Павел Крупкин:Нация: Социальная структура

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Нация: Социальная структура



Автор:
Павел Крупкин



Опубликовано:
Дата публикации:
4 апреля 2007
Дата написания:
Свойство «Дата создания» было отмечено для ограниченного использования.
25 февраля 2007






Предмет:
Нация, национальный актив, молчаливое большинство, малый народ
Ссылки на статью в «Традиции»: О тексте:
Текст был написан 25 февраля 2007. Опубликован в расширенном варианте на АПН 4 апреля 2007.


Базовые понятия[править]

Напомню, что мы работаем в ситуации, когда есть территория, и есть люди. Люди, как существа социальные объединяются в структуры. Взаимодействие структур между собой, структур с людьми, и людей в структурах составляет суть Политического. Есть выделенная общественная структура – государство, которое контролирует какую-то территорию, страну. Вся совокупность структур данной территории представляет собой общество страны. Все люди, живущие на данной территории, представляют народ страны. Политическая ипостась народа – это нация. То есть нация – это народ страны в своем политическом измерении, в подпространстве своих характеристик, связанных с Политическим.

Структура нации[править]

На мой взгляд наиболее продуктивным является выделение в нации следующих компонентов: национальный актив, «молчаливое большинство», «малый народ».

Национальный актив[править]

Актив нации представляют собой люди, наделенные властью, и в основном лояльные существующим порядкам. Это становой хребет нации. Люди, которые организовывают пространство вокруг себя, привносят в нацию активное начало. Именно актив нации выдвигает и согласовывает цели и стратегии как на национальном уровне, так и на уровне отдельных общественных структур. Именно актив организовывает людей на работу по достижению поставленных целей. Интуитивно понятно, что чем более представителен актив нации, тем лучше.

В идеале представители актива нации должны быть харизматиками, настроенными на улучшение положения нации. Последнее следует понимать и как улучшение положения нации в мире (среди других наций), и как улучшение жизни людей внутри страны.

Еще одна важная характеристика актива – психологическое отношение к риску. В общем, этот фактор задает очень интересную ось, на одном конце которой группируются люди нерешительные, избегающие риска, на другом – любители риска, игроки. Понятно, что представители актива нации – это люди, могущие взять ответственность за какое-нибудь дело, могущие принять на себя риск в какой-то степени. Однако любители чрезмерно рискованных предприятий являются уже деструктивным фактором в обществе. В стабильном обществе существуют методы утилизации энергии данной части актива.

«Молчаливое большинство»[править]

Основная масса народа представляет собой «молчаливое большинство» - термин, введенный французским социологом Ж. Бодрийаром. Обычно это люди, лишенные лидерских качеств, лояльные существующим порядкам. Они вполне комфортно чувствуют себя «ведомыми», и являются строительным материалом всех общественных структур. Делегировав политические функции активу, эти люди в основном концентрируют свой интерес на частной жизни, на семейных делах, на различных хобби. Они избегают политики, касаясь ее может быть только при выстраивании своей карьеры.

Интересен следующий аспект взаимодействия массы и актива: массы порождают активных людей. Если эти активные люди из народа не находят путей интеграции в существующий актив (отсутствие/недостаточность социальных лифтов) – появляется существенный фактор риска потери стабильности в обществе, поскольку эти люди рекрутируются «малым народом».

«Малый народ»[править]

Данная часть нации формируется из тех, кто принципиально не согласен с местом в социуме, которое определяется для них существующим активом. Термин «малый народ» был ввелен французским историком О.Кошеном для объяснения событий Великой Французской Революции. Впоследствии он был использован И.Р. Шафаревичем для описания социальных закономерностей российской и советской истории. Характерное чертой «малого народа» является нелояльность существующим порядкам. При этом данное отрицание не ограничивается лишь существующим Политическим, а распространяется и на другие стороны жизни страны – на культуру, традиции, религию, и прочее.

Можно предствить, что в своем отрицании существующего общества представители «малого народа» образуют социальный коагулят, а точнее – анти-коагулят. Они четко выделяют себя из нации, претендуя на монопольное владение истиной. Их уверенность в собственной избранности обычно сопровождается замыканием в своем кругу и сектообразованием. Обычно это сторонники какого-либо большого утопического социального проекта (БУСП) всеобщего переустройства жизни, не склонные ни к каким компромиссам.

Социально-политическая роль «малого народа» - импорт новых идей общественного развития. Основной риск связан с их анти-гуманизмом. Во время общественных кризисов «малый народ» обычно становится проводником анти-гуманных методов внедрения новых идей. При получении власти склонен устраивать кровавую расправу как над «угнетателями» из национального актива, так и «их сообщниками» из народной массы.

Взаимодействие национальных компонентов в развитых обществах[править]

В странах со сложившимися нациями национальный дискурс обычно определяется национальным активом. Контроль над дискурсом является одним из методов управления обществом. В современных условиях четкая граница между активом и массами отсутствует. Активные люди из народа легко находят свое место в активе, интегрируясь в социальные верхи. Массы делегируют активу политические функции, и занимаются частной жизнью. «Малый народ» поддерживается в ослабленном состоянии разными регулирующими механизмами, выполняя свою позитивную функцию по импорту новых идей. Последнее достижение «малого народа» - философия постмодернизма, вся социально-политическая часть которой по сути отражает мировоззрение наиболее продвинутой в творческом плане части «малого народа». Это четко видно и в осмыслении М.Фуко способов сопротивления главенствующим в общественном сознании дискурсам, и в таких категориях Ж. Деррида, как «differance», и в общем недовольстве Ж. Бодрийара пассивностью «молчаливого большинства».