Черновик:Ссудный процент

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Ссудный процент»)
Перейти к: навигация, поиск

Средневековая десятина, многими третируемая как «феодальная» и несправедливая, на самом деле, много гуманнее, чем современный ссудный процент. Десятина взималась только с урожая, нет урожая, нет и 10-й части, банковский же процент современных ростовщиков приводит к кабале, к долговому рабству с неумолимостью математической формулы, с дьявольской оторванностью от каких бы то ни было жизненных обстоятельств.

Особенная жестокость насекомых-ростовщиков нагляднее всего продемонстрировать на примере ипотеки — ссуде под залог дома.

Многие думают, что в случае увольнения с работы, которую, кстати, также в большинстве случаев контролируют ростовщики, банк отберёт у них дом и выгонит на улицу.

Но люди, часто забывают про математическую жестокость насекомых, — находясь на улице под забором, они останутся должны банку, если банк, продав дом, не получит всех процентов сполна.

Ссудный процент

Если кредитование сопровождается ссудным процентом, то ссудный процент вызывает:

· опережающий рост номинальных цен по отношению к росту спектра производства в «неизменных ценах» , вследствие того, что в цену продукции закладывается необходимость возврата не только кредитной ссуды, но и задолженности по процентам;

· необратимый переток номинальной платежеспособности от общества к корпорации ростовщиков, что при свободе ростовщичества порождает её монопольно высокую покупательную способность, которой не может противостоять безъидейное общество.

Вызванные ссудным процентом названные два фактора выливаются в утрату обществом в целом покупательной способности, что подтормаживает и останавливает сбыт произведённого вне зависимости от качества продукции и потребностей общества в ней как таковых, и способно вызвать утрату кредитно-финансовой системой способности к сборке множества микроэкономик в целостную макроэкономику. При этом в обществе возникает некоторый объём заведомо неоплатной задолженности по кредиту с учётом процентов, разпределённый между всеми физическими и юридическими лицами, включая и какую-то часть наименее удачливых самих ростовщиков.

Этот объём заведомо неоплатной задолженности может быть погашен только либо за счёт дополнительной эмиссии средств платежа, либо за счёт прощения задолженности. В первом случае при свободе ростовщичества ссудный процент, являясь генератором необратимого роста цен, вынуждает государство к снижению энергетического стандарта обезпеченности денежной единицы. Такая эмиссия всегда вызывает возражения, но отказ от неё оставляет общество и его производственно-потребительскую систему на положении финансового невольника корпорации ростовщиков, поскольку оно пребывает в удавке заведомо неоплатных долгов, на отработку которых работает бесплатно, потребляя столько, сколько позволят кровопийцы-кредиторы.

Именно это произошло в России в ходе реформ, вследствие чего все реформы до конца 2009 г. включительно — представляют собой вредительство, войну против народов СССР и России средствами четвёртого приоритетов, подкрепляемую войной средствами третьего приоритетов (распространение вздорных теорий и мнений о причинах и механизме длящегося несколько десятилетий социально-экономического кризиса).

Всё сказанное о воздействии ссудного процента на производство и потребление в обществе можно показать математически строго на основе уравнений межотраслевого баланса в стоимостной форме при обеспечении метрологической состоятельности балансовых моделей на основе энергетического инварианта прейскуранта.

Принципиальная разница между «налоговым прессом» государственности и ростовщическим вампиризмом состоит в том, что с появлением денежного обращения:

· налоги забирают у производителя в стоимостной форме некоторую долю от реально им произведённого, после чего эта доля, если не разворовывается, то употребляется в интересах государства. Если государство выражает интересы подавляющего большинства добросовестно трудящегося населения, то всё изъятое у общества в форме налогов, возвращается самому же обществу в форме разнородной государственно-организованной социальной защищённости личности. Иными словами в таком государстве «налоговый пресс» никого не подавляет, поскольку всё изъятое в форме налогов, так или иначе, в той или иной форме возвращается самому же обществу.

· ростовщичество высасывает в стоимостной форме из общества заранее оговоренную долю производимого, которая исторически реально почти всегда выше, нежели полезный эффект, достигнутый в результате взятия самой кредитной ссуды. Вследствие этого общество оказывается на положении невольника-раба у надгосударственной международной корпорации кровопийц — расистов-ростовщиков.

То, что средства массовой информации, многие политические болтуны, включая и лидеров партий, раздувают в обществе недовольство «налоговым прессом», умалчивая при этом о ростовщическом вампиризме, однозначно говорит о том, кому и против кого они служат

Поэтому для изчерпания кризиса и перехода к безкризисному развитию России участие российской стороны (как в лице её государственности, так и частных, юридических лиц) во всех внешних и внутренних сделках кредитования под процент во всех формах должно быть запрещено на уровне Конституции, а нарушение этого конституционного требования должно приравниваться к измене Родине и преступлению против человечности. Это положение прямо и недвусмысленно необходимо провозгласить и с трибуны ООН.

Ссудный процент — «свободная» цена на кредит, входит в базу прейскуранта, не будучи продуктом трудовой деятельности или природным благом. Ставка ссудного процента задается для государств и регионов заправилами надгосударственной международной ростовщической корпорации, узурпировавшей банковское дело, и потому не является свободным выражением баланса спроса и предложения кредитов. Но пока ростовщичество, в том числе и в банковских организационных формах юридически рассматривается как один из видов частного предпринимательства, государство не имеет мотивов к юридическому обоснованию запрета на ростовщичество. Если государство провозглашает за собой монопольное право регулировать цены баз прейскуранта, то вопрос о запрете кредитования под процент решается юридически безупречно.

Это — не запрет на банковскую деятельность и не подрыв платёжно-расчётной инфраструктуры общества. Каждый банк — центральный, государственные, все коммерческие — должны быть не «колхозами» ростовщиков, как это есть ныне; а инвестиционными фондами, обезпечивающими структурную перестройку многоотраслевой производственно-потребительской системы общества и развитие производственных мощностей отраслей в соответствии с задачей гарантированного и полного удовлетворения демографически обусловленных потребностей в преемственности поколений и искоренения деградационно-паразитических потребностей. Их доходы, из которых они должны пополнять свои кредитные ресурсы, могут быть только долей от прибыли, полученной в «реальном секторе» экономики в результате успешного осуществления координируемых их «мозговыми трестами» общественно полезных проектов. Банки, чьи «мозговые тресты» не способны перейти к выполнению этой функции, не имеют права на существование. Поэтому, если какие банки не справятся с переходом к безпроцентному кредитованию и рухнут, то меньше дармоедов кормить «реальному сектору».

В условиях системы безпроцентного кредитования снижение тарифов на электроэнергию при наращивании энергетического стандарта обеспеченности денежной единицы, открывает дорогу к снижению номинальных цен на рынке конечной продукции по мере удовлетворения потребностей общества по демографически обусловленному спектру потребностей и изкоренению деградационно-паразитического спектра потребностей.

При этом налогово-дотационная политика должна поддерживать покупательную способность в отраслях и регионах в пропорциях, необходимых для устойчивого функционирования рыночного механизма разпределения производимой продукции в соответствии с демографически обусловленным планом общественно-экономического развития государства и общества.




Пример[править]

28 апреля 2014 г. ЦБ рассчитал максимальную стоимость кредитов, превышать которую банкам будет запрещено. Самыми дорогими будут небольшие кредиты в торговых точках — до 72,5 % годовых[1] (это при долгосрочном десятилетнем прогнозе инфляции в 5,3 — 7,3 % годовых[2]).

Если я сегодня покупаю ребёнку велосипед в кредит за 1 000$. Простой подсчёт показывает, что за 10 лет рассрочки я становлюсь должен 233 287$, то есть, когда мой ребёнок подрастёт, паразитам я уже стал должен квартиру.

См. также[править]

Ссылки[править]


Gnome-edit-clear.svg Черновик. Помогите Традиции, примите участие в редактировании.