Владимир Сергеевич Соловьёв

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Соловьёв, Владимир Сергеевич»)
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Сергеевич Соловьёв
VladimirSiergiejeviczSolovjov..jpg
Род деятельности: Русский философ, поэт, публицист и литературный критик
Дата рождения: 28 января 1853
Место рождения: Москва
Дата смерти: 13 августа 1900
Место смерти: имение Узкое, Подмосковье
Отец: Сергей Михайлович Соловьёв
Этническая принадлежность: Русский
Вероисповедание: Католик
УДК 92
Wiki letter w.png Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Владимир Сергеевич Соловьёв (16 (28) января 1853, Москва — 31 июля (13 августа) 1900, имение Узкое, под Москвой) — выдающийся русский философ, поэт, публицист, литературный критик, сыгравший значительную роль в развитии русской философии и поэзии конца XIX — начала XX веков, криптокатолик[1].

Соловьёв стоит у истоков русского духовного ренессанса начала XX в. Соловьёв оказал влияние на религиозную философию Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, С. Н. и Е. Н. Трубецких, П. А. Флоренского, С. Л. Франка, а также на творчество поэтов-символистов — А.Белого, А.Блока и др.

Биография[править]

Русская философия
Russia coa.png

Основные представители

Западничество и славянофильство:
ЧаадаевБелинскийГерцен
ХомяковКиреевскийАксаков
ДанилевскийСтраховЛеонтьев

Философия революционных демократов:
ЧернышевскийДобролюбовПисарев

Русская религиозная философия:
ДостоевскийСоловьёв
РозановШестовЛосский
БулгаковБердяевКарсавинФлоренский
ФранкИльинЛосев

Народничество и марксизм:
БакунинКропоткин
ПлехановЛенинБогданов
ЛуначарскийЛифшиц

Русский космизм:
Фёдоров
ЦиолковскийВернадскийЧижевский

Младомарксизм и постмарксизм:
ЗиновьевИльенков
МамардашвилиЩедровицкий

Семья[править]

Владимир Сергеевич Соловьёв родился в Москве 16 (28) января 1853 в семье известного русского историка Сергея Михайловича Соловьева (1820—1879). Род Владимира Соловьева ещё в пятом-шестом колене принадлежал к среде великорусского крестьянства, но затем перешёл в духовное сословие. Отец философа, однако, не продолжил линию отцов, обратившись к научной деятельности. Собственным неустанным трудом он шаг за шагом завоевал место в обществе, но, опровергая авторитет Карамзина, постоянно оставался чужим в дворянской среде профессорских кругов. В семье он отличался строгостью и непререкаемым авторитетом.

Со стороны матери, Поликсены Владимировны, Владимир Соловьёв принадлежал к украинско-польской дворянской семьи Романовых. Двоюродным прадедом Соловьева с материнской стороны был известный украинский философ XVIII века Г. С. Сковорода (17221794).

Детство[править]

Обстановка ранних лет Владимира Соловьёва сложилась весьма благоприятно для его последующего духовного развития. Отец Владимира Соловьёва отличался строгостью нрава, необычайной систематичностью в своих исторических занятиях, в силу чего он почти каждый год издавал по одному тому своей «Истории России с древнейших времен» (18511879), и таких томов он издал двадцать девять. В его семье всё было подчинено строгим правилам, которые и обеспечивали для С. М. Соловьева его необычайную научную продуктивность в течение всей жизни. Его «История России» современными историками расценивается весьма высоко. В молодости он слушал Ф. Гизо и Ж. Мишле, исторический процесс понимал весьма органически, сделал большой вклад в историю развития русской государственности, был настроен прогрессивно и либерально, имел среди своих учеников таких, как В. О. Ключевский.

Образование[править]

Среднее образование Соловьёв получил в московской 5-й гимназии, в которую поступил в 1864 г., а высшее образование — в Московском университете, в который поступил в 1869 г. и окончил в 1873 г. Необычайно одаренная натура Вл. Соловьёва и его постоянные и, можно сказать, страстные поиски высших истин сказались уже в ранние годы его жизни. Известно, что Соловьёв очень рано начал читать славянофилов и крупнейших немецких идеалистов. Однако мало кто знает, что в последние годы гимназии и в первые годы университета он зачитывался тогдашними вульгарными материалистами и даже пережил весьма острую материалистическую направленность, заставившую его перестать ходить в церковь, а однажды даже и выкинуть иконы из окна своей комнаты, что вызвало необычайный гнев у его постоянно добродушного отца(1). Хотя, вообще говоря, С. М. Соловьёв был настроен достаточно либерально, чтобы насильственно внедрять религию в своих детей. К чтению Вл. Соловьёвым тогдашней вольнодумной литературы он относился вполне спокойно, считая это болезнью роста своего сына. Что же касается значительного либерализма в семье С. М. Соловьёва, то об этом достаточно говорит, например, такой факт, как возмущение и отца и сына по поводу известия в 1864 г. о ссылке Чернышевского на каторгу. 11-летний Вл. Соловьёв уже тогда счел это большой несправедливостью в отношении уважаемого писателя и философа. Факт этот ярко свидетельствует о том, насколько ярко и глубоко и насколько давно, почти в детстве, залегали корни соловьёвского либерализма, принесшие в дальнейшем весьма значительные плоды.

Вероятно, не без влияния материализма Вл. Соловьёв поступил сначала на физико-математический факультет, где преподавались не только математика и физика (их он никогда не любил), но и все естественные науки. Вл. Соловьёв увлекался в те годы биологией, а из биологии больше всего зоологией и ботаникой. Но достаточно было ему только провалиться на одном экзамене на II курсе физико-математического факультета, чтобы он тут же перешёл на историко-филологический факультет того же университета и с ещё большим рвением приступил к изучению чисто философских наук.

О том, с какой страстностью Соловьёв стал овладевать философией и знакомиться с такими прежними властителями умов, как Хомяков, Шеллинг и Гегель (впрочем, не без интереса к Канту и Фихте), об этом свидетельствует тот, например, факт, что уже в течение первого года по окончании университета он написал магистерскую диссертацию, которую и защитил в 1874 г.

Между прочим, имеются некоторые сведения о пребывании Вл. Соловьёва в Московской духовной академии в качестве вольнослушателя в промежутке между окончанием университета и защитой магистерской диссертации. Хотя Вл. Соловьёв в течение этого года и проживал в Сергиевом Посаде, где помещалась Московская духовная академия, но из свидетельств бывших его однокашников по учебному году видно, что лекции он почти не посещал, со студентами Академии знакомств не заводил, жил в предоставленной ему комнате крайне уединенно, к окружающим относился достаточно свысока, и по всему видно, что серьезного влияния Духовная академия на него не оказала. И не трудно догадаться почему. Вл. Соловьёв потратил этот год на подготовку к магистерскому диспуту, был слишком углублён в создание собственных философских и богословских концепций, чтобы чему-нибудь существенному поучиться у тогдашних профессоров Академии, проводивших, конечно, традиционную официальную богословскую линию, далекую от его уже тогда создававшейся сложной философской системы.

Написание и защиту диссертации 21-летним молодым человеком надо считать чем-то удивительным и поразительным даже для тех времен, когда диссертации хотя и содержали всего несколько десятков страниц и почти не имели научного аппарата, но зато должны были опираться на твердо обоснованную собственную теорию. Эта работа молодого Соловьёва ярко свидетельствует о необычайном напоре, а также о простоте и ясности его философского мышления, о его убедительности и очевидности, соперничавших с его глубиной и широтой исторического горизонта.

Преподавание[править]

Файл:Solovev v s 2.jpg
В. С. Соловьёв

В июне 1876 г. Вл. Соловьёв приступил к преподаванию в университете, но из за профессорской склоки в марте 1877 г. покинул Москву и перевёлся в Петербург. Там он стал членом Ученого комитета при Министерстве народного просвещения и одновременно преподавал в университете, где в 1880 г. защитил докторскую диссертацию. Но игравший в Петербургском университете основную роль М. И. Владиславлев, который раньше столь положительно оценил магистерскую диссертацию Вл. Соловьёва, стал теперь относиться к нему довольно холодно, так что Вл. Соловьёв оставался на должности доцента, но не профессора.

В 1881 г. преподавательская деятельность Вл. Соловьёва навсегда закончилась после прочтения им публичной лекции 28 марта 1881 г., в которой он призывал помиловать убийц Александра II. Поступок Вл. Соловьёва был продиктован наивным, искренним и вполне честным его убеждением в необходимости христианского всепрощения.

Прочтение этой лекции, текст которой не сохранился, обычно считают причиной ухода Соловьёва из университета. Однако ради соблюдения исторической точности необходимо сказать, что в несколько более ранней публичной лекции, от 13 марта того же года, Вл. Соловьёв энергично протестовал против всякого революционного насилия (См. 3, 417—421). После прочтения лекции от 28 марта петербургский градоначальник хотел сурово наказать Соловьёва. Министр внутренних дел — М. Т. Лорис-Меликов написал Александру III докладную записку, в которой указывал на нецелесообразность наказания Вл. Соловьёва ввиду его всем известной глубокой религиозности и того обстоятельства, что он — сын крупнейшего русского историка, бывшего ректора Московского университета С. М. Соловьёва. Александр III счёл Вл. Соловьёва «чистейшим психопатом», удивляясь, почему у «милейшего» его отца, С. М. Соловьёва сын, которого К. П. Победоносцев назвал «безумным». И дело осталось без серьёзных последствий.

Из университета Вл. Соловьёву все же пришлось уйти, хотя его никто не увольнял. Да и ушёл он, как можно думать, не столько из-за шумихи по поводу его лекции, сколько потому, что весьма не любил преподавание с его принудительными моментами вроде лекционных программ, расписания лекций, студенческих экзаменов, учёных советов, отчётов и т. д. Несмотря на обширные философские знании и редкую научную выучку, Вл. Соловьёв чувствовал, что в его жилах билась кровь проповедника, публициста и вообще оратора, литературного критика, поэта, иной раз даже какого-то пророка и визионера — человека, преданного изысканным духовным интересам. Быть профессором было для него просто скучно. На этих свободных от казённых форм путях деятельности Вл. Соловьёв целиком отдаётся написанию произведений чисто церковного характера, которые уже были подготовлены его философско-теоретическими раздумьями. Он задумывает трёхтомный труд в защиту католицизма, но по разным причинам цензурного и технического характера вместо этих запланированных трёх томов вышла в 1886 г. работа «История и будущность теократии», а в 1889 г., уже на французском языке, в Париже, «Россия и вселенская церковь». В связи с этим в области богословия у Вл. Соловьёва появилось много врагов и неприятностей, вплоть до запрещения ему печатать труды на церковные темы. Но опять-таки и здесь Вл. Соловьёв нашёл для себя выход. Глубокий ум и широкая натура философа обеспечили ему работу не менее интересную, чем богословие, а именно работу литературно-критическую и эстетическую. Впрочем, в последние годы своей жизни и особенно с 1895 г. он возвращается к философии.

Кончина[править]

Вл. Соловьёв был «бездомный» человек, без семьи, без определенных занятий. Человек он был экспансивный, восторженный, порывистый и, как мы сказали выше, живал большей частью в имениях своих друзей или за границей. К концу 90-х годов здоровье его стало заметно ухудшаться, он стал чувствовать неимоверную физическую слабость. Будучи в Москве летом 1900 г., он принужден был в июле приехать в подмосковное имение Узкое, принадлежавшее тогда кн. Петру Николаевичу Трубецкому, в котором жили также друзья Вл. Соловьёва, известные московские профессора Сергей Николаевич и Евгений Николаевич Трубецкие. Кончина Вл. Соловьёва произошла в этом имении Трубецких 31 июля (13 августа по новому стилю) 1900 вследствие артериосклероза, болезни почек и общего истощения организма. Похоронен он был на Новодевичьем кладбище, вблизи могилы его отца.

Так безвременно оборвалась жизнь человека, которому едва было 47 лет и который отличался небывалой силой философской мысли, небывалым владением мировой философией и напряженной духовной жизнью.

Философия[править]

Основной идеей его религиозной философии была идея Софии — Душа Мира. Речь идёт о мистическом космическом существе, объединяющем Бога с земным миром. София представляет собой вечную женственность в Боге и, одновременно, замысел Бога о мире. Этот образ встречается в Библии, но Соловьёву он был открыт в мистическом видении. Реализация Софии возможна трояким способом: в теософии формируется представление о ней, в теургии она обретается, а в теократии она воплощается.

  • Теософия — дословно Божественная мудрость. Она представляет собой синтез научных открытий и откровений христианской религии в рамках цельного знания. Вера не противоречит разуму, а дополняет его. Соловьёв признает идею эволюции, но считает её попыткой преодоления грехопадения через прорыв к Богу. Эволюция проходит пять этапов или «царств»: минеральное, растительное, животное, человеческое и божье.
  • Теургия — дословно боготворчество. Соловьёв решительно выступал против моральной нейтральности науки. Теургия — это очистительная практика, без которой невозможно обретение истины. В её основе лежит культивирование христианской любви как отречение от самоутверждения ради единства с другими.
  • Теократия — дословно власть Бога, то, что Чаадаев называл совершенным строем. В основе подобного государства должны лежать духовные принципы, и оно должно иметь не национальный, а вселенский характер. По мысли Соловьёва, первым шагом к теократии должно было послужить объединение русской монархии с католической церковью.

В 1880-е В. Соловьев написал и опубликовал ряд работ, в которых пропагандировал идею воссоединения Западной и Восточной Церквей под главенством Римского Папы, за что подвергся критике славянофилов и консерваторов. Важнейшая из них — Россия и Вселенская Церковь, 1889, Париж[1]

Отзывы современников[править]

К. П. Победоносцев писал 1 декабря 1890 года председателю Комитета по делам печати Е. М. Феоктистову:

Что это еще Вл. Соловьев блядословит в новой книжке «Вестника Европы?» Когда будет возможно, пришлите мне взглянуть.[2]

1 ноября 1891 года тот же Победоносцев писал императору Александру III:

К Толстому примкнул совершенно обезумевший Соловьев, выставляя себя каким-то пророком и, несмотря на явную нелепость того, что он проповедует, его слушают, читают, ему рукоплещут.[3]

Близкая Победоносцеву фрейлина А. Ф. Тютчева писала ещё 31 марта 1881 года:

Глуп Л. Толстой, глуп Соловьев — точно дети играют с огнем. Все это люди, не понимающие того, о чем так дерзостно, так безмозгло толкуют.[4]

Примечания[править]

  1. Присоединение к Католической церкви было совершенно в Москве 12 февраля (2 марта) 1896 греко-католическим священником Николаем Толстым. Акт о соединении В. Соловьёва с Католической Церковью
  2. Цит. по: Рабкина Н. А. Константин Петрович Победоносцев // Вопросы истории. — 1995. — № 2. — С. 70.
  3. Цит. по: Рабкина Н. А. Константин Петрович Победоносцев // Вопросы истории. — 1995. — № 2. — С. 70.
  4. Цит. по: Рабкина Н. А. Константин Петрович Победоносцев // Вопросы истории. — 1995. — № 2. — С. 71.

Статьи и материалы о Вл. С.Соловьёве[править]

Ссылки[править]