Це-банк

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Майкл Хадсон:

Отнюдь не «вера иностранцев в экономику США» заставляет их «вкладывать сюда свои деньги»…
Крупнейшими и наиболее весомыми иностранными организациями, вкладывающими сюда «свои деньги», являются центробанки, да и вкладывают они вовсе не «свои деньги». Они направляют сюда те доллары, которые их зарубежные экспортёры и другие получатели долларов обменивают в центробанках на национальную валюту.

Когда из-за платёжного дефицита США закачивает доллары в зарубежные экономики, у национальных банков почти нет другого выбора, кроме как покупать векселя и облигации Казначейства США, выручку от которых Казначейство тратит на финансирование громадных вооружённых сил, враждебных по отношению к основным реэкспортёрам доллара — Китаю, Японии и производителям нефти…

Конгресс заявил зарубежным инвесторам из крупнейшего держателя долларов Китая, что им не следует покупать ничего, кроме, возможно, сетей по продаже подержанных машин[?][1] да, может быть, закладных и активов «Фанни Мэй» —
FannieMae.jpg
ситуация похожа на ту, когда японских инвесторов подталкивали потратить миллиард долларов на Центр Рокфеллера, из-за которого они впоследствии понесли 100 % убытки, а также на ситуацию с инвестициями саудовских арабов в «Сити групп»…


… европейцы и азиаты видят, как компании США закачивают всё больше и больше долларов в их экономики. Не только для того, чтобы покупать их экспортные товары в обмен на …
Не только для того, чтобы покупать их компании и «командные высоты» в приватизированных государственных предприятиях, при этом не давая им ответного права на покупку важных американских компаний (вспомните, что попытки Китая войти в долю в американском бизнесе по продаже нефти встретили резкий отказ со стороны США)…
Пресса США как-то забывает упомянуть, что правительство США тратит сотни миллиардов долларов за рубежом — не только на активные боевые действия на Ближнем Востоке, но и на строительство громадных военных баз, окружающих весь остальной мир, на установку радарных систем, систем управляемых ракет и других формы военного принуждения, включая проведение «цветных революций», которые финансировались — и по-прежнему финансируются — по всему бывшему Советскому Союзу.

Поддоны с упакованными стодолларовыми купюрами, иногда насчитывающие десятки миллионов долларов, стали привычным «видеосопровождением» на некоторых ТВ-каналах, но их не связывают с тратами США на армию и дипломатию и долларовыми капиталами иностранных центробанков, про которые говорят просто, что это результат «замечательной веры в экономическое возрождение США» и, предположительно, «денежной магии», осуществляемой представителями Уолл-Стрит Тимом Гайтнером — в Казначействе, и «Вертолётом Беном» Бернанке — в Федеральном резерве.


Ни в одном учебнике по политической теории или международным отношениям не высказано предположений о том, почему государства действуют настолько вразрез со своими политическими, военными и экономическими интересами.

Идея финансовой олигархии о «регулировании» заключаются в том, чтобы удостовериться, что дерегуляторы назначены на ключевые посты…
Казначейство по-прежнему управляется представителем Уолл-Стрита, а Федеральным резервом руководит лоббист Уолл-Стрита.

Предлогом для недопущения правительства к разумному регулированию является то, что финансовая сфера якобы настолько сложна, что только люди из финансовой «индустрии» способны заниматься её регулированием…
… делается ещё одно непонятно откуда взятое заявления, что признак демократии — «независимость» центробанка от избранного правительства. В реальности, конечно же, такая ситуация — прямая противоположность демократии. Финансы — это суть экономической системы. Если нет их демократичного регулирования в интересах народа, то они оказываются «свободны» для захвата силами с особыми интересами.

Доминик Стросс-Кан — шеф МВФ, эксперт финансовой проституции

Силы, имеющие особые интересы, ищут пути получения денег из экономики, и финансовый сектор делает это путём изъятия средств…
Финансы сегодня работают так, что деиндустриализуют экономики, а не развивают их. Этот «план» предполагает аскетизм в труде, промышленности и всех нефинансовых секторах, как предлагается в программах МВФ, навязанных несчастным странам-должникам 3-го мира. Опыт Исландии, Латвии[2] и других «финансовых» экономик следует изучать как классический пример хотя бы просто потому, что они находятся в самом верху составленного Всемирным банком списка «благоприятных для ведения бизнеса» стран[3]

Особый публично-правовой институт, «це-банк» — институт управления долларовой колонией Федрезерва.

«Особый институт» — такой официальный юридический статус имеет частный центральный банк после упразднения суверенного Правительства и Государственного банка в демократизируемой колонии.

Рублевая эмиссия производилась Центральным банком через реализацию двух механизмов:

  • первый — это механизм прямого кредитования банковского сектора по ставке рефинансирования и
  • второй — это механизм так называемых валютных интервенций.


С помощью валютных интервенций, Центральный банк осуществлял стабилизацию валютных курсов, конвертируя всплески валютных поступлений в рубли, и тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, откуда брались рубли для этого. Эти рубли элементарным образом «печатались», тем более что никакими законами этот процесс никак не оговаривается.

Валютные поступления состояли из двух основных частей.

  • Первая это так называемые «нефтедоллары», а
  • вторая это внешние заимствования.

Ввиду того, что ставка рефинансирования всегда была чрезмерно высокой, а принцип «свободы перемещения капиталов» монетаристкой догмой всячески превозносился, приветствовался и развивался, то российским коммерческим банкам, при общем «ощущении» стабильности, было существенно выгоднее брать кредиты в валюте и потом конвертировать её в рубли, поскольку проценты по внешним займам в сравнении со ставкой ЦБ РФ были существенно меньше.

Иностранная валюта занятая коммерческими банками скупалась Центральным банкам на валютной бирже. Цифры валютных резервов росли как на дрожжах, и у финансового блока в Правительстве был «неубиваемый» повод заявлять о своих выдающихся заслугах перед Страной. Подробности о том, какова в этих резервах доля долларов с приставкой «нефте», и какова доля долларов с приставкой «взято в кредит за рубежом» никого особо не интересовала, да и сейчас особо не интересует.

Тем не менее ответ на этот вопрос существенно важен, потому, что ответив на него станет понятно, что т.н. «золотовалютных» резервов как таковых по сути-то и нет. Что «король то голый». Понятно станет также и то, что практически вся рублевая денежная масса, которая до недавнего времени имелась в России, была эмитирована Центробанком посредством выкупа валюты, что в Российской экономике практически нет ни одного рубля, который был бы выпущен непосредственно для обслуживания внутреннего спроса и предложения.

И получается, чтобы иметь свои деньги Россия должна была «покупать» иностранные денежные знаки, но не за рубли, а за вполне определенные реальные ценности, такие как газ, нефть, алюминий и прочие энергоносители.[4]

См. также[править]

Ссылки[править]




Черновик
Исправьте и дополните до полноценной статьи Русской Энциклопедии.