Финикия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Финики́я (др.-греч. Φοινίκη[1])— древняя страна на восточном побережье Средиземного моря (береговая полоса современных Ливана и Сирии).[2]

Происхождение названия[править]

Название Финикия происходит от греческого "фойнике", буквально `страна пурпура`.

По всей видимости, Финикия — греческий эквивалент названия Ханаан. В то же время греческим писателям было известно название Ханаан (хна, что по-хурритски означает пурпурный цвет) как эпоним финикийцев и как название их страны. В более поздний период в переводе Септуагинты название «ханаанеи» регулярно переводится в евангелиях как «финикийцы» (ср. Марк 7:26; Матф. 15:22).

Географическое положение и природные особенности[править]

Левантийское побережье Средиземного моря и крупнейшие древние города

Восточное (Левантийское) побережье Средиземного моря протянулось примерно на 700 километров от залива Искандерун на севере (юг современной Турции) до границы современного Египта на юге. Финикийские города занимали среднюю часть этой полосы длиной около 300 километров (побережье современных Сирии, Ливана и севера Израиля)

Горная цепь Ливанского хребта, достигающая высоты 2—3-х тысяч метров и растянувшаяся вдоль побережья на сотни километров, не отступает от береговой линии далее, чем на 50 километров.[3] В некоторых местах горные хребты подступают прямо к морю.[4] Побережье изобилует заливами и мысами, а недалеко от берега располагается множество небольших островов, которые в древности были способны дать убежище кораблям.[3] Также на прибрежных островах финикийцы строили города и крепости (Тир, Арад).[5] Горные хребты и профиль побережья, с одной стороны, защищали финикийские поселения от нападения с суши, с другой — формировали Финикию как конгломерат изолированных городов-государств, мешая им сделаться единым политическим целым.[1][6]

Финикия не была богата полезными ископаемыми,[7] а прибрежные плодородные долины не могли в полной мере обеспечить продовольствием увеличивающееся население.[3][8] По мере расширения городов это подталкивало финикийцев к развитию торговых отношений с другими странами и колонизации более богатых и менее заселённых территорий по всему средиземноморью.

Склоны Ливанских гор в древности были богаты лесом, в первую очередь ливанским кедром.[3]. Этот природный ресурс дал финикийцам возможность строить прочные мореходные суда.[9] и завязывать торговые контакты со странами, не обладающими такой ценной древесиной (например, с Египтом).[3]

История[править]

Зарождение: V—II тысячелетия до н.э.[править]

Первые поселения на территории будущей Финикии возникли в V тысячелетии до н.э. Некоторые из них (Сидон, Тир, Библ и др.) развились до крупных городов-государств в IV тысячелетии до н.э.[2] Однако ни археологические, ни антропологические исследования не позволяют уверенно отождествить население региона этого периода с каким-либо этносом.[10]

Население региона с III тысячелетия до н.э. скорее всего принадлежит к ветви западно-семитических племён. В Библии они названы ханаанеями. Они, по-видимому, не проживали изначально на этой территории, а явились из Аравии или зоны Персидского залива в результате нескольких волн миграции в IV—III тысячелетиях до н.э.[11] Смешение их с местным населением происходило, вероятно, мирным путём, так как никаких свидетельств вооружённого завоевания не обнаружено.[10] По другой версии предки ханаанеев в районе Персидского залива появились в результате смешения шумеров с эламитами — жителями юго-западной части Иранского нагорья[12]

Во II тысячелетии до н.э. Финикия представляет собой союз независимых городов-государств, владеющих сельскохозяйственными территориями, на которых обитает подавляющее большинство населения.[2] В силу своего удобного географического положения города-государства активно участвуют в сухопутной торговле с Месопотамией и Египтом, попутно испытывая большое влияние этих культур,[13] а так же владеют морскими путями в Средиземном море.[2] Однако, примерно до второй половины II тысячелетия до н.э. финикийцев как народ ещё невозможно выделить из общей массы ханаанеев.[13]

Древний Египет и границы его влияния на Ближнем Востоке в эпохи Среднего и Нового царств

С начала II тысячелетия до н.э. ханаанские земли находятся в зоне влияния Египта (эпоха Среднего царства). Подчинённое положение не мешает, однако, местным царям городов-государств поддерживать дипломатические связи с государствами Северной Месопотамии (например, с Мари) .[2]

В XVIII—начале XVII века до н.э. Египет вступает в период упадка и подвергается нашествию гиксосов. Ханаанские города получают независимость и наращивают военные и экономические силы.[14]

В XVI веке до н.э., после воцарения XVIII династии египетских фараонов (Новое царство), ханаанские города вновь попадают в зависимость от усилившегося Египта. Тутмос I обложил их данью, а после поражения, нанесённого им Тутмосом III в битве при Мегиддо,[15] ханаанские города-государства были полностью подчинены.[16]

Египет (зелёный цвет) и Империя хеттов (красный). XIV век до н.э.

В конце XIV—начале XIII века до н.э. ханаанские земли становятся ареной борьбы египтян и хеттов, закончившейся подписанием мирного договора,[15] по которому финикийское побережье оставалось под властью Египта.[17]

В XIV веке до н.э. на финикийском побережье появляются микенцы, контролирующие к этому времени все морские торговые пути восточного Средиземноморья.[18] Микенские купцы селятся небольшими группами среди ханаанеев и соседство это носит, по-видимому, мирный характер, однако в некоторых дошедших до нас легендах, возможно, нашли отражение конфликты между аристократией и купеческими группами в пределах одного города.[19] Вообще, возросшая во II тысячелетии до н.э. роль торговли и купцов замедлила в Финикии развитие монархического строя месопотамского или египетского типа, и управление городами носило скорее олигархический характер.[20]

Расцвет: XII—VIII века до н.э.[править]

Ближний Восток в XI—VI веках до н.э.

В XIII веке до н.э. прибрежную полосу южного Ханаана захватывает одна из групп «народов моря»филистимляне. Примерно в это же время с востока, предположительно из района оазиса Кадеш-Барнеа на севере Синайского полуострова[20] в Ханаан приходят израильтяне. Южные ханаанеи оказываются словно в тисках между двумя этими народами.[18]

К 1200 году до н.э. ведущие ближневосточные державы — Древний Египет и Империя хеттов приходят в упадок. Так же приходит в упадок и господствовавшая на Средиземном море[21] микенская цивилизация. В этот период, возможно, происходит вливание в финикийский этнос части микенцев,[18] культурные связи с которыми существовали и прежде.

К этому времени остаётся единственная независимая ханаанская территория на побережье Средиземного моря — собственно Финикия, стиснутая с юга, востока и севера филистимлянами, израильтянами, хеттами и амореями.[18] Таким образом, финикийцы превратились в единственный во всем регионе анклав древних ханаанеев. Сложившиеся языковые и культурные отличия от окружающих народов способствовали консолидации финикийцев как особой этнической группы, которая сохраняла свой специфический облик вплоть до эпохи эллинизма.[22] С другой стороны, устранение в регионе сильных противников и возможность дипломатического лавирования между соседями способствует расцвету Финикии, пик которого приходится на начало I тысячелетия до н.э.[13] и продолжается по разным оценкам примерно до VIII—VI века до н.э.[23]

Финикийская колонизация Средиземноморья[править]

VIII век до н.э. — II век н.э.[править]

В VIII—VII веках до н.э. финикийские города постоянно подвергаются нашествиям ассирийцев. Во второй половине VIII века до н.э. в северной Финикии было основано ассирийское наместничество с центром в Симире. Финикийские города под ассирийским владычеством сохраняли, однако, внутреннюю автономию и собственных царей. При этом любые восстания жестоко подавлялись — так в 677 году до н.э. ассирийцами был разрушен восставший город Сидон.

После гибели Ассирии в 605 году до н.э. Финикия стала ареной борьбы между Нововавилонским царством и Египтом.

С 539 по 332 год до н.э. Финикия входит в состав персидской державы Ахеменидов. Финикийский флот принимает активное участие в греко-персидских войнах (500 — 449 годы до н. э.) на стороне персов.

В IV веке до н.э.. происходит сближение финикийских городов с Грецией, а с середины IV века до н.э в Финикии происходят антиперсидские выступления с центром в Сидоне, который после подавления восстания был персами разрушен.

С 332 находилась в составе державы Александра Македонского

После смерти Александра (323 год до н.э.) в результате борьбы диадохов (полководцев Александра) Финикия попадает под власть Птолемеев, а с середины III века до н.э. — Селевкидов. С этого времени Финикия переживает бурный процесс эллинизации.

С 63 года до н. э. территория Финикии. входит в состав римской провинции Сирия. Постепенно финикийцы слились с другим населением Сирии, а название «Финикия» со II века н. э. стало обозначением провинции Римской Империи, административные границы которой внутри страны неоднократно менялись.

Культура и религия[править]

Религия[править]

О религии финикийцев известно меньше, чем о религии многих других древних народов. Основная причина этого в том, что собственно финикийская литература до нашего времени не дошла. Историки вынуждены восстанавливать облик финикийской религии по описаниям античных авторов и сохранившимся текстовым документам соседних народов. Другая трудность в изучении финикийской религии заключена в том, что часто невозможно отличить истинно финикийские обычаи от заимствований из других культур.[24] В Финикии ощущалось наиболее мощное культурное влияние Месопотамии и Египта.

В Финикии почитали множество богов. Однако подлинное имя божества не произносили, употребляя вместо него имя-заменитель. Таким образом, подлинные имена финикийских богов до нас не дошли. Например, верховный бог именовался Эл, а его супруга Элат, что означает просто «бог» и «богиня». Имена других богов — Баал и Баалат («господин» и «госпожа»), Милк («царь», «правитель»), Адон («владыка»).[25]

Каждое божество властвовало над отдельной природной стихией, страной, городом или народом, что также отражалось в его имени. Среди богов есть, например, Баал-Цафон («владыка севера»), Баал-Шамим («хозяин неба»), Баал-Хаммон («хозяин жара»),[25] Мелькарт или Баал-Мелькарт (бог-владыка города: от слов «милк» — правитель и «карт» — город),[26] Баал-Ливан и Баал-Кармел (боги горных хребтов Ливан и Кармел)[27] Баал-Цор (бог-хранитель города Тира (Цора))[28] и другие.

Бронзовая статуэтка Баала (Угарит, XIV—XII века до н.э.)



Бронзовые статуэтки финикийских богов, найденные на ныне необитаемом острове Санкти-Петри близ атлантического побережья Испании (VIII—VII века до н.э.)
Феб Мотийский. Согласно одной из гипотез — это эллинизированное изображение финикийского бога Мелькарта (остров Мотия близ Сицилии, 450—440 года до н.э.)

Особое место в религии финикийцев занимали человеческие жертвоприношения, которые назывались по-финикийски «молк», а по-еврейски — «молех». По предположению испанского историка Э. Г. Вагнера подобные обряды сложились в период изгнания соседними народами ханаанеев с их земель на узкую перенаселённую прибрежную полосу — Финикию. В такой демографической обстановке принесение людей в жертву, по мнению Вагнера, наряду с переселением в другие области Средиземноморья, было вынужденной мерой, спасающей финикийский народ от голода.[29] Было распространено также принесение в жертву лишь некоторых частей тела, служившее замещением человеческого жертвоприношения. Например, существовал обычай приносить в жертву собственные остриженные волосы; та же идея лежала в обычаях обрезания и ритуального лишения девственности.[30] Своеобразным жертвованием своего тела могла быть и распространённая у финикийцев священная проституция.[31]

Тексты Угарита, первого известного финикийского города, показывают оригинальную литературную стилистику и тематику, отдалённо напоминающую Библейскую.

В Финикии существовала литература, в том числе богатая историческая литература. От неё остались лишь отрывки у Иосифа Флавия, Евсевия и др. историков.

Письменность[править]

Финикийская письменность появилась, вероятно, около XIII века до н.э.[20] и является одной из первых зафиксированных в истории человечества систем фонетического письма. Стала родоначальницей всех современных алфавитных и многих других систем письма.

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Финикийская письменность

Литература[править]

К концу 1920-х годов исследователи располагали лишь случайными упоминаниями о книгах, приписывавшихся финикийским авторам, а также отрывками из сочинений эллинизованных финикиян.[32]

В начале 1930-х годов на территории древнего Угарита было найдено и расшифровано значительное количество письменных памятников, относящихся к XIV—XIII векам до н.э.[33]

Тексты Угарита представляют собой поэтические повествования о богах и полумифических правителях древности, сценарии ритуальных действий, зафиксированные для исполнения во время храмовых служб.[34]

Поэтические произведения Угарита по композиционным приёмам и стихотворной технике принципиально не отличаются от аналогичных памятников ассиро-вавилонской и библейской литератур. Для произведений характерен прямой или обратный стиховой параллелизм,[35] обычный для семитоязычной поэзии. В текстах отсутствует какое-либо описание окружающего мира и крайне редки описания внешнего облика героев, повествование опирается на последовательность действий или состояний участников событий — животных и людей.[36] Для угаритских текстов характерна разновариантность внутри одного цельного повествования, что можно объяснить желанием составителя учесть и свести воедино все существовавшие версии предания. Например, в поэме о борьбе Ваала Могучего с Мотом отчетливо можно выявить следы двух вариантов: в одном Эл справляет траур по убитому Ваалу, тогда как в другом он радуется гибели Ваала. Поэма о борьбе Ваала Могучего с Мотом представляет в этом отношении прообраз библейской записи фольклорных традиций (Пятикнижие), следовательно это не изолированный приём, а явление, наблюдаемое в словесности всех ханаанейских народов.[37]

Финикийская словесность первой половины и середины I тысячелетия до н.э. известна очень плохо. До нашего времени дошли надгробные, посвятительные и строительные надписи, а также тексты исторического содержания.[38]

С VIII века до н.э. наблюдается новая тенденция в повествовательной прозе — финикийские авторы пытаются глубже, чем предшественники, вглядеться в душевный мир человека, не ограничиваясь только фиксацией его поступков или слов. Ярким примером такой прозы может служить надпись из Каратепе (около 720 года до н.э.), восходящая к угаритской эпической поэзии, и рассказывающая о деяниях царя Азитавадда от имени самого царя. Автор целиком сосредоточен на описании деяний своего героя и его могущества, однако уделяет внимание и его нравственным и физическим качествам, мотивам его поступков.[38] В этой, а также в более поздней надписи из Библа (V—IV века. до н. э.), прославляющей царя Йихавмилка, среди других важнейших качеств указывается праведность. Вероятно, эти надписи отражают нам неизвестные, но распространённые в Финикии первой половины I тысячелетия до н. э. религиозно-этические учения. Нужно отметить, что к тому же периоду относится и проповедь иудейско-израильских пророков, одною из важнейших целей которой было формирование представлений о праведности и праведнике.[39]

В IV веке до н.э. греко-македонское влияние и последующее завоевание Финикии обусловили проникновение в страну греческого языка и в особенности греческого образа жизни. В финикийской словесности эпохи эллинизма значительное место занимают богословские трактаты и историческое повествование. В богословской литературе наиболее заметны работы Филона Библского (50-е годы н.э. — первая половина II века н.э.), который стремился включить финикийскую мифологию в общеэллинистическую систему. Ссылки на финикийские исторические хроники сохранил иудейский историограф Иосиф Флавий (ок. 37— ок. 100); имелись и другие сочинения такого же рода.[39]

Своеобразная ветвь финикийской словесности в I тысячелетии до н.э. развивалась, по-видимому, в Северной Африке, прежде всего в Карфагене. Наиболее распространёнными здесь жанрами были приключенческая повесть о путешествиях и историческое повествование. В Карфагене так же, как и в Финикии наблюдается сильное греческое влияние, несмотря на то, что в течение некоторого времени действовал закон, запрещавший карфагенянам изучать греческий язык. Однако, в III веке до н.э. в Карфагене уже имеются греческие литераторы.[40]

Ремёсла[править]

Голова бородатого мужчины из стекла, вероятно кулон или фрагмент ожерелья. (Карфаген, IV-III века до н.э.)

Около XVIII—XVII веков. до н.э. хурриты (племена Верхней Месопотамии) изобрели способ изготовления посуды из непрозрачного цветного стекла. Эта техника позднее попала в Финикию и в течение некоторого времени хурриты и финикийцы были монополистами в производстве и торговле стеклянными изделиями.[20]

Примерно к концу XVI века до н.э. в Финикии открыли способ окраски шерсти в пурпурный цвет краской, добываемой из морского моллюска. В связи с этим большое значение приобретает ввоз некрашеной шерсти, так как сама краска была нетранспортабельна.[20]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Тирский пурпур

Примечания[править]

  1. а б «Финикия» // ЭСБЕ.
  2. а б в г д «Финикия» // БСЭ.
  3. а б в г д Харден — С.18
  4. Волков — С.14
  5. Харден — С.18—19
  6. Волков — С.25
  7. Волков — С.20
  8. Волков — С.17
  9. Дыгало В., Нарбеков Н. Финикийский торговый корабль // История корабля. Выпуск 1. — М: Изобразительное искусство, 1981.>
  10. а б Харден — С.12
  11. Харден — С.11
  12. "Финикийцы: наследство морских царей". Вокруг света. 
  13. а б в Харден — С.13
  14. Харден — С.39
  15. а б Точная дата этого события является предметом дискуссий и в данной статье намеренно не указана
  16. Харден — С.42
  17. Харден — С.44
  18. а б в г Харден — С.45
  19. Харден — С.46 — Харден ссылается на миф о царе города Тира — Пигмалионе, убившем мужа своей сестры Элиссы (Дидоны), чтобы завладеть его богатством (Элисса — легендарная основательница Карфагена; царя Пигмалиона не следует путать с другим мифическим героем — скульптором Пигмалионом)
  20. а б в г д Глава VIII. Сирия, Финикия и Палестина в III—II тысячелетиях до н.э. // История Востока. Восток в древности/Под ред. Рыбакова Р. Б.. — М.: «Восточная литература» РАН, 1997.>
  21. Циркин — С.10
  22. «Финикия» // ЭЕЭ.
  23. Харден — С.46
  24. Харден — С.84
  25. а б Волков — С.161
  26. Харден — С.86
  27. Волков — С.166
  28. Волков — С.178
  29. Волков — С.183
  30. Тихомиров Л. А. Религиозно-философские основы истории. — М.: Айрис-пресс, Лагуна-Арт, 2004. — С. 83. — ISBN 5-8112-0622-4>
  31. Циркин — С.182
  32. Шифман — С.130
  33. «Угаритская литература» // БСЭ — Основной объём работ проведён французскими учёными Э. Дормом и Ш. Виролло, немецким учёным Х. Бауэром.
  34. «Угаритская литература» // БСЭ.
  35. Прямой параллелизм:

    «Как сердце коровы к ее телёнку,
     как сердце овцы к её ягненку, —
     так сердце Анат к Ваалу.»

    Обратный параллелизм:

    «Как корова ревёт о телёнке своём,
     сыновья хупшу плачут о матери своей, —
     так будет стенать Удм.»

  36. Шифман — С.134
  37. Шифман — С.132
  38. а б Шифман — С.135
  39. а б Шифман — С.136
  40. Шифман — С.136—137

Литература[править]

  1. История Востока. Восток в древности/Под ред. Рыбакова Р. Б. — М.: «Восточная литература» РАН, 1997.>
  2. Волков А. В. Загадки Финикии. — М.: Вече, 2004. — ISBN 5-9533-0271-1>
  3. Подцероб А. «Финикийцы в Африке. Блеск и падение Карфагена» // Наука и жизнь. — 2000. — № 10.
  4. Харден Д. Финикийцы. Основатели Карфагена = The Phoenicians ‭ Пер. с англ. Игоревского Л. А... — М.: ЗАО Центрополиграф, 2004. — ISBN 5-9524-1418-4>
  5. Циркин Ю. Б. Карфаген и его культура. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1986.>
  6. Шифман И. Ш. Угаритско-финикийская литература // История всемирной литературы: В 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького.. — М.: Наука, 1983—1994. — С. 130—137.>

Ссылки[править]

"Финикийцы: наследство морских царей". Вокруг света.  Unknown parameter |datepublished= ignored (help)