3] — сенатор Италии, в это же время стал частью круга Юлиуса Эволы.

После окончания войны, осуждён не был, но ему запретили всякую университетскую деятельность. Костаманья принял активное участие в формировании «Итальянского социального движения». Его корпоративистские взгляды в сочетании с мистическими идеалами Эволы привели к появлению итальянской версии Консервативной революции.

Взгляды[править]

Во всех своих трудах и политической деятельности был бескомпромиссным защитником доктрины корпоративизма. На основе этого был признан историками как экстремист.

«Что до совместного управления или руководства (через „советы управления“, „внутренние комиссии“, „заводские комитеты“ и пр.), то эта идея имеет смысл лишь при условии прямых и личных отношений, ограниченных вопросами общих условий труда, а также, в более широком смысле, связей с подчиненной, административной частью данного предприятия. В конечном же счете подобные требования сводятся к желанию ввести на предприятии нечто типа „экономического парламентаризма“ (что Карло Костаманья считал целью „социализации“).»[5]

Гильдии для Костаманьи были не «юридическими лицами» с гипертрофированными бюрократическими функциями и политическими атрибутами, а «органами государства», которые имели бы право устанавливать «правовое регулирование торговли товарами и услугами между профессиональными группами в процессе принятия национального плана производства».[3]

В своих трудах Костаманья всегда стремимся представить феномен объединений, объединения лиц в соответствии экономическими и профессиональными критериями, противоположными извращённой логике процесса распада плюралистического государственного суверенитета, который неизбежно приводит к плачевным результатам в социальной и политической сферах.[2]

Формирование нового государства Костаманья полагал начинать с «национализации масс» в которой корпоративизм принимает на себя двойную миссию: «национального мифа» и принципа социальной организации.[2]

Основные труды[править]

  • Справочник корпоративного права (Il manuale di diritto corporativo — 1927)
  • История политических и экономических учений (Storia delle dottrine politiche ed economiche — 1934)
  • История и Доктрина фашизма (Storia e dottrina del fascismo — 1938)
  • Элементы общего публичного права (Elementi di diritto pubblico generale — 1943)
  • Что такое марксизм (Che cos'è il marxismo — 1949)

Ссылки[править]