Древнееврейский язык

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Древнееврейский язык
Язык
ивр. יהודית, [yəhudit] или עִבְרִית, [ʕibrit]
Использование и регулирование языка:
Страны:
Палестина, диаспора
Статус:
язык культа
Вымер:
со II в. н. э. перестал быть разговорным, на его основе создан иврит
Категория и классификация:
Категория:
Языки Евразии
Письмо:
еврейское письмо
Языковые коды:
ISO3:
hbo


Древнееврейский язык (ивр. יהודית, [yəhudit] или עִבְרִית, [ʕibrit])  — первый язык евреев, распространённый в древней Палестине (ивр. ארץ ישראל, ʔä́räṣ yiŝråʔel ‛страна Израильская’). Приблизительно до II в. н. э. находился как в устном, так и в письменном употреблении, затем использовался как письменный язык евреев Средневековья и Нового Времени. Искусственно возрождённая современная форма древнееврейского языка — иврит.

О названии[править]

Традиционным обозначением языка письменных памятников, дошедших до нас с территории исторической Палестины и относящихся к периоду с X в. до н. э. по II в. н. э., в русской гебраистической литературе является «древнееврейский язык». Менее громоздкий термин «еврейский язык», тождественный общеевропейскому узусу, в русской и советской лингвистической терминологии чаще ассоциировался с разговорным языком восточноевропейских евреев (идиш), однако в последнее время употребление сочетания «еврейский язык» по отношению к языку идиш встречается лишь изредка. В научной и популярной литературе последних лет древнееврейский язык иногда обозначается как «иврит» (также «библейский иврит» — калька с англ. Biblical Hebrew).

Язык позднеантичных, средневековых и позднейших памятников, в русской гебраистической традиции обычно также называетсяй древнееврейским, с соответствующим определением: мишнаитский древнееврейский язык, средневековый древнееврейский язык.

Самоназвание[править]

Древнейшее обозначение древнееврейского языка, встречающееся в Библии — ŝəpat kənáʕan ‛язык Ханаана[1].

Чаще в качестве лингвонима используется прилагательное yəhudit ‛иудейский’ (форма женского рода, по согласованию с ŝåpå или låšon ‛язык’)[2]. Это обозначение, по-видимому, употреблялось жителями южной части Палестины — Иудеи (др.-евр. yəhudå). Диалект, бытовавший в северном (израильском) ареале, по всей видимости обозначался его носителями иначе, однако сведений об этом до нас не дошло.

Обозначение древнееврейского языка термином ʕibrit (относительное прилагательное неясной этимологии) имеет сложную историю. В Ветхом Завете в качестве обозначения языка прилагательное ʕibrit не встречается[3]. В рамках еврейской традиции употребление термина ʕibrit как обозначения древнееврейского языка впервые фиксируется в Мишне и Талмуде[4]. Характерно, что примеры такого рода в Мишне и Талмуде довольно немногочисленны: более употребительным в раввинистическую эпоху было обозначение ləšon ha-ḳḳódäš ‛священный язык’ [5]. Широкое распространение лингвоним ʕibrit получает в трудах еврейских грамматиков Средневековья начиная с Cаадии Гаона (882—942), где он используется как эквивалент арабского обозначения ʔal-luγatu l-ʕibrāniyyatu.

В новейшее время ʕibrit функционирует как основное обозначение древнееврейского языка на современном иврите (в израильском произношении [ivrit]; к языку библейского корпуса может употребляться уточняющее определение mikra’it ‛библейский’).

В других языках[править]

За пределами еврейской традиции древнееврейский язык практически всегда обозначался терминами, так или иначе связанными с ʕibri(t). Многочисленные свидетельства такого рода отмечаются в грекоязычных произведениях I в. н. э., например hebraiсos, hebrais dialectos, hebraisti у Иосифа Флавия и в Евангелии от Иоанна. По крайней мере в некоторых местах авторы могли иметь в виду и арамейский язык, однако уже в прологе к греческому переводу написанной на древнееврейском книги Премудрости Иисуса сына Сирахова (III—II вв. до н. э.) выражение en heautois hebraisti «по-еврейски» несомненно относится к древнееврейскому (автор, описывая свой переводческий труд, замечает: «поскольку слова, произнесенные по-еврейски, но переведенные на другой язык, не имеют той же силы»).

К латинским терминам hebraitas, lingua hebraica восходят, тем или иным образом, обозначения древнееврейского языка на современных европейских языках (англ. Hebrew, нем. Hebräisch, фр. l’hébreu). По отношению к языку библейского периода в лингвистической литературе могут употребляться уточняющие определения (например, англ. Biblical Hebrew, Classical Hebrew, Ancient Hebrew).

Вопросы классификации[править]

Древнееврейский язык относится к ханаанейской подгруппе семитских языков. В языке эпиграфич. памятников выделяют израильский (северный) и иудейский (южный) диалекты; в Ветхом Завете географич. вариативность языка не прослеживается. Языковая специфика архаич. поэзии (напр., «Песнь Деворы» в 5-й гл. книги Судей) и поздних прозаич. памятников (книги Ездры, Неемии, Эсфири и др.) обусловлена временем создания этих памятников и их жанровыми особенностями.

Периодизация[править]

Древнееврейский язык зафиксирован в эпиграфических памятниках (с кон. X в. до н. э.) и в своде текстов, сформировавших к III в. до н. э. канон Ветхого Завета.

Древнееврейский язык последних веков до н. э. и первых веков н. э. отражён в ранней раввинистической литературе (т. н. мишнаитский древнееврейский язык).

Лингвогеография[править]

Ареал и численность[править]

В историко-географическом плане древнееврейский язык занимал ареал, ограниченный Средиземным морем на западе, Синайским полуостровом и Красным морем на юго-западе и юге, р. Иордан, Тивериадским озером, Мертвым морем и долиной Арава на востоке; на политической карте новейшего времени эта территория в основном соответствует современным границам Государства Израиль, включая Западный берег реки Иордан.

Эпиграфические находки показывают, что вплоть до падения Израильского царства в 722 г. до н. э. древнееврейский язык был в той или иной мере распространен по всей его территории, от Хацора и Дана на севере до южных районов пустыни Негев. После падения Израильского царства и депортации его населения бытование древнееврейского языка на его территории, по-видимому, прекратилось. В границах Иудейского царства наибольшая концентрация эпиграфических памятников на древнееврейском языке характерна для внутренних областей (Иерусалим, Лахиш, Арад), однако имеются отдельные свидетельства о его бытовании в районе средиземноморского побережья (Мецад Хашавъяху, Ашдод, Хирбет эн-Неби Худж).

Согласно библейской традиции, в определенные периоды древнееврейский язык был распространен также к востоку от р. Иордан (см. ниже об «эпизоде Шибболет»), однако внешние свидетельства, подтверждающие это, немногочисленны (см., например, упоминание об обитавших в Заиорданье израильтянах из племени Гад в надписи моавитского царя Меши).

Несколько кратких и фрагментарных надписей на древнееврейском языке были обнаружены за пределами Палестины: при раскопках городищ Нимруд в северной Месопотамии (столица Ассирийской империи Кальху; предметы, на которых выполнены надписи, попали туда как часть добычи, вывезенной ассирийцами после взятия Самарии) и Сузы (древняя столица Элама). Очевидно, что такого рода находки не свидетельствуют о распространении древнееврейского языка в соответствующих регионах. В целом, возможность бытования древнееврейского языка за пределами Палестины (например, в Египте или Месопотамии) едва ли может быть документально подтверждена.

Социолингвистические сведения[править]

Прямых свидетельств о функциональном статусе и ранге древнееврейского языка в библейский период практически нет. Эпиграфические памятники позволяют утверждать, что в эпоху существования израильского и иудейского царств древнееврейский язык был основным языком военно-административной и деловой переписки и хозяйственного учета, то есть, по-видимому, выполнял функции официального языка. В пользу этого заключения говорит также весьма высокий уровень стандартизации языка древнееврейской прозы, очевидный как в библейских, так и в эпиграфических памятниках.

Диалекты[править]

Традиционно для древнееврейского языка постулируется наличие двух диалектов, южного («иудейского», или «иерусалимского») и северного («израильского»), однако рассмотрение противопоставляющих эти диалекты лингвистических особенностей возможно лишь в широком контексте хронологической, географической и жанровой стратификации древнееврейского языка.

Эксплицитные указания на существование диалектов древнееврейского языка в Библии отсутствуют. Единственным исключением является знаменитый «эпизод Шибболет» (англ. Shibboleth Incident), описанный в Книге Судей (12:5): слово, обозначающее «колос» (по другой интерпретации, «поток») произносилось šibbolet жителями Галаада (Заиорданье), в то время как эфраимиты (северная Палестина) произносили его sibbolät (фонетический и фонологический смысл этого различия неоднократно рассматривался в специальной литературе, однако общепризнанного решения у этой проблемы нет).

Письменность[править]

Древнейшей формой письма, использовавшейся для записи текстов на древнееврейском языке, является так называемый палеоеврейский алфавит, близкий по форме к алфавитам других ханаанейских языков I тыс. до н. э. (финикийский, моавитский). Этим алфавитом (в еврейской традиции обозначаемым как kətåb ʕibri ‛еврейское письмо’) записаны эпиграфические памятники древнееврейского языка (кроме того, к палеоеврейскому восходит самаритянское письмо, которым записано, в частности, самаритянское Пятикнижие).

В последние века I тыс. до н. э. палеоеврейский алфавит выходит из употребления в еврейской среде, заменяясь на так называемое «квадратное», или «ассирийское», письмо (kətåb mərubbåʕ, kətåb ʔaššuri), широко использовавшееся в этот период для записи текстов на арамейском языке. Квадратным письмом записано подавляющее большинство дошедших до нас рукописей на древнееврейском языке, на нем основываются различных виды скорописи, а также печатные шрифты.

Как палеоеврейское, так и квадратное письмо является консонантным алфавитом с относительно широким использованием букв W (ו), Y (י) и, в конечной позиции, H (ה) в качестве matres lectionis. Хотя сфера употребления matres lectionis в истории древнееврейского языка последовательно расширялась, записанный консонантным алфавитом текст оставлял возможность для многочисленных чтений и интерпретаций. В середине I тыс. н. э. для последовательной передачи гласных фонем библейского текста была разработана система надстрочных и подстрочных знаков. Кроме того, еще одна система надстрочных и подстрочных символов (акцентов, или знаков кантилляции) служит для обозначения ударных слогов, больших и малых пауз и других интонационных характеристик.

В данной статье примеры передаются в традиционной семитологической фонологической транскрипции.

Лингвистическая характеристика[править]

Фонетика и фонология[править]

В консонантизме древнееврейского языка 23 фонемы (утрачены прасемитские межзубные, эмфатический латерал, увулярные; сохраняется не эмфатический латерал ŝ). Все согласные, кроме гуттуральных и r, могут быть удвоены. Глухие и звонкие смычные фонемы (p, t, k, b, d, g) имеют спирантные варианты с тенденцией к их превращению в самостоятельные фонемы.

В вокализме 7 полногласных фонем (å, a, ä, e, i, o, u) и 4 редуцированных (ə, ă, ä̆, о), фонологический статус редуцированных гласных (в частности, характер оппозиции «ə — нулевой звук») не вполне ясен.

Ударение фонологически значимо (ср. bǻnu ‘в нас’ — bånú ‘они построили’), хотя большинство словоформ имеют ударение на последнем слоге. Подвижность ударения при словоизменении обусловила возникновение сложной системы вокалических чередований.

Морфология[править]

В именной морфологии — противопоставление мужского рода (не маркирован) и женского (с показателями -å, -Vt), ед. и мн. числа (показатель муж. рода -im, женского — -ot). У некоторых типов имён при образовании мн. ч. наблюдается аблаут (ср. mäläk ‘царь’ — мн. ч. məlåk-im). Показатель двойственного числа -ayim присоединяется к ограниченному кругу лексем.

Падежные отношения выражаются аналитически (прямой объект оформляется предлогом ʔеt; принадлежность — соположением вершинного и зависимого имени, иногда с фонетич. изменениями: dåbår ‘cлово’, dəbar dawid ‘cлово Давида’). Имеется окончание -å с направительным значением (yámm-å ‘к морю’). Определённый артикль имеет вид ha-.

В глагольной морфологии — редуцированная система пород (5), «внутренний» (апофонический) пассив, суффиксальное (перфект) и префиксальное (имперфект) спряжения, выражающие значения прошедшего и будущего времени (ср. kåtab ‘он написал’ — yiktob ‘он напишет’). Значение настоящего времени выражается активным причастием (hu koteb ‘он пишет’). В повествовательном тексте сочетания форм перфекта и имперфекта с союзом wə/wa ‘и’ имеют значения, противоположные значениям этих форм без данного союза: ср. wəkåtab ‘он напишет’ (wə с перфектом) — wayyiktob ‘он написал’ (wa с имперфектом); интерпретация этого явления остаётся спорной. Имеются наклонения: императив (kətob ‘напиши’), когортатив (только в 1-м лице: ʔäšmər-å ‘да сохраню я’), у некоторых глаголов — юссив (ср. имперфект yåʕum ‘он встанет’ — юссив yåʕom ‘пусть он встанет’). 2 инфинитива — сопряжённый (kətob), абсолютный (kåtob).

Синтаксис[править]

Нейтральный порядок слов — «подлежащее + сказуемое» в именном предложении, «сказуемое + подлежащее + (прямое дополнение)» в глагольном. Зависимые слова следуют за вершинными.

Лексика[править]

В лексике арамеизмы, заимствования из аккадского языка, древнеегипетского языка, древнеперсидского языка, в мишнаитских памятниках — грецизмы и латинизмы.


Примечания[править]

  1. (Jes 19.18: ba-yyom ha-hu yihyu ḥåmeš ʕårim bəʔä́räṣ miṣráyim mədabbərot ŝəpat kənáʕan ‛в тот день пять городов в стране Египетской будут говорить на языке Ханаана’, пророчество о переходе египтян в христианство)
  2. В 2R 18.26, 29 (= Jes 36.11, 13 = 2Chr 32.18) и в Ne 13.24
  3. Вообще в тексте Ветхого Завета прилагательное ʕibri ‛еврей(ский)’ (ж. р. ʕibrit) встречается редко и имеет специфический узус, как правило обозначая израильтян в ситуациях контакта с представителями других народов. Наибольшая концентрация такого рода употреблений отмечается в книгах Бытия (Иосиф в Египте), Исхода (исход евреев из Египта) и первой книге Самуила (филистимские войны), см. также Jon 1.9 (Иона и корабельщики) и Gn 14.13 (Авраам и ханаанеи). Характерно преобладание пассажей, представляющих собой прямую речь, как иноплеменников, так и самих израильтян.
  4. Например Мишна Ядаим 4.5 (targum šä-kkåtəbu ʕibrit wə-ʕibrit šä-kkåtəbu targum <...> ʔeno məṭamme ʔät-hayyšådayim ‛арамейский (текст Библии), записанный по-еврейски (то есть переведенный на древнееврейский язык) и еврейский (текст Библии), записанный по-арамейски (то есть переведенный на арамейский) <...> не оскверняет рук (то есть не имеет сакрального характера)’, Иерусалимский Талмуд Мегилла 1.8 (4 ləšonot nåʔim šä-yyištammeš båhem håʕolam <...> láʕaz ləzä́mär romi liḳråb sursi ləʔilyå ʕibri lədibbur ‛есть четыре языка, подобающих для того, чтобы их использовали люди: греческий для пения, латинский для войны, арамейский для оплакивания и еврейский для беседы’).
  5. bəbåbäl låšōn ʔărammi ləmå? ʔällå ʔo ləšon ha-ḳḳódäš ʔo låšon parsi ‛Зачем в Вавилонии (использовать) арамейский (язык)? Нет, или священный язык, или персидский язык!’ (Вавилонский Талмуд, Сота 49.2

См. также[править]

Литература[править]

  • Л.Е. Коган, С.В. Лёзов Древнееврейский язык.>
  • Gesenius W., Kautzsch E. Gesenius’ Hebrew Grammar. Oxf., 1910;
  • Joüon P., Muraoka T. A Grammar of Biblical Hebrew. Roma, 1991.
Словари
  • Brown F., Driver S.R., Briggs C.A. The Hebrew and Aramaic Lexicon. Boston, 1906;
  • Koehler L., Baumgartner W., Stamm J.J. The Hebrew and Aramaic Lexicon of the Old Testament. Leiden; Boston; Köln, 2001.