Ишракизм

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Ишракизм также «философия озарения», «иллюминативизм» (от араб. ишрак — озарение) — одно из направлений классической арабо-мусульманской философии. Ишракизм представляет собой переосмысление наследия доисламской иранской культуры, прежде всего зороастризма, с монистических позиций, характерных для средневековой исламской мысли. Основные идеи ишракизма высказаны, возможно, ещё Ибн Синой, систематически изложены ас‑Сухраварди.

Дальнейшую разработку ишракизм получил у аш‑Шахразури (13—14 вв.) и Кутб ад‑Дина аш‑Ширази (ум. 1311). По мере развития ишракизм претерпел значительную эволюцию, сблизился с суфизмом и арабоязычным перипатетизмом. Ишракизм оказывал влияние на поздних иранских мыслителей, его идеи прочитываются у основателей бабизма и бахаизма.[1]

Заметный расцвет ишракизм пережил в правление династии Сефевидов в Иране (1502‒1736), где сухравардийские идеи развивали Мир Дамад (ум. 1631), крупнейший представитель «Исфаханской школы», а также его ученик, знаменитый философ Садр ад‑Дин аш‑Ширази (известный как Мулла Садр ум. 1640).[2]

Доктрина[править]

Глава ишракитов рассматривает свою систему как разновидность «вечной философии» (аль-хикма аль-`атика, philosophia perennis), которая едина в своей основе, но по-разному проявляется у разных народов и в разные времена. Эта мудрость объединяет мыслителей Древней Индии и Персии, Вавилона и Египта. В Древней Греции её развивали предшественники Аристотеля, в том числе Эмпедокл, Пифагор и особенно Платон, которого ас-Сухраварди называет «вождём мудрецов» и «главой ишракитов».[2]

Первоначало[править]

В качестве Первоначала в ишракизме выступает «Свет светов» — абсолютный свет. Ас‑Сухраварди отвергает понятие «существования»* и не считает возможным пользоваться онтологической системой категорий как истинными понятиями. Вместо этого он описывает отношение Первоначала к своим следствиям как убывание «интенсивности» (шидда) света.

Каждый нижестоящий свет в отношении вышестоящего менее интенсивен и в силу этого «подчинён» вышестоящему, выступающему в отношении него как «подчиняющий» (кахир). Множественность иерархии метафизических светов в ишракизме является самодовлеющим понятием.[3] Таким образом, свет (нур) — это единственная реальность в философии ишракизма.


(*) По его мнению отношение существования к сущности не есть отношение предиката к субъекту, иначе можно было бы представить, будто сущность может существовать до существования или после него, или вместе с ним, что абсурдно. Вне ума, в конкретных отдельных вещах, сущность и существование суть одно и то же; они не различимы даже мысленно.[2]

Онтология[править]

Обосновывая самостоятельное существование мира светов ас-Сухраварди выдвигает правило «следования более высокого», ставшее одним из главных структурообразующих принципов иллюминативной онтологии: если существует менее высокая (ахасс) вещь, то отсюда с необратимостью следует, что более высокая (ашраф) вещь тоже существует. Исходя из этого, наличие менее совершенного — телесного, частного, множественного, движимого, причинённого — свидетельствует о наличии более совершенного — идеального, общего, единого, движущего, причинного. В частности, из факта существования тела мы заключаем о существовании управляющей им души; а из бытия души, связанного с телом, приходим к выводу о существовании отрешённого от материи разума; по наличию индивидуальных разумов мы заключаем о существовании «родовой идеи» — духа.

В сухравардийском трактате «Кредо философов» отнологическая структура универсума описывается в виде иерархии трёх миров. Это мир господства (джабарут) — мир разумов; мир владычества (малякут) — мир душ, космических и человеческих; мир обладания (мульк) — мир тел.[2]

Метафизические светы и мир тел[править]

Метафизические, подчиняющие светы именуются также «свободными» (муджаррад), поскольку они не связаны с телами. Светы, оказывающиеся в телах, называются «случайными» (саних), или «акцидентальными», а также «управляющими» (мутасарриф) последними.

«Свет» оказывается основой и психологии, и физики: душа — это свет, попавший в темницу тела, и истинная природа любого тела как такового — свет.[3]

Потусторонняя судьба[править]

По ас-Сухраварди, разумная душа, правящий свет человеческого тела, не предшествуют телу во времени. После смерти, когда «гаснет свеча животного духа», она сохраняет свое существование. Ишракиты, говорит философ, допускают переселение души от одного тела к другому, как об этом учили Платон, Пифагор и другие мудрецы.

Но в конце концов разумная душа должна освободиться от тьмы телесности, вознестись к миру света, где она продолжает свое вечное существование среди других умопостигаемых светов, «как бы пребывая во Всеохватывающем свете».

Соединение со Светом светов, представляющее высшую степень блаженства, является уделом лишь немногих, а именно гностиков-теософов, души которых достигли совершенства как в теоретической, так и в практической области. Что же касается людей, которые преуспели только в одном виде мудрости или в обоих, но частично, то они составляют категорию умеренно счастливых, чьи души после смерти переходят в мир воображения, в область висячих идей, о которой говорилось выше. Туда же переходят и души людей низшей категории, людей полного несчастья, абсолютно невежественных. Для них предназначены темные, черные идеи, соответствующие адским мукам. Души умеренно счастливых наслаждаются светлыми, белыми идеями, представляющими райские радости. В мире воображения эти души могут воспроизвести все, что им заблагорассудится: вкусную еду, приятные напевы, прекрасных гурий и т. п. Однако душа гностика, проходя через этот мир, не останавливается в нем, ибо там счастье только воображаемое, а поднимается выше, к миру света, к высшему свету. Они рассматривают Ад и Рай как символы, которые должны по-разному интерпретироваться в зависимости от адресата. Для большинства людей таковые должны быть истолкованы в сугубо чувственном значении, что необходимо для поддержания добродетельной жизни. Гностики же понимают, что бессмертие души может быть только интеллектуальным. Ад и рай для них выступают лишь как символы невежества и гнозиса, отдаленности от Света светов и приближенности к Нему.[2]

Эзотерика[править]

«Луч» света ас‑Сухраварди считает бестелесной «фигурой», возникающей в чем-то прозрачном благодаря светоносной причине и мгновенно заполняющей пространство. Рассматривая огонь, он доказывает, что его свойства вызваны не его «теплотой» как первоэлемента, а световой природой.

Ссылаясь на Платона, ас‑Сухраварди неоднократно подчеркивая свою неоригинальность и некритически перечисляя помимо него в ряду своих предшественников Зороастра, Гермеса, Эмпедокла, Пифагора, Асклепия, одновременно утверждая, что не имеет ничего общего с огнепоклонниками (маджус — «маги») и манихеями. Его зависимость от доисламских иранских представлений более всего проявляется в признании «идолов» (санам), «талисманов» (тиласм), «каркасов» (хайкал), «цитаделей» (сисийа) — телесных обличий, которые бестелесные светы приготавливают себе для того, чтобы явиться в нашем мире, и к числу которых относятся небесные светила.[3]

Литература[править]

Ссылки[править]

  1. Смирнов А. В. Ишракизм — «философия озарения»
  2. а б в г д Н. В. Ефремов. Ислам. Философия, религия, культура. М. Наука — Восточная литература. 2015. 183 c. ISBN 978-5-02-036605-3
  3. а б в А. В. Смирнов. Статьи по арабской философии в «Новой философской энциклопедии» (М.: Мысль, 2000)